Первая возрожденная обитель

Свято-Введенский Толгский монастырь

7 декабря 1987 года после тяжких гонений на веру открылся первый в России женский монастырь. Редакция сайта сердечно поздравляет игумению Варвару и сестер Свято-Введенской Толгской обители с наступающим престольным праздником и благодарит за интересный рассказ о монастыре. Напомним, что 21 августа 2014 года в день Толгской иконы Божией Матери обитель отметила свой 700-летний юбилей.

И стоит на Волге, словно богатырь,
Православный Толгский русский монастырь.
И хранит обитель Дева Пресвятая,
Свой Покров незримо в небе простирая.
Мон. Смарагда (Зыкова)

«Толгская обитель – редкость», – так говорил в своем письме преосвященный владыка Ириней, воспевая величие реки Волги и живописно изображая красоту обители еще в XIX веке.

Сегодня эта обитель привлекает умы и сердца паломников, путешествующих по Волге. Сияют золотыми крестами белоснежные, похожие на диковинных птиц, устремленных в синее небо, Толгские храмы. Стройная, изящная колокольня, белокаменные стены с башнями, кедровая роща, в которой так любят уединяться сестры, пруд с белыми и черными лебедями заставляют чаще биться многие сердца людей, будь то взрослые или дети. А цветники, клумбы, дорожки, украшенные цветами, привлекают к себе восторженные взгляды и невольно уводят мысли в горний мир, приводя на память райские обители. Таково первое впечатление паломников. Когда же они в ходе экскурсии слышат историю монастыря, заходят в храмы, с умилением преклоняют колени пред дивным чудотворным образом Толгской иконы Богородицы, понимают, что сердце их прилепилось к обители, и снова и снова стремятся попасть сюда.

Вот уже семь веков Свято-Введенский Толгский монастырь является защитником Православия и средоточием духовной жизни. Он, как благодатный источник веры и благочестия, и ныне утоляет жажду всех страждущих, припадающих к нему. Подобно высокому маяку, он далеко светит миру, спасая ладьи человеческих душ от крушения и гибельных путей.

Две главные святыни побуждают людей посещать обитель. Первая из них – Толгская икона Богородицы, явленная в огненном столпе святителю Трифону 21 августа 1314 г., когда он обозревал свою огромную Ростово-Ярославскую епархию. В нескольких верстах от Ярославля путников застигла ночь, и они устроились ночевать в походных шатрах на правом пустынном берегу Волги. В полночь дивный свет осиял окрестность. Владыка, взяв свой посох, поспешил выйти из шатра. За Волгой, над лесной дубравой, ослепительно сиял огненный столп, а через реку был перекинут чудесный мост, которого накануне не было. Благоговейно перекрестившись, святитель перешел реку и увидел сияющую дивным светом икону Пресвятой Богородицы с Богомладенцем на руках. Долго молился Владыка пред явленной иконой за землю Русскую и народ православный, страждущий под игом татаро-монголов. Смиренный архипастырь не хотел разглашать чудесное событие, однако Промысл Божий был иной. Владыка забыл свой посох на другом берегу. Когда посланные за ним люди вернулись в лодках (моста наутро не оказалось), они привезли с собою икону Богородицы, которую обрели стоящей на земле рядом с архиерейским посохом. Владыка на этом месте построил храм, а позже, когда обретенная икона прославилась исцелениями, решил создать здесь мужской монастырь. Икона названа Толгской, ведь именно над Толгой она была явлена, а монастырь, хранимый Божией Матерью, получил название в честь чудотворного образа. События семивековой истории Толгского монастыря отчасти отражены в часовнях обители: одна из них построена в память 46 толгских монахов, убиенных поляками в 1609 году, другая, расположенная в кедровой роще, – в память чуда о не сгоревшей в пожаре XV века иконе Богородицы. Также в обители есть надкладезная часовня в честь Святителя Трифона.

В 1913 году Толгский монастырь посетили Царственные Страстотерпцы. Встречал их в обители будущий патриарх Тихон в сане архиепископа и будущий новомученик архиепископ Серафим (Самойлович) в сане игумена. Часто посещал монастырь митрополит Ярославский Агафангел – здесь даже были его кельи.

В годы гонений Толгский монастырь был разграблен, разрушен, обесчещен. Летом 1918 года были расстреляны Толгские иеромонахи Иосиф (Баранов) и Никандр (Прусак), ныне прославленные в лике Новомучеников земли Русской. В советские годы в Толгском монастыре поочередно находились различные учреждения и в завершение устроена подростковая исправительно-трудовая колония на 700 мест, которых обслуживали 200 человек. На монастырских надгробиях в поселке Толга построены несколько жилых домов.

Возрождение Свято-Введенского Толгского монастыря относится к 1987 году. 7 декабря после тяжких гонений на веру открылась первая в России женская обитель. Возвращенный из небытия, монастырь возрождался, обустраивался и благоукрашался, чтобы через четверть века превратиться в редкую жемчужину, украсившую ныне Ярославскую землю.

В монастыре покоятся мощи святителя Игнатия (Брянчанинова), религиозного мыслителя и духовного писателя, аскета и подвижника, монаха, учителя покаяния и делателя молитвы. Трудно встретить человека, стремящегося ко спасению, который не слышал бы его имени. Многие знаменитые сочинения святителя Игнатия: «Аскетические опыты», «Проповеди», «Письма» – стали настольными книгами для многих православных христиан. Сегодня его называют отцом и учителем современного монашества. Поклониться его святым мощам приезжают многочисленные паломники, архиереи, монашествующие и миряне, знакомые с его творчеством. В обители честные мощи пребывают с 26 мая 1988 года. 13 мая, в день памяти святителя Игнатия, в монастыре совершается архиерейское богослужение и крестный ход, на который собираются многочисленные паломники, глубоко почитающие опытно изучившего и открывающего нам путь спасения пастыря. Святитель ясно показывает в своих творениях путь умного делания, неложный и незаблудный, исключающий прелесть ума и сердца, оберегает идущих по этому кратчайшему пути христиан от падения в бездну гордостного фарисейства, приводя на память образ мытаря и смирением исполненную его немногословную молитву, умилостивляющую нашего Спасителя. Кроме двух главных святынь, в монастыре имеется много ковчежцев с частицами мощей угодников Божиих, иконы с частицами святых мощей, а также частица Ризы Господней в отдельном ковчежце.

26 лет Толгской обителью управляет богомудрая игумения Варвара, имеющая большой духовный опыт монашеской жизни, – первая российская игумения. Она также является духовной матерью сестер, воспринимая в постриге тех, кого благословит ей Владыка.

Матерь Божия собрала под Свой Покров 118 насельниц, промышляя и заботясь о каждой из них. В обители спасаются шесть схимниц, более шестидесяти монахинь, есть молоденькие сестры – инокини и послушницы, которые с большим желанием приехали в Толгу по зову благодати и по благословению своих духовных отцов. Из Толгского монастыря вышло 17 игумений.

Матушка игумения мудро обращается с сестрами. Она строго и бережно пасет врученное ей стадо Христово, внимательно следит за физическим и духовным состоянием сестер, не давая впасть в уныние или гордыню. Знает, когда наказать, когда утешить и ободрить. Матушка игумения всегда служит примером для сестер, участвуя в общих послушаниях и посещая утренние и вечерние богослужения, монашеское правило.

У матушки игумении есть помощницы: благочинная монахиня Николая, эконом монахиня Назария, казначея монахиня Елисавета, ризничая монахиня Сусанна. На каждом послушании есть старшая сестра. Сестры живут в монастырских благоустроенных корпусах: Спасском, Никольском, Введенском. По благословению матушки игумении живут по одной или по две в келье. Разные по возрасту, характеру, воспитанию, образованию, сестры объединены любовью к Богу и своей родной обители. Приятно и умилительно видеть спешащих на службу схимниц, монахинь, инокинь и послушниц, поддерживающих немощных под руку, помогающих подняться по лестнице. Среди сестер царит атмосфера доброжелательности: каждая идет на встречу с Богом, поэтому должна и сама быть милостива к ближним своим. Апостол Иоанн Богослов говорит, что Бог есть Любовь, поэтому, кто Бога любит, а ближнего ненавидит, лжец есть: «Аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть: ибо не любяй брата своего, егоже виде, Бога, Егоже не виде, како может любити? И сию заповедь имамы от Него, да любяй Бога, любит и брата своего» (1 Ин. 4, 20–21).

Монастырские послушания распределены таким образом, чтобы у сестер было время и на общую молитву в храме, и на отдых, и на чтения святых отцов в келье. Ежедневно в монастыре совершается полный богослужебный круг, сестры участвуют в чтении и пении. Раз в две недели, преимущественно в субботу, приобщаются Святых Христовых Таин. В монастыре пять белых священников, диакон и один иеромонах. По желанию и благословению игумении сестры могут исповедаться и не в день Причастия.

Духовник обители – игумен Киприан из Сретенского монастыря – нередко посещает монастырь. Воспитанник архимандрита Тихона (Шевкунова), игумен Киприан помогает сестрам духовно возрастать. Его советы действенны и строго созвучны духовным наставлениям святых отцов. В разное время обитель посещали старцы: архимандрит Павел (Груздев), архимандрит Кирилл (Павлов), отец Косма, отец Виссарион, отец Лаврентий из Свято-Троицкой Сергиевой лавры, у которых в обители есть духовные чада. Несколько раз приезжал схиархимандрит Илий (Ноздрин). Матушка игумения не раз ездила на остров Залит для духовной беседы со старцем Николаем (Гурьяновым). Четыре раза посещал обитель ныне покойный Святейший Патриарх Алексий II. Два раза посетил обитель Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Главным деланием сестер является молитва, потому что это сердце духовной жизни. Без умного делания теряется смысл жизни в монастыре. Однако путь к молитве идет через послушание, из которого рождается смиренный помысел о себе. Через послушание сестры имеют тесное общение друг с другом, познавая, что все послушания в монастыре равночестны и необходимы. Любое послушание начинается молитвой и оканчивается так же, сестры совершают свое послушание перед очами Божиими и во славу Божию. В глубине души своей монахиня должна непрестанно находиться пред Богом, беседуя с Ним умом, творя покаянно Иисусову молитву.

В обители есть различные послушания: повар, келарь, просфорница, трапезница, церковница, свечница, лавочница, прачка, огородницы, экскурсоводы, учителя монастырской Воскресной школы. В монастырских мастерских – иконописной, резьбы по дереву, позолотной, швейной, золотошвейной – успешно трудятся монастырские сестры: иконописцы, резчицы по дереву, позолотчицы, швеи, золотошвеи. Все мастерские оборудованы современной техникой. В летнее время насельницы, в основном, заняты на огородах, в монастыре есть свои теплицы, вся территория обители украшена цветами, за которыми тоже ухаживают сестры. В 60 километрах от монастыря располагается подворье, куда сестры ездят сажать, полоть, собирать урожай и травы для монастырского чая. В осеннее время в монастыре начинаются послушания в мастерских и занятия: организованы курсы изучения богослужебного устава, на которых сестры обучаются в течение трех лет. По окончании учебы экзамен принимает матушка игумения. Для сестер также проводятся уроки церковного пения, регулярно проводятся спевки.

День в монастыре начинается и заканчивается молитвой. Утром в 5.30 совершается молебен Матери Божией и святителю Игнатию, по окончании которого сестры парами прикладываются к святыням: Толгской иконе и святым мощам, испрашивая себе благословение на предстоящий трудовой день. Взяв благословение у игумении, сестры приступают к чтению синодиков о здравии и о упокоении. После молебна читаются утренние молитвы, полунощница, акафист по дню, часы, совершается Божественная литургия. В 9 часов завтрак, после которого сестры идут на свои послушания. В 14 часов общий обед, во время него читаются поучения святых отцов или другие произведения, житийная литература. Книги предоставляет монастырская библиотека, в собрание которой входят многочисленные творения Святых Отцов: святителя Игнатия, святителя Феофана Затворника, святителя Иоанна Златоустого, святителя Василия Великого, святителя Григория Богослова, преподобного Иоанна Лествичника, преподобного Максима Грека, преподобного Максима Исповедника, преподобного Ефрема Сирина, праведного Иоанна Кронштадтского и многих других. Матушка игумения любит во время трапезы сама читать сестрам поучения Афонских старцев, после трапезы проводит с сестрами беседы. Вечернее правило сестры читают в храме через полчаса после окончания вечернего богослужения. Оно состоит из повечерия, трех канонов, Евангелия, Апостола и вечерних молитв. В воскресенье и двунадесятые праздники правило читают по кельям. Неусыпаемую Псалтирь и Неусыпаемый Акафист Божией Матери читают в монастыре перед чудотворной Толгской иконой. В воскресенье вечером поют акафист Матери Божией, в понедельник вечером – святителю Игнатию, в среду – святителю Николаю Чудотворцу.

Большинство сестер приехали в Толгский монастырь поклониться и помолиться учителю современного монашества святителю Игнатию Брянчанинову. Но есть и такие, кто просто приехал потрудиться, помолиться и решил остаться навсегда.

Ежегодно в монастырь приезжает множество паломников и туристов. Для молитвы и богослужений в монастыре несколько храмов: Спасский, Никольский, Введенский и Крестовоздвиженский, а также в честь святой великомученицы Варвары. В будние дни служба начинается утром в 5.30 с молебна. В воскресные и праздничные — в 7.00 с утренних молитв, вечером с 17.00 часов.

В обители есть три паломнические гостиницы, которые могут вместить 150 человек. Летом приезжают дети из Воскресных школ, помогают сестрам на послушаниях.

Толгский монастырь необыкновенно красив летом, когда вся природа ликует, много зелени и цветов. Красив осенью, когда золото листьев в сочетании с синевой неба и белизной храмов пленяет взор и воображение. Красив монастырь зимой, когда стоит задумчивый, покойный, чистый и молчаливый. Красив и ранней весной, когда начинается пробуждение от долгого сна деревьев и трав; как бы в созвучии с этим оживлением, множество паломников устремляются в обитель как на автобусах, так и по Волге.

Сестры любят свой Толгский монастырь и благодарят Пречистую Богородицу, что Она взяла их под Свой благодатный Покров и поселила здесь на благословенном месте явления святой Толгской иконы. Здесь незримо Она Сама пребывает, всей обителью управляет и молитвами Своими умоляет Сына Своего и Бога нашего о прощении грехов наших.

Источник: https://monasterium.ru/publikatsii/stati/1598-pervaya-vozrozhdennaya-obitel/

Оплата

Порядок проведения операций с использованием карт в интернет магазинах

  1. Перечень карт, которые торгово-сервисная точка принимает в оплату товаров (услуг):

    • MasterCard
    • MasterCard Electronic
    • Visa
    • Visa Electron
    • Мир
  2. Проведение операции оплаты товаров/услуг по банковской карте в сети Интернет.

    1. Держатель карты обращается на сайт Интернет-магазина и формирует заказ на оплату товара/услуг, подтверждает условия оформления заказа (наименование товаров, способ доставки, выбор средства оплаты, сумма платежа) и выбирает в качестве средства оплаты банковскую карту.
    2. Проведение операций оплаты товаров/услуг с использованием банковских карт в сети Интернет осуществляется с применением 3DSecure технологий.
    3. Интернет-магазин осуществляет переадресацию Держателя карты на платежную страницу СПЭП, на которой отображаются параметры платежа, также предлагается ввести реквизиты карты. Держатель карты выбирает тип карты, которой он будет расплачиваться и вводит информацию о параметрах своей карты:
    • тип карты;
    • номер карты;
    • дату окончания срока действия карты;
    • имя и фамилию, как указано на карте;
    • значения CVC2 или CVV2;
    • подтверждает свое согласие оплатить заказ вводом специального пароля.

    Специальный пароль представляет собой цифровую/буквенно-цифровую последовательность, однозначно идентифицирующую клиента как Держателя карты. Проверка специального пароля обеспечивается банком-эмитентом.

  3. Отмена операции оплаты товаров/услуг в сети Интернет.
    1. В случае если после проведения операции оплаты товара/услуг с использованием карты в сети Интернет возникла необходимость ее отмены (Держатель карты отказался от заказа и т.п.), Интернет-магазин может провести отмену операции. Отмена операции осуществляется до проведения Банком процедуры закрытия дня (до 23:59 часов Московского времени дня совершения операции) в соответствии с «Руководством по использованию аппаратно-программного комплекса электронной коммерции».
    2. Для отмены операции после проведения Банком процедуры закрытия дня необходимо заполнить «Заявку на отмену операции» по форме Приложения №5 к настоящему Договору и предоставить ее в Банк.
  4. Операция возврата товара (отказа от услуг), оплаченных картой в сети Интернет.
    1. В случае если Держатель карты возвращает товар, Предприятие проверяет наличие данного заказа по своей базе данных и оформляет Заявление на возврат средств (Приложения № 4 к настоящему Договору) и предоставляет его в Банк. Заявление должно быть подписано лицами, имеющими право подписи в соответствии с карточкой с образцами подписей и оттиска печати, и скреплено оттиском печати Предприятия. Банк осуществляет возврат средств по операциям «возврат покупки» на карту, с использованием которой была произведена оплата товара/услуги.

Источник: http://prosfora.su/payment/

Сестры нашей обители посетили Сретенский ставропигиальный монастырь

В дни попразднства Рождества Христова сестры нашей обители посетили находящийся поблизости Сретенский ставропигиальный мужской монастырь. Прекрасная Сретенская обитель с ее святынями и молитва братии всегда поддерживали и поддерживают нас на монашеском пути.

Радостно было посетить величественный новый храм в честь Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Российских, ставший достойным памятником подвигу Новомученикам и истинным украшением столицы. Это святое место всем нам очень дорого, поскольку связано с памятью Новомучеников Российских. Сияющие купола храма видны и в нашем монастыре, и это очень радует и напоминает о том, чем мы обязаны пострадавшим в годы гонений соотечественникам и их молитвам — возрождением церковной жизни, бесценным духовным опытом и всем благим, что дарует нам Господь.

Встретил сестер и провел экскурсию по верхнему и нижнему (в честь св. Иоанна Предтечи и двенадцати апостолов) храмам игумен Киприан (Партс). Отец Киприан, подвизающийся в Сретенской обители с самого начала ее возрождения, рассказал сестрам много назидательного как о самом монастыре и его святынях, так и о возведении нового храма.

Сестры имели возможность поклониться святыням обители, в том числе — святым мощам священномученика Илариона (Троицкого), архиепископа Верейского, которого почитают. Они пропели величание у мощей священномученика.

Отрадно было видеть прекрасные икону и раку святого, а также камни из Соловецкой обители, присланные наместником этого известного форпоста Православия архимандритом Порфирием. Можно себе представить, сколько преподобных отцов и новомучеников ходили по этим освященным их подвигом камням!

Затем отец Киприан показал сестрам здание Сретенской духовной семинарии, рассказал о настенной росписи, изображающей Торжествующую Небесную Церковь,

показал конференц-зал, аудитории, где проводится обучение будущих пастырей Церкви. Особенно запомнились аудитории, посвященные Святой Земле и тем святым местам, которые посетили Наместник с братией, сопровождая икону Божией Матери «Державная». Запомнился искренний и содержательный рассказ игумена Киприана об обители и ее духовной школе.

Искренне благодарны Наместнику обители Его Преосвященству Преосвященнейшему Владыке Тихону и братии монастыря за гостеприимство, прекрасную экскурсию и возможность помолиться у монастырских святынь!

Фотогалерея:

Сестры у северной стены нашего Богородице-Рождественского монастыря. На пути в Сретенскую обитель. Сестры нашей обители у храма Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Российских в Сретенском ставропигиальном мужском монастыре. Сестры нашей обители у храма Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Российских в Сретенском ставропигиальном мужском монастыре.
Игумен Киприан (Партс) и сестры нашей обители в храме Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Российских в Сретенском ставропигиальном мужском монастыре. В храме Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Российских. Сретенский монастырь. Поклонение св. мощам сщмч. Илариона (Троицкого).
Рака со св. мощами сщмч. Илариона (Троицкого), установленная на камнях из Соловецкого монастыря. В храме Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Российских. Сретенский ставропигиальный мужской монастырь. В храме Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Российских. Сретенский ставропигиальный мужской монастырь. Настенные росписи.
В храме Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Российских. Сретенский ставропигиальный мужской монастырь. Фрагмент росписи свода. В нижнем храме в честь св. Иоанна Предтечи и двенадцати апостолов. Сретенский ставропигиальный мужской монастырь. В нижнем храме в честь св. Иоанна Предтечи и двенадцати апостолов. Сретенский ставропигиальный мужской монастырь.
Колокол, принадлежавший Сретенской обители до закрытия и возвращенный возрожденному монастырю. Мозаичное изображение Христа-Эммануила. В здании Сретенской духовной семинарии. Фрагмент росписи, изображающей Торжествующую Церковь.
В здании Сретенской духовной семинарии. Фрагмент росписи, изображающей Торжествующую Церковь. Фрагмент росписи, изображающей Торжествующую Церковь.
В здании Сретенской духовной семинарии. Фрагмент росписи, изображающей Торжествующую Церковь. В конференц-зале семинарии.
Портрет Святейшего Патриарха Московского и всея Руси КИРИЛЛА в конференц-зале семинарии. В конференц-зале семинарии. Одна из картин на Евангельские сюжеты. В аудиториях семинарии.
В аудиториях семинарии. В аудиториях семинарии. В аудиториях семинарии.

Источник: http://mbrsm.ru/2018/01/10/sestry-obiteli-posetili-sretenskij-monastyr/

Сайт Московского Сретенского монастыря

Сегодня, в день памяти небесного покровителя обители священномученика Илариона (Троицкого), открывается новый сайт Московского Сретенского монастыря www.monastery.ru.

Заставка на главную страницу сайта Сретенского монастыря

Остальное – при встрече

Если бы Христос проповедовал сегодня, использовал бы Он интернет? А апостолы?

Очевидно, что апостолы – да. Писали же они послания. Причем сколь лично адресованные, столько и читаемые потом всей полнотой Церкви. Однако отправляли они эти послания изначально тем, с кем все-таки успели пообщаться.

Доверие – это то, против чего затеваются в наши дни все информационные войны. Его посредством «фейков», «троллинга» и обезличенным под «никами» и странными «аватарами» коммуницированием пытаются подорвать. И вместе с тем за счет манипулятивных технологий паразитировать на внимании.

В самой интернет-среде уже пошла в ход такая самоирония «юзеров» (пользователей – прим. Ред.), как «осетенеть» – чрезмерно пристраститься, вплоть до зависимости, к сети (что вообще-то созвучно слову «осатанеть») – или «хроноцид» – убийство времени.

Интернет-технологии зачастую играют сегодня на страстях любопытства, зависти, осуждения и пр., провоцируют на бессмысленные, а подчас и душевредные развлечения. Не говоря уже о «группах смерти» для подростков…

– Мы не имеем права не быть там, где есть или может быть наша паства, – говорит Святейший Патриарх Кирилл.

Алтарная фреска нового храма
Заставка для внутренней страницы сайта Сретенского монастыря

Сам Господь наш Иисус Христос, хотя и был грамотным (см.: Ин. 8: 6, 8), но письменами не увлекался. Являл Отца, ниспосылал Духа. Действовал непосредственно. Общался.

Вы – письмо Христово, – говорит о собеседниках Христа и Его последователях апостол Павел, – написанное не чернилами, но Духом Бога живаго (2 Кор. 3: 3). Но не передашь же Дух на цифровом носителе? Он здесь, на сайте, может быть воспринят лишь в той мере, в какой дух творит формы.

А остальное – при встрече. На то и монастырь – Сретенский. Иначе зачем бы и несколько веков назад надо было нести в обреченную Москву Владимирскую икону Божией Матери?..

Тело Христово – Церковь – как созидалась, так и созидается у Чаши во время «общего дела» – Литургии. И святыням едут поклониться, не ограничиваясь просмотром фото и видео на мониторах ноутбуков и телевизоров или дисплеях мобильных телефонов.

Для всех православных христиан сайт Сретенского монастыря – еще одна возможность, общаясь, поддержать друг друга. Тем более монахам – мирян.

«Миссия монахов – возвращать Бога в жизнь современных людей»

«Мир не нуждается ни в чем ином, кроме Бога, – говорит один из самых почитаемых проповедников современности архимандрит Эмилиан (Вафидис). – Миссия монахов – возвращать Бога в жизнь современных людей».

Заставка на главную страницу сайта Сретенского монастыря

Тем же, кто еще далек от Церкви, сайт монастыря может подарить чувство потенциальной сопричастности. Кстати, именно так, сидя где-то в офисе на Украине и изучая там «Православие.ру», в Сретенской обители оказался один из нынешних братий.

Преподобный Макарий Великий увещевал каждого монашествующего смотреть на свой монастырь как на Рай и быть твердо уверенным в том, что твои духовные братья – сродники тебе в вечности. Ну кто из нас не хотел бы получать вестей из Рая? Это же собственно и есть благовестие.

Монастырский сайт, безусловно, призван отражать не только внешнюю деятельность обители, но и выражать внутреннюю жизнь ее общины и прихода. Так что измученный и утомленный мирской суетой современник сможет тут по крайней мере узнать, как почерпнуть этой живой воды, которая есть Сам Христос; познать Его через свидетельство об опыте современников; научиться покаянию…

О новом сайте – говорят и.о. наместника, духовник и братия Сретенской обители.

Объединяющий ресурс

Иеромонах Иоанн (Лудищев), и.о. наместника Сретенского монастыря:

Иеромонах Иоанн (Лудищев), и.о. наместника Сретенского монастыря

– Сегодня, в преддверии 25-летия возрождения монашеской жизни в Сретенской обители, для Вас, наших прихожан и посетителей портала «Православие.ру», открывается и начинает свою работу новый сайт Сретенского монастыря.

Вспоминая прошедшие годы, с благодарностью можно видеть, что за это время произошло немало по-настоящему радостных событий: в монастырь приходят новые насельники, была создана и уже на протяжении 20 лет существует в стенах обители Сретенская духовная семинария, благополучно завершилось строительство и состоялось торжественное освящение храма Воскресения Христова и Новомучеников и исповедников Церкви Русской, увеличилось число прихожан и паломников, приезжающих поклониться святыням обители из разных уголков нашего Отечества и зарубежных стран.

Теперь богослужения совершаются как в древнем соборе Сретения Владимирской иконы Божией Матери, так и в новом храме; при нем действуют просветительский, молодежный, паломнический центры, воскресная школа для детей и взрослых, проводятся различные циклы бесед с прихожанами и теми, кто еще только готовится принять Святое Крещение и стать на путь жизни в Церкви.

Великий вход, фреска
Заставка для внутренней страницы сайта Сретенского монастыря

Рассказать своим читателям о совершаемом в обители пастырском, миссионерском, катехизаторском служении, исследовательской, образовательной и издательской деятельности, участии монастыря в делах милосердия и призван новый сайт. С помощью размещаемых на его тематических страницах книг и фильмов, аудио- и видеозаписей, а также текстов проповедей, лекций, бесед, занятий и экскурсий каждый желающий сможет познакомиться с результатами трудов братии и сотрудников обители.

Сайт стремится дать возможность вести глубокий неспешный разговор на интересующие наших прихожан и читателей темы

Сайт также стремится дать возможность вести глубокий неспешный разговор на интересующие наших прихожан и слушателей-читателей темы: о духовном руководстве, послушании духовнику и духовной свободе, о древних монашеских уставах и жизни современных монастырей, о церковном богослужении и домашней молитве. Важно вместе с тем попытаться дать ответы и на другие богословские, литургические, аскетические вопросы, ждущие своего разрешения и требующие вдумчивого рассуждения опытных пастырей и знающих исследователей.

Хочется надеяться, что материалы нового сайта, по мере его возможностей, послужат добрым делам проповеди о Боге, наставления в вере и руководства ко спасению.

«Лучше недогрузить, чем перегрузить»

Игумен Киприан (Партс), духовник Сретенского монастыря:

Игумен Киприан (Партс), духовник Сретенского монастыря

– Наша задача – донести до тех, кто будет заходить на новый сайт обители, свидетельство о том, как спасаться в современном мире. Чего придерживаться, каких подмен опасаться, какие сегодня наиболее часто встречаются заблуждения на пути к Богу и как их избежать, как бороться со страстями и как вести себя современнику, чтобы угодить Богу?

Наша задача – донести до тех, кто будет заходить на новый сайт обители, свидетельство о том, как спасаться в современном мире

На нашем новом сайте мы будем рекомендовать ту или иную литературу к прочтению. В первую очередь мы, конечно, представим книги, которые можно посоветовать к прочтению всем, в том числе новоначальным. У них чаще всего не бывает духовника, с которым можно обсудить, что читать, а что нет. Им мы, разумеется, не будем советовать читать преподобного Исаака Сирина. Помните совет святителя Игнатия (Брянчанинова): тем, кто живет в миру, надо читать книги, которые учат жить по-христиански в миру, а не в монастыре, чтобы человек не сочинял себе «монашеской» жизни.

Также неподготовленный читатель, открывая ту или иную книгу, часто не понимает, от мнения это написано или от Духа Божия. (Как, впрочем, может и не знать, что такое значит «мнение» в аскетической литературе – прим. Ред.) Кто-то из наших святителей позапрошлого века прочитал как-то книгу своего современника-подвижника и заметил:

– О! А это от мнения написано. Враг его подзадорил.

Человек, который сам в Духе Божием живет, легко это определил. А духовным младенцам лучше читать то, о чем доподлинно известно: там всё написано в соответствии с учением Церкви. Такой литературы нам для спасения нашего достаточно.

Прежде всего мы будем ориентировать наших читателей на труды тех авторов, о ком мы точно знаем, что у них был разум не плотской и не душевный, а духовный. Это святые отцы. Наиболее близки нам святитель Игнатий (Брянчанинов), святитель Феофан Затворник, оптинские старцы, святой праведный Иоанн Кронштадтский, наши новомученики и исповедники Церкви Русской. Из тех, кто еще поближе к нам по времени, – это глинские старцы. Из тех, кто совсем недавно оставил этот мир, но о них мы тоже точно знаем, что они в Духе Божием жили, а не своим умствованием руководствовались, – это, конечно, в первую очередь отец Иоанн (Крестьянкин), благословивший возрождение нашего монастыря.

Он, кстати, советовал к прочтению книги святых отцов репринтного издания. А вот предложи сейчас кому «Сокровище духовное, от мира собираемое» святителя Тихона Задонского, тем более если еще в репринтном издании, тут же отрапортуют: трудно читать!

Распятие Христа, фреска
Заставка для внутренней страницы сайта Сретенского монастыря

Как что в духе прелести написано, так неофитам нравится, а вот серьезная литература, и сразу: мол, что-то не то… Это же значит, что просто человек воспитан в современной информационной культуре, где главное «чтиво» – льстящие слоганы рекламы и тексты смс.

Как тут помочь? Привести, допустим, пример аввы Дорофея. Он тоже в свое время смотрел на книги как на «диких зверей», как он сам писал, и ужасался, что их вообще надо брать в руки. А потом настолько приохотился к чтению, что даже друзей оставлял. Лучшим другом для него стала книга.

Современного человека, и без того перегруженного, не нужно засыпать большим количеством информации, чтобы он сидел и читал всё это весь день. «Лучше недогрузить, чем перегрузить», – говорил святитель Игнатий в отношении духовной пищи.

Если взять Пролог, который раньше читался на утрени, так там приводятся совсем небольшие фрагменты житий или наставления. Это то, что ты просто можешь взять как инструмент на сегодняшний день и исполнить.

Мы будем приводить на сайте какие-то отдельные актуальные примеры следования заповедям Божиим. Часто у новоначальных складывается такое предубеждение, что 2000 лет назад, когда Господь давал заповеди, это всё было исполнимо, а сегодня, мол, «не работает». Надо просто показать, что это не так.

Надо открыть главное: самое важное в жизни – исполнить волю Божию, а заключена она в евангельских заповедях

Это же самое драгоценное, что есть в жизни каждого из нас, – исполнить волю Божию, а заключена она в евангельских заповедях Спасителя. Вот что людям надо прежде всего открыть.

Расширение возможностей общения

Иеромонах Игнатий (Шестаков), редактор сербской версии портала «Православие.ру»:

Иеромонах Игнатий (Шестаков), редактор сербской версии портала Православие.ру

– Монастырский сайт, открывающийся сегодня, сложно назвать каким-то новым информационным проектом. Типологически это уже весьма освоенная форма присутствия монастырей и храмов в информационном пространстве. Что нового, казалось бы, в появлении еще одного такого сайта?

Посредством сайта мы сможем отвечать на те проблемы, что заботят и подчас мучают людей, которые ежедневно приходят в наш монастырь

И тем не менее сайт Сретенского монастыря важен. Посредством него мы сможем отвечать на те проблемы, что заботят и подчас мучают людей, которые ежедневно приходят в наш монастырь, съезжаются на выходных на службы с окраин Москвы и даже из Подмосковья. Количество прихожан и паломников огромно, и с годами, как мы видим, только растет, а не убавляется.

Всем этим людям нужны ответы на главные, глубоко волнующие их, вопросы. Они хотят больше узнать о жизни Церкви, о Христе и Его Божественных истинах. Иеромонахи зачастую просто не в состоянии со всеми людьми столь обстоятельно пообщаться лично, чтобы всё и сразу разъяснить.

Как раз сайт и послужит тому, чтобы какие-то общие темы осветить на его страницах, а у аналоя с крестом и Евангелием уже сосредоточиться собственно на душепопечении.

Тайная вечеря, фреска
Заставка для внутренней страницы сайта Сретенского монастыря

Сретенская обитель во многом уникальна: она находится в самом центре мегаполиса – одной из столиц православного мира – Москвы. Наша миссия, без излишнего преувеличения, ответственна. Какие-то материалы будут не просто отвечать на «почемучки» новоначальных, но и укреплять, умножать веру (см.: Лк. 17: 5) тех, кто уже не один год, а то и десятилетие в Церкви.

В этом мне и видится новизна проекта – расширить возможности общения братии Сретенского монастыря и наших прихожан, паломников, а также тех, кто неизменно все эти годы слушал наши проповеди и, возможно, издалека сопереживал жизни обители по отдельным публикациям на портале «Православие.ру».

Эту новую виртуальную площадку можно использовать и как форум для самих монашествующих. Как сретенской братии, так и нашим собратиям-иеромонахам из других городских монастырей или обителей, являющихся центрами притяжения паломников на всей канонической территории Русской Православной Церкви, думаю, есть чем делиться друг с другом.

У нас еще много разных идей

Иеромонах Ириней (Пиковский), казначей Сретенского монастыря:

Иеромонах Ириней (Пиковский), казначей Сретенского монастыря

– Долгое время Сретенский монастырь ассоциировался с сайтом «Православие.ру». Этот портал освещал деятельность обители. Там размещались проповеди, фоторепортажи тех или иных событий в монастыре. Более того, костяк редколлегии, как и авторского коллектива, составляли сретенские монахи.

Потом уже стали появляться профессиональные журналисты, репортеры, и портал «Православие.ру» вышел за рамки монастырского сайта. Стал общеизвестным. Публиковал уже ведущих проповедников и публицистов со всего мира. Появилась английская и сербская версии, добавился календарь.

Этот проект превратился в интернет-площадку для обсуждения каких-то наиболее острых проблем, с которыми сталкиваются современные христиане в своей повседневной жизни. А это уже разговор о Православии сегодня как таковом, вне ограды конкретной обители. Информация о самом Сретенском монастыре отошла как бы на второй план.

Если в последнее время информацию о Сретенском монастыре на портале «Православие.ру» приходилось уже просто отыскивать среди огромного потока информации, то теперь главные сведения об обители будут систематизированы в главном меню нашего нового сайта.

Здесь вы сможете более обстоятельно познакомиться с историей обители, с житием одного из настоятелей монастыря – священномученика Илариона (Троицкого), тут будет выделена информация о Предстоятеле нашего ставропигиального монастыря, о наместнике и насельниках.

Отдельный значительный блок информации на новом сайте мы подготовили для паломников, попытавшись ответить на все наиболее часто задаваемые вопросы: к каким святыням здесь можно поклониться? какие храмы и приделы посетить? о чем экскурсии, которые тут можно услышать? что приобрести на память? и т.д.

Разумеется, на сайте представлена деятельность монастыря: издательство, хор, паломнический центр, просветительские курсы, молодежный центр, миссионерские поездки на Север, золотошвейная мастерская, воскресная школа и др.

Притча о званных на пир, фреска
Заставка для внутренней страницы сайта Сретенского монастыря

Также у нас постоянно проходит масса мероприятий: вечера памяти, презентации книг нашего издательства, встречи с авторами и т.д. Каждый день в нашем Просветительском центре проходит по 2–3 события. Это либо регулярные занятия, такие как беседы с прихожанами, уроки греческого языка или спевка молодежного хора, либо знакомства с каким-то интересным человеком или с руководителем того или иного, например, благотворительного фонда, хосписа и т.п.

Теперь все эти события не будут теряться в общецерковном потоке на «Православии.ру», и у нас будет больше возможностей для освещения важных для нас текущих событий из жизни монастыря.

Теперь будет больше возможностей для освещения текущих событий из жизни обители

Какое бы мероприятие в Сретенском монастыре мы сейчас ни анонсировали, скажем, беседы с батюшкой на евангельские темы, у нас собирается не менее 30–50 человек. Даже в будни. На наших просветительских курсах, например, каждый понедельник в 19:00 на протяжении уже многих лет актовый зал Сретенской семинарии переполнен, а это более 200 слушателей.

Причем это далеко не все, кто хотел бы услышать и увидеть то, чем мы хотим поделиться. На сайте монастыря мы можем выставлять видеозаписи и трансляции – и те, кто хотел, но у них по тем или иным причинам не получилось доехать до обители, смогут в онлайн-режиме присутствовать на наших встречах. А может быть, в будущем даже и задать свой вопрос.

Со временем мы создадим списки рассылки и будем теснее общаться с нашими подписчиками.

У нас еще много разных идей. Мы только приступили к созданию нашего нового сайта.

Источник: https://monastery.ru/j-zhizn-obiteli/sayt-moskovskogo-sretenskogo-monastyrya/

«С радостью совершить поприще мое и служение» (Деян. 20:24)
15 лет возрождения монашеской жизни в Сретенском монастыре

Беседа с игуменом Киприаном (Партсом)

— Отец Киприан, расскажите, пожалуйста, о том, как вы пришли к монашеству и как стали насельником Сретенского монастыря.

— Когда я только начал воцерковляться, мне в руки попал «Закон Божий» протоиерея Серафима Слободского. Там о монашеской жизни буквально абзац; я прочитал и подумал: «Вот это мое, это мне надо». А потом так получилось, что впервые исповедовался — по-настоящему — в Донском монастыре, у отца Тихона (Шевкунова), тогда иеромонаха. До этого я уже приезжал несколько раз в Донской и с друзьями, и один. А в тот день ехал и думал: «Меня за грехи мои надо отлучать от Церкви, но есть Господь — и нужно каяться». Приехал. Исповедовал отец Тихон. Среднего роста, худенький батюшка с белым крестиком. На исповеди чувство покаяния переполняло. Тогда батюшке и сказал: «Хочу в монастырь, но у меня мама». Сестра моя была уже замужем, отец тяжело болен, и мама без меня осталась бы одна. В качестве ответа батюшка привел мне слова преподобного Серафима: «Монастыря не просите, но когда скажут быть монастырем, не отказывайтесь». Еще показал мне на сердце и сказал: «Вот тут должен быть монастырь». С того дня я регулярно посещал богослужения в Донском монастыре. Затем получил повестку в армию, через два года милостью Божией благополучно вернулся. Неоднократно обращался к отцу Тихону за советами.

— Когда это было, батюшка?

— Первая моя исповедь у отца Тихона была в 1991 году, осенью. Из армии уволился в 1993 году, в ноябре, а в конце января 1994-го был принят на работу на книжный склад, который тогда располагался в храме у отца Николая Парусникова, ныне уже покойного. А в феврале в Сретенской обители была совершена первая служба.

— Как вам вспоминается эта первая служба?

— Мы пришли вечером на всенощную, но храм нам не открыли — служили перед ним. Служба прошла на одном дыхании, и я не замечал времени, не обращал внимания на холод. Особенно запомнилось за той всенощной служение отца Стефана — архидиакона из Псково-Печерского монастыря.

— Как близкие отнеслись к вашему уходу в монастырь?

— Когда я был трудником и работал на книжном складе (кстати, его достаточно быстро перевели на территорию монастыря), батюшка благословил меня оставаться на ночные службы. Это было в 1996 году, ровно через год после смерти моего отца. Однажды, когда службы не было, я приехал домой из монастыря, и мама, обеспокоенная тем, что я не всегда ночую дома, спросила: «Скажи мне, чего же ты все-таки хочешь?». Я ответил: «Хочу в монастырь». А она: «Хорошо». Надо сказать, что когда я еще только прочитал в «Законе Божием» о монастыре, то стал как-то внутренне уединяться. И мама, естественно, увидела перемены в моем поведении — сердце материнское ведь чуткое. Когда она узнала о причинах моего странного поведения, когда я ей в первый раз сказал о том, что хочу уйти в монастырь, она не поняла и не приняла этого. Пять лет — с 1991-го по 1996-й — мама за мной наблюдала и, когда время пришло, отпустила. Я был принят в братию. Это случилось перед Великим постом 1996 года, на праздник иконы Божией Матери «Взыскание погибших».

А всего за несколько месяцев до этого послушник Сергий (сейчас отец Пимен) спрашивал меня: «Когда ты к нам придешь?», а я и не знал толком, что ответить. Но Господь сам все устроил. Так и получилось, как говорил батюшка: монастыря не просил, а пришел.

— А когда вас благословили надеть подрясник?

— Святейший Патриарх Алексий служил у нас в монастыре в первую субботу Великого поста 1996 года. И мы трое: я, нынешний отец Феофан и Алексей Иванов, — будучи послушниками, стояли на левом клиросе (клиросы тогда были внизу). Мы первыми подошли приложиться к кресту. Естественно, мы шли по солее, и были мы все без подрясников. Это увидел владыка Арсений и спросил у отца наместника: «А это кто такие?». Отец Тихон сказал, что послушники. «Почему они без подрясников? Надеть». В конце Великого поста, в Великий четверток, на чтении Страстных Евангелий на нас надели подрясники. Это была такая радость; лучшей одежды мы просто себе не мыслили; было ощущение счастья. Моя мама, отпустив меня в монастырь, сюда не ездила. Впервые она попала сюда после Великого поста и Светлой седмицы. Я стоял перед храмом уже в подряснике, а мама заходила в монастырь, обходя храм с левой стороны. Вышла с той стороны, где сейчас придел Иоанна Предтечи, и первый, кого она увидела, это был я. Она увидела меня в подряснике и сказала: «Ну, все..». Сердце матери чуткое: ведь, действительно, было все.

— Когда состоялся ваш постриг?

— Постригал меня батюшка накануне дня священномученика Илариона — 27 декабря 1996 года, вечером, после службы. А днем я искал себе тапочки постригальные и не мог никак найти, хотя все уже было готово. Я пробегал полдня по морозу, даже заболел и боялся, что из-за болезни меня не постригут, переживал. А тогда на территории монастыря еще оставалась известная на всю Москву мастерская балетных тапочек. Мы ее так и называли — «Тапочки», знали мастеров, здоровались с ними, были в хороших отношениях. И вот один видит меня и спрашивает: «Ты чего такой хмурый?». Я говорю: «Меня сегодня постригают, а тапочек постригальных нет, и я не знаю, где взять». Он спросил, какой у меня размер, и велел зайти через три часа. В назначенное время мне вручили сшитые тапочки, хорошие такие, кожаные. Вот так выручили меня. А после совершения пострига я сразу выздоровел.

— Как скоро вас рукоположили в иеродиакона и иеромонаха?

— Рукополагали нас тогда быстро: служить было некому, мало было духовенства. Меня хиротонисал в диаконы в 1997 году, в начале Великого поста, на память иконы Божией Матери «Державная», почивший Святейший Патриарх Алексий II. До того момента, как меня рукоположили во иеромонаха (тоже в 1997 году, на Обрезание Господне), я продолжал трудиться кладовщиком на книжном складе. И опять хиротонисал меня Патриарх.

— Что вы можете рассказать о монастырской жизни тех лет?

— С особым чувством вспоминаю братскую атмосферу: все-таки монастырь был маленький. Между насельниками были особенно теплые отношения. Братские службы тогда совершались ночью два раза в неделю.

— Трудно было вжиться в ритм монастырской жизни?

— Значительных трудностей я не испытал. Меня очень берегла в этом отношении мама — надо ей отдать должное. Она крайне редко звонила или приезжала, чтобы не тревожить. Два-три раза в год. Она понимала, что я должен быть твердым в своем произволении, а домашние размягчают сердце человека. Когда стал священником, стала приезжать чаще. Кроме того, большую роль сыграла моя служба в армии — своего рода подготовка к жизни в монастыре. В армии же деваться некуда. Как наш старшина шутил: «В армии все делается по желанию — либо подчиненного, либо командира». Армия вообще похожа на монастырь: там тоже общежитие, послушания. Незаметно пришло чувство, что монастырь — это теперь мой дом.

— Батюшка, довелось ли вам общаться с архимандритом Иоанном (Крестьянкиным)?

— С отцом Иоанном я лично не встречался. В свое время отец Тихон отправил к нему, так как я очень этого хотел и переживал непростой период. Но я уже не смог попасть к отцу Иоанну: он плохо себя чувствовал. Через Татьяну Сергеевну, его келейницу, передал ему записку. Он ответил. И, безусловно, по молитвам отца Иоанна я получил духовную поддержку. И вообще, поездки в Псково-Печерский монастырь, общение с братией очень многое мне дали. Неоценимы беседы с архимандритом Досифеем: пусть редкие и краткие, они оставили заметный след. Его слова были не вычитанными из книг, а самыми нужными, самыми важными словами для того, с кем он беседовал, — нажитыми опытом монашеской жизни. Ничем не заменишь такие примеры.

— Как запечатлелся в вашей памяти умерший отец Митрофан?

— Он никогда не унывал и уповал на милосердие Божие. Вот это самое яркое о нем воспоминание. Когда я пришел в монастырь, отец Митрофан уже был в постриге. Я пришел перед Великим Постом, а его в Прощеное воскресенье уже рукополагали в сан диакона.

— Отец Митрофан ведь несколько раз уклонялся от рукоположения?

— Да, это так. Отца Митрофана должны были рукополагать в священники в 1997 году, но он отказался. Вместо него рукоположили отца Никандра. Потом все-таки согласился и его рукоположили в храме Христа Спасителя. Он говорил: «Какое счастье и радость! От чего же я отказывался?!».

— С отцом Митрофаном связано какое-то предсказание.

— В одно из паломничеств в Псково-Печерский монастырь отец Иоанн (Крестьянкин) сказал ему: «Ты из монастыря первый уйдешь». Эта фраза была тогда непонятна. Не ручаюсь за точность, но смысл был такой. Куда он уйдет? Но так, собственно, и получилось: это первый постриженик монастыря и первый похороненный на кладбище обители.

— Каковы ваши воспоминания о почившем отце Анастасии?

— Отец Анастасий у меня почему-то ассоциировался с Иосифом Аримафейским: и внешне — с белой бородой, благообразный, и, конечно, отношением к христианской жизни. Когда он преставился, мне пришлось над ним читать Евангелие, и попалась именно та глава, где упоминается Иосиф Аримафейский. Для меня это было больше, чем совпадение. Он был примером во многом для нас. При этом я не помню, чтобы он кого-то учил словами. Он просто жил по-монашески. Свое послушание — келаря — он исполнял образцово. В чужое послушание не вмешивался. Мог тактично подсказать. Не выносил суеты, пустословия. Он во время поездки всей братии на Святую Землю почувствовал недомогание, оказавшееся смертельной болезнью. И тогда же сподобился служить на Голгофе.

— Что вы можете вспомнить о епископе Василии (Родзянко)?

— Мне довелось наблюдать его смирение. Был такой случай: меня только поставили ризничим, и на Крестовоздвижение у нас должен был служить владыка Василий. И я накануне все готовлю к архиерейской службе и выясняю, что в архиерейской воне сломана лжица. Думаю: «Где я другую возьму? Ничего, иподиаконы сами положат руками». Началась литургия, время Трисвятого, все духовенство идет на Горнее место. Владыке подносят воню архиерейскую, сосуд с ладаном, открывают — лжицы нет, а диакон с кадилом уже подходит к нему. И епископ Василий спокойно берет чистыми руками щепотку ладана и кладет в кадило. После этого я лжицы в воню архиерейскую не забывал класть. Я был ошеломлен, насколько владыка Василий все смиренно перенес, — это, конечно, был пример, урок. Его иподиакон Димитрий Гливинский снимал серию фильмов о владыке. Съемки происходили у нас, в приделе Иоанна Предтечи. Владыка сидел в кресле и рассказывал. А люди тянулись к нему. Приходили в придел. Он отвечал людям на те вопросы душевные, которые им были особенно важны, часто раньше, чем они их ему задавали. Он и мне сказал очень важную для меня вещь. А главное — это был мир, который вокруг него разливался, мир, о котором преподобный Серафим говорил: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся».

— Отец Киприан, как возникли монастырские скиты — ближний и дальний?

— Поначалу ближний скит представлял из себя скорее монастырскую дачу. Был двухэтажный, деревянный дом с участком земли. В 1997 году в нем был устроен и освящен домовый храм во имя Илии Пророка. Мне довелось участвовать в его освящении. Храм был маленький, но очень уютный. Дальний скит вообще начался с домика напротив заброшенной барской усадьбы и конюшни, от которой осталась только наружная стена и башенки. По сути, руины, а считались памятником архитектуры. Из конюшни скит и сделали. Ее еще известный архитектор Баженов проектировал. Сначала братия жили в домике: отцы Клеопа, Лука, Иоасаф, инок Алексий и еще кто-то. А я приезжал туда — на Казанскую, со всем необходимым церковным имуществом для литургии. Рядом со скитом храм Казанской иконы Божией Матери. Там служили два раза в год, пока его не отремонтировали и не освятили. Домовый храм в скиту появился раньше. В нем, в основном, и служили.

— Батюшка, а вы участвовали в паломничестве в Серафимо-Дивеевский монастырь?

— Да, туда отправились почти все насельники монастыря. Мы служили литургию. Хор пел наш — из четырех человек. Отец Серафим регентовал. Местный диакон услышал наш хор и спросил: «Это хор отца Матфея (Мормыля)?». Наверное, понравилось, как поют. Когда были в монастыре, нам давали надевать на голову чугунок батюшки Серафима. Так вот, этот чугунок никак не слезал с головы отца Нафанаила. И мы стали шутить, что нам придется увезти чугунок: мы же не можем отца Нафанаила оставить. Матушки сами взялись за дело и все-таки сняли чугунок. А по дороге назад мы заехали в наш строящийся скит, переночевали. Тогда и приняли решение, что скит будет во имя преподобного Серафима. Тогда братии было уже больше — где-то человек двадцать.

— В каких еще паломнических поездках вы участвовали?

— Незабываемы поездки почти всем монастырем на Святую Землю, в Бари, в Константинополь. Это очень утешительно, когда мы едем все вместе — мы не выходим из своего монастырского круга. Получается: мы как бы из монастыря и не выезжаем, да и еще святые места посещаем.

— Отец Киприан, долгое время вы несли послушание ризничего.

— Послушание ризничего объемлет собой все потребности храма. Все, что к службе относится: облачения, вино, просфоры, свечи, масло, утварь. Я, в свое время служа в армии, был командиром отделения сигнализации и связи. У нас были так называемые тревожные группы. Обычно в них люди менялись, а я, как командир отделения, отвечал за сигнализацию на границе и был в составе тревожной группы всегда. Все тревоги были мои, в мои выходные дни тоже. Так вот, послушание в ризнице, очень ответственное и соответственно тоже без выходных, очень напоминало мне мои армейские обязанности: всегда надо быть начеку и за всем следить, самому обязательно все проверять.

Знаете, однажды я служил всенощную на святителя Николая на Пюхтицком подворье. И я. почти отдыхал, это была свобода: ничего не нужно контролировать. Конечно, послушание ризничего — трудное послушание, но очень хорошее. Поначалу, когда только получил ключи от ризницы, я не мог даже представить всего объема работ. Были и недоразумения, авралы. Потом я стал соображать, сколько чего надо сделать, когда это надо сделать, в какой последовательности. Разумеется, у меня всегда были помощники, но они менялись. Так что через послушание помощника ризничего в монастыре прошли многие.

— Расскажите, пожалуйста, как создавалась просфорня Сретенского монастыря?

Отец Киприан с отцом Клеопой- Начались у нас в монастыре проблемы с приобретением просфор. По сравнению с первыми годами значительно возросла в них потребность. Просфоры нам пекли в Рождественском монастыре, по соседству, но Великим постом 2001 года у них многие сестры болели, и нам было отказано в выпечке. Данилов монастырь не мог нам испечь такое количество малых просфор, какое нам требовалось. В Лавре тоже не могли нас обеспечить. Нашелся в Москве один храм, где взялись нам печь, но качество просфор было неважным. И вот мы с отцом Клеопой стали просить отца Тихона разрешить делать просфорню в своем монастыре. Отец наместник благословил.

Посчитали, сколько нам надо просфор, какое нам необходимо оборудование и закупили его. Около года еще пришлось ждать, пока закончат капитальный ремонт в доме, выходящем на Лубянку.

Наконец ремонт был сделан, и мы со своим оборудованием въехали в новую просфорню.

Но первые же результаты показали, что мы ошиблись с печкой. Она была конвекционной: горячий воздух разгоняли по печи два вентилятора, а без них она не работала. И просфоры в ней печь оказалось практически невозможно. При выпечке от горячего ветра просфоры наклонялись к центру, сохли, оставались белыми, а служебные невозможно было печь вообще.

Малые просфоры для народа кое-как испекли. Подали в алтарь. Отец наместник спрашивает: «Почему такие белые и жесткие?». Говорим: «Печка не та, ошиблись».

Попросили эту печку отдать в трапезную, а себе купить новую. Благословил.

Срочно стали искать новую. Поехали в «Сухаревку» — фирму, занимающуюся торговым оборудованием и пекарнями, стали смотреть, что у них есть. Увидел я тут у них печку пензенскую — сделанную на заводе в Пензе. Дешевая. И по размерам нам подходит. Дверцу открыл: наш противень боком войдет. Говорю: «Все. Берем эту!».

Стоила. тысяч четырнадцать, с копейками. На следующий день — нам же торопиться надо — взяли деньги, а машины нет. Стали ждать, не появится ли свободная. А время идет. Уже скоро «Сухаревка» закроется. Мы с отцом Клеопой выскочили на Рождественский бульвар машину ловить. Ловили, ловили, наконец поймали. Водитель узнал, куда нам ехать надо, прикинул время, и не поехал, а полетел. На такой старенькой машине я никогда так быстро не ездил.

Приехали перед самым закрытием, уже поздно, но печку купить успели, затащили в просфорню. Но подключать некому: электрики уже домой ушли. А время не ждет. Решили сами подключить.

Подсоединили вилку. Вилку — в розетку. В печке — вспышка!!! Хлопок — и она стоит «мертвая». Понятно: получили «козу» — короткое замыкание. Полезли в печку смотреть. Оказалось, что при перевозке одна из клемм (а клеммы питания были автомобильные) соскочила со своего места, и оголенный провод попал на трубку температурного датчика.

Нашей вины в этом не было. Не знали мы с отцом Клеопой, что пензенские печки перед включением проверять и перебирать надо. Теперь уж всю электрику на панели управления мы перебрали. Печка заработала.

Но через какое-то время сгорел нижний тэн нижнего яруса печи. Оказалось, что мы все-таки неправильно вилку к кабелю подсоединили. Но самое большое разочарование нас ожидало, когда выяснилось, что противни в новой печке квадратные, и наше остальное оборудование к ней не подходит: сама-то печка прямоугольная, а внутри — квадратная. Спрашивается, и куда я смотрел? В общем — просмотрел.

Вернуть ее уже нельзя: она не новая. При первой выпечке еще выяснилось, что и печет она неравномерно.

Стали мы с отцом Клеопой искать выход из сложившейся ситуации. Внизу, на первом этаже, стояла большая, старого образца трехъярусная печь ХПП. Ее еще отец Анастасий приобрел для просфорни. Но затащить ее наверх, не разобрав, было невозможно.

И мы решились на «подвиг»: разобрать печь и перенести по частям. Открутили винты в боковых стенках и поняли. что мы ее обратно не соберем. На заводе ее собирали по ярусам, и внутри она вся переложена стекловатой. Печь просела без боковых винтов. Пришлось ее оставить в таком виде. И тут мы поняли, что влипли.

Думаю: «Если сейчас к отцу Тихону не пойду, то мы так и останемся с этой пензенской печкой». Решил идти «сдаваться».

Пришел, постучался с молитвой. Сразу сказать о печке страшно. Однако кто-то уже успел сказать отцу Тихону, что мы новую печку сожгли. Отец Тихон поругал, конечно, и велел съездить посмотреть, какие у других печки: на Пюхтицком подворье, в Рождественском, в Даниловом.

Пошел в Рождественский монастырь, а там сами на печку жалуются.

На Пюхтицком подворье печка хорошая, но старая, таких сейчас нет.

В Даниловом стоят те же ХПП — печи с высоким подом. Они их берегут для артосов.

Наконец нашли мы печку предприятия «Восход». По габаритам она нам не очень подходит: входную дверь пришлось бы проламывать. Но где ее в работе посмотреть? Представитель «Восхода» нам сказал, что их печь взяли в Сергиев Посад.

Понятно, думаю, отец Никандр (лаврский просфорник) свои древние печки помнил.

Поехали с отцом Клеопой в лавру. Это было накануне Дмитриевской родительской субботы.

Первым делом пошли в Троицкий Собор к преподобному. Приложились к мощам. Просим о печке.

Потом пошли в просфорню к отцу Никандру, а его нет. Сели ждать в беседке, напротив братской трапезной. Лаврская братия пообедала. Мы подошли к одному из братии, спрашиваем отца Никандра. Нам сказали, чтоб мы пошли поели. После обеда мы, довольные и сытые, выходим из трапезной и опять к кому-то из братии: «Не видели ли отца Никандра?». — «Да был минут пятнадцать назад и ушел» — «Вот, — говорю, — отец Клеопа, послушание на жратву променяли!!!».

Делать нечего. Сидим, ждем в беседке. Оделись с утра легко, а на улице уже холодно. Зябнем. Часов после четырех идет отец Никандр. Мы к нему: «Отец Никандр, здравствуйте! А мы к Вам, новые печки посмотреть». А он и говорит, что ничего не менял: старые у него стоят. Тут до нас дошло, что Сергиев Посад — это не только лаврская просфорня. Подсказал нам отец Никандр кое-что по просфорам, и мы собрались расстроенные домой: весь день проторчали в лавре, и все без толку.

Сели на станции на автобус, по дороге естественно спали. Уже подъезжая к ВДНХ, проснулись. Отец Клеопа говорит: «Смотри: „Торговое оборудование“»! Рядом с гостиницей «Космос» павильон «Оптика» и на нем вывеска: «Торговое оборудование». Выходим из автобуса. Отец Клеопа говорит: «Может, у них печки есть?». А времени уже начало седьмого, пятница. Наверное, все уже закрыто. Сам думаю с досадой: «Все равно день потерян, не буду с отцом Клеопой спорить, сделаю, как он хочет». Пошли.

Заходим во двор павильона: открыто.

Заходим на второй этаж: опять открыто.

Стоит всякое оборудование и мужик. Оказалось: технолог. Спросили про печки. Он показал на одну, говорит: «Вот, такую Рождественский монастырь купил». Нам такая не подходит. Показывает конвекционную печь. Нам и такая не подходит. И вдруг вижу печку по конструкции, как в Даниловом, — немецкую (которые они берегут). «А эту можно посмотреть?» — говорю. «Можно, — отвечает. — Только это не печка, а жарочный шкаф».

Открываю дверцу — то, что надо. Теперь уже глубину печки не проглядел. Все посмотрели: верхний и нижний регуляторы температур. Два уровня для выпечки. И цена нормальная. Берем.

Выписали нам счет.

Спрашиваем у технолога, как его зовут. Говорит: «Сергей Минако». Мы ему: «Вот Вам коврижка от преподобного Сергия, мы сейчас в Сергиевом Посаде были, в лавре». «А я там живу, — отвечает. — У меня жена и теща из Посада. И отцов лаврских знаю».

Вот, думаем, преподобный помог! Утром просили, а вечером печка! Да еще Дмитриевская родительская суббота, тоже его день. Радостные помчались в монастырь.

Первым делом к отцу наместнику. Постучались. Батюшка у себя. Захожу, говорю, что нашли печку. Отец наместник интересуется, видели ли мы в работе. Отвечаю, что печка такая же, как в Даниловом, и чувствую, что моего аргумента не хватает и все дело может провалиться. «Батюшка, — говорю, — мы были в лавре у преподобного Сергия, просили — и вот нашли». — «Вот! С этого и надо было начинать», — ответил отец Тихон и подписал счет.

Печка оказалась такой, какая нам нужна. И по мощности. И артосы в ней печь можно. Лучшего бы мы и не нашли!

Печку пензенскую мы продали в просфорню приходского храма. Белую большую ХПП пришлось во время ремонта первого этажа выбросить. В конвекционной печи до сих пор в трапезной пирожки пекут.

— Батюшка, вы еще отвечаете за работу пошивочной мастерской. Расскажите о ней, пожалуйста.

— Пошивочная «досталась» мне вместе с ризницей, потому что она к ней, собственно, и относится. Работы там всегда хватает: пошив братских облачений, церковное шитье. Там у нас трудятся женщины. У них есть старшая, которая все контролирует, но и я должен следить за процессом, распределять работу. Когда был ризничим, смотрел, каких облачений не хватает, чем пополнять ризницу. Слава Богу, проблем с сотрудницами пошивочной почти не было, на совесть трудятся. Так получилось, что за время работы пошивочной три сотрудницы вышли замуж за семинаристов. Все три сейчас матушки. Опыт шитья облачений стал для них своеобразным «приданым» от монастыря.

— Что значит для вас пастырское служение? Можно ли говорить о его этапах?

— Вначале у меня все было так, как в истории, которую рассказывал известный афонский подвижник старец Паисий о молодом верблюжонке, который ходил в первый раз с караваном за солью. У него спрашивали: «Куда идете?». Он, прыгая, резвясь, отвечал: «На соли, на соли»! А когда они возвращались и к нему обратились с тем же вопросом, он уже говорил: «Ох, с солей!». Послушание священнослужителя можно описать известными словами: «Божественная благодать, немощная врачующая и оскудевающая восполняющая». Полнее и точнее не скажешь. Конечно, большое значение имеет то, что после рукоположения служу в монастыре. Есть с кого пример брать. Всегда подскажут, поддержат, предупредят.

— Какие случаи из вашей пастырской практики запомнились вам более других?

— Было у меня на глазах несколько случаев проявления силы Божией во время таинства соборования. Первый раз я такое увидел, когда совершал соборование и причащение девочки, попавшей в аварию, в институте Склифософского. Она лежала с переломом позвоночника, зажмурившись, и было непонятно, в себе она или нет. Она только дышала — и все. А человека без сознания причащать нельзя. Стал ее соборовать, она пришла в себя, и я смог ее причастить.

Другой был случай: послали меня исповедовать, соборовать и причащать женщину, умирающую от рака. Во время совершения таинств она просидела в подушках целых два часа. Когда я уходил, ее родственники сказали мне, что до этого сидеть она могла не более десяти минут.

Пришлось мне исповедовать и причащать в госпитале Бурденко одного генерала. Привез меня к нему его подчиненный — подполковник. Накануне генералу оперировали желудок: рак у него был. Соборовался и причащался он впервые. Я его пособоровал. Пришло время причастия. А он спрашивает: «Это что, кость?». Видно подумал: Господь ведь жил две тысячи лет назад, что же могло остаться? И я стал объяснять суть таинства евхаристии. Но он все равно говорит: «Батюшка, я не могу причащаться. Мне только что оперировали желудок, а надо твердое принять». Показывает на своего подчиненного: «Пускай он причащается». Я говорю: «Он не может, он должен в храме причащаться как здоровый человек. Вы мне верите?». — «Да». — «Тогда надо причаститься». И он согласился, и была видна в этот момент вера человека, как перешагнул он через свой разум, свои опасения. Это подвиг веры был для него. И когда мы ехали назад, его подчиненный сказал: «Вы знаете, он вообще не вставал, а после соборования поднялся».

— 15 лет назад в Сретенском монастыре возобновилась иноческая жизнь. Как изменилась за эти годы обитель?

— Было труднее с бытовой точки зрения. Не было горячей воды, жили по несколько человек в келье. В моей келье, например, не было форточки — только окно. Кельи были маленькие. Но такое монастырское «детство», оно особой радостью отличается. Трудности мобилизовывали, хотя что это за трудности? Как-то пожаловался вслух, что у меня на окне, на шпингалете, снег, форточки нет, батарея плохо работает. В этот же день мне прихожане, которые и не слышали о моей жалобе, подарили обогреватель. Потом, конечно, когда въехали в новый корпус, появились все удобства — и характер искушений поменялся. Неудобства внешней жизни облегчали жизнь внутреннюю. Как я уже говорил, сначала было мало насельников, и мы общались между собой больше. Сейчас у каждого свои послушания, и порой встречаемся мы только на братском молебне, на литургии, за трапезой. Раньше было больше общих послушаний: монастырь строился. Теперь по другому. Да так и должно быть.

— Отец Киприан, что бы вы могли пожелать учащимся Сретенской духовной семинарии, которая вот уже десять лет находится в стенах Сретенского монастыря?

— Хотелось бы пожелать семинаристам, чтобы не растратили благоговение, не забывали, за чем пришли, и не сошли с дистанции.

Беседовал иеромонах Иоанн (Лудищев)

Источник: https://rusk.ru/st.php?idar=155744

Игумен Киприан (Партс) 15.06.2009 4217

– Отец Киприан, расскажите, пожалуйста, о том, как вы пришли к монашеству и как стали насельником Сретенского монастыря.

– Когда я только начал воцерковляться, мне в руки попал «Закон Божий» протоиерея Серафима Слободского. Там о монашеской жизни буквально абзац; я прочитал и подумал: «Вот это мое, это мне надо». А потом так получилось, что впервые исповедовался – по-настоящему – в Донском монастыре, у отца Тихона (Шевкунова), тогда иеромонаха. До этого я уже приезжал несколько раз в Донской и с друзьями, и один. А в тот день ехал и думал: «Меня за грехи мои надо отлучать от Церкви, но есть Господь – и нужно каяться». Приехал. Исповедовал отец Тихон. Среднего роста, худенький батюшка с белым крестиком. На исповеди чувство покаяния переполняло. Тогда батюшке и сказал: «Хочу в монастырь, но у меня мама». Сестра моя была уже замужем, отец тяжело болен, и мама без меня осталась бы одна. В качестве ответа батюшка привел мне слова преподобного Серафима: «Монастыря не просите, но когда скажут быть монастырем, не отказывайтесь». Еще показал мне на сердце и сказал: «Вот тут должен быть монастырь». С того дня я регулярно посещал богослужения в Донском монастыре. Затем получил повестку в армию, через два года милостью Божией благополучно вернулся. Неоднократно обращался к отцу Тихону за советами.

– Когда это было, батюшка?

– Первая моя исповедь у отца Тихона была в 1991 году, осенью. Из армии уволился в 1993 году, в ноябре, а в конце января 1994-го был принят на работу на книжный склад, который тогда располагался в храме у отца Николая Парусникова, ныне уже покойного. А в феврале в Сретенской обители была совершена первая служба.

– Как вам вспоминается эта первая служба?

– Мы пришли вечером на всенощную, но храм нам не открыли – служили перед ним. Служба прошла на одном дыхании, и я не замечал времени, не обращал внимания на холод. Особенно запомнилось за той всенощной служение отца Стефана – архидиакона из Псково-Печерского монастыря.

– Как близкие отнеслись к вашему уходу в монастырь?

– Когда я был трудником и работал на книжном складе (кстати, его достаточно быстро перевели на территорию монастыря), батюшка благословил меня оставаться на ночные службы. Это было в 1996 году, ровно через год после смерти моего отца. Однажды, когда службы не было, я приехал домой из монастыря, и мама, обеспокоенная тем, что я не всегда ночую дома, спросила: «Скажи мне, чего же ты все-таки хочешь?». Я ответил: «Хочу в монастырь». А она: «Хорошо». Надо сказать, что когда я еще только прочитал в «Законе Божием» о монастыре, то стал как-то внутренне уединяться. И мама, естественно, увидела перемены в моем поведении – сердце материнское ведь чуткое. Когда она узнала о причинах моего странного поведения, когда я ей в первый раз сказал о том, что хочу уйти в монастырь, она не поняла и не приняла этого. Пять лет – с 1991-го по 1996-й – мама за мной наблюдала и, когда время пришло, отпустила. Я был принят в братию. Это случилось перед Великим постом 1996 года, на праздник иконы Божией Матери «Взыскание погибших».

А всего за несколько месяцев до этого послушник Сергий (сейчас отец Пимен) спрашивал меня: «Когда ты к нам придешь?», а я и не знал толком, что ответить. Но Господь сам все устроил. Так и получилось, как говорил батюшка: монастыря не просил, а пришел.

– А когда вас благословили надеть подрясник?

– Святейший Патриарх Алексий служил у нас в монастыре в первую субботу Великого поста 1996 года. И мы трое: я, нынешний отец Феофан и Алексей Иванов, – будучи послушниками, стояли на левом клиросе (клиросы тогда были внизу). Мы первыми подошли приложиться к кресту. Естественно, мы шли по солее, и были мы все без подрясников. Это увидел владыка Арсений и спросил у отца наместника: «А это кто такие?». Отец Тихон сказал, что послушники. «Почему они без подрясников? Надеть». В конце Великого поста, в Великий четверток, на чтении Страстных Евангелий на нас надели подрясники. Это была такая радость; лучшей одежды мы просто себе не мыслили; было ощущение счастья. Моя мама, отпустив меня в монастырь, сюда не ездила. Впервые она попала сюда после Великого поста и Светлой седмицы. Я стоял перед храмом уже в подряснике, а мама заходила в монастырь, обходя храм с левой стороны. Вышла с той стороны, где сейчас придел Иоанна Предтечи, и первый, кого она увидела, это был я. Она увидела меня в подряснике и сказала: «Ну, все…». Сердце матери чуткое: ведь, действительно, было все.

– Когда состоялся ваш постриг?

– Постригал меня батюшка накануне дня священномученика Илариона – 27 декабря 1996 года, вечером, после службы. А днем я искал себе тапочки постригальные и не мог никак найти, хотя все уже было готово. Я пробегал полдня по морозу, даже заболел и боялся, что из-за болезни меня не постригут, переживал. А тогда на территории монастыря еще оставалась известная на всю Москву мастерская балетных тапочек. Мы ее так и называли – «Тапочки», знали мастеров, здоровались с ними, были в хороших отношениях. И вот один видит меня и спрашивает: «Ты чего такой хмурый?». Я говорю: «Меня сегодня постригают, а тапочек постригальных нет, и я не знаю, где взять». Он спросил, какой у меня размер, и велел зайти через три часа. В назначенное время мне вручили сшитые тапочки, хорошие такие, кожаные. Вот так выручили меня. А после совершения пострига я сразу выздоровел.

– Как скоро вас рукоположили в иеродиакона и иеромонаха?

– Рукополагали нас тогда быстро: служить было некому, мало было духовенства. Меня хиротонисал в диаконы в 1997 году, в начале Великого поста, на память иконы Божией Матери «Державная», почивший Святейший Патриарх Алексий II. До того момента, как меня рукоположили во иеромонаха, я продолжал трудиться кладовщиком на книжном складе. И опять хиротонисал меня Патриарх.

– Что вы можете рассказать о монастырской жизни тех лет?

– С особым чувством вспоминаю братскую атмосферу: все-таки монастырь был маленький. Между насельниками были особенно теплые отношения. Братские службы тогда совершались ночью два раза в неделю.

– Трудно было вжиться в ритм монастырской жизни?

– Значительных трудностей я не испытал. Меня очень берегла в этом отношении мама – надо ей отдать должное. Она крайне редко звонила или приезжала, чтобы не тревожить. Два-три раза в год. Она понимала, что я должен быть твердым в своем произволении, а домашние размягчают сердце человека. Когда стал священником, стала приезжать чаще. Кроме того, большую роль сыграла моя служба в армии – своего рода подготовка к жизни в монастыре. В армии же деваться некуда. Как наш старшина шутил: «В армии все делается по желанию – либо подчиненного, либо командира». Армия вообще похожа на монастырь: там тоже общежитие, послушания. Незаметно пришло чувство, что монастырь – это теперь мой дом.

– Батюшка, довелось ли вам общаться с архимандритом Иоанном (Крестьянкиным)?

– С отцом Иоанном я лично не встречался. В свое время отец Тихон отправил к нему, так как я очень этого хотел и переживал непростой период. Но я уже не смог попасть к отцу Иоанну: он плохо себя чувствовал. Через Татьяну Сергеевну, его келейницу, передал ему записку. Он ответил. И, безусловно, по молитвам отца Иоанна я получил духовную поддержку. И вообще, поездки в Псково-Печерский монастырь, общение с братией очень многое мне дали. Неоценимы беседы с архимандритом Досифеем: пусть редкие и краткие, они оставили заметный след. Его слова были не вычитанными из книг, а самыми нужными, самыми важными словами для того, с кем он беседовал, – нажитыми опытом монашеской жизни. Ничем не заменишь такие примеры.

– Как запечатлелся в вашей памяти умерший отец Митрофан?

– Он никогда не унывал и уповал на милосердие Божие. Вот это самое яркое о нем воспоминание. Когда я пришел в монастырь, отец Митрофан уже был в постриге. Я пришел перед Великим Постом, а его в Прощеное воскресенье уже рукополагали в сан диакона.

– Отец Митрофан ведь несколько раз уклонялся от рукоположения?

– Да, это так. Отца Митрофана должны были рукополагать в священники в 1997 году, но он отказался. Вместо него рукоположили отца Никандра. Потом все-таки согласился и его рукоположили в храме Христа Спасителя. Он говорил: «Какое счастье и радость! От чего же я отказывался?!».

– С отцом Митрофаном связано какое-то предсказание…

– В одно из паломничеств в Псково-Печерский монастырь отец Иоанн (Крестьянкин) сказал ему: «Ты из монастыря первый уйдешь». Эта фраза была тогда непонятна. Не ручаюсь за точность, но смысл был такой. Куда он уйдет? Но так, собственно, и получилось: это первый постриженик монастыря и первый похороненный на кладбище обители.

– Каковы ваши воспоминания о почившем отце Анастасии?

– Отец Анастасий у меня почему-то ассоциировался с Иосифом Аримафейским: и внешне – с белой бородой, благообразный, и, конечно, отношением к христианской жизни. Когда он преставился, мне пришлось над ним читать Евангелие, и попалась именно та глава, где упоминается Иосиф Аримафейский. Для меня это было больше, чем совпадение. Он был примером во многом для нас. При этом я не помню, чтобы он кого-то учил словами. Он просто жил по-монашески. Свое послушание – келаря – он исполнял образцово. В чужое послушание не вмешивался. Мог тактично подсказать. Не выносил суеты, пустословия. Он во время поездки всей братии на Святую Землю почувствовал недомогание, оказавшееся смертельной болезнью. И тогда же сподобился служить на Голгофе.

– Что вы можете вспомнить о епископе Василии (Родзянко)?

– Мне довелось наблюдать его смирение. Был такой случай: меня только поставили ризничим, и на Крестовоздвижение у нас должен был служить владыка Василий. И я накануне все готовлю к архиерейской службе и выясняю, что в архиерейской воне сломана лжица. Думаю: «Где я другую возьму? Ничего, иподиаконы сами положат руками». Началась литургия, время Трисвятого, все духовенство идет на Горнее место. Владыке подносят воню архиерейскую, сосуд с ладаном, открывают – лжицы нет, а диакон с кадилом уже подходит к нему. И епископ Василий спокойно берет чистыми руками щепотку ладана и кладет в кадило. После этого я лжицы в воню архиерейскую не забывал класть. Я был ошеломлен, насколько владыка Василий все смиренно перенес, – это, конечно, был пример, урок. Его иподиакон Димитрий Гливинский снимал серию фильмов о владыке. Съемки происходили у нас, в приделе Иоанна Предтечи. Владыка сидел в кресле и рассказывал. А люди тянулись к нему. Приходили в придел. Он отвечал людям на те вопросы душевные, которые им были особенно важны, часто раньше, чем они их ему задавали. Он и мне сказал очень важную для меня вещь. А главное – это был мир, который вокруг него разливался, мир, о котором преподобный Серафим говорил: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся».

– Отец Киприан, как возникли монастырские скиты – ближний и дальний?

– Поначалу ближний скит представлял из себя скорее монастырскую дачу. Был двухэтажный, деревянный дом с участком земли. В 1997 году в нем был устроен и освящен домовый храм во имя Илии Пророка. Мне довелось участвовать в его освящении. Храм был маленький, но очень уютный. Дальний скит вообще начался с домика напротив заброшенной барской усадьбы и конюшни, от которой осталась только наружная стена и башенки. По сути, руины, а считались памятником архитектуры. Из конюшни скит и сделали. Ее еще известный архитектор Баженов проектировал. Сначала братия жили в домике: отцы Клеопа, Лука, Иоасаф, инок Алексий и еще кто-то. А я приезжал туда – на Казанскую, со всем необходимым церковным имуществом для литургии. Рядом со скитом храм Казанской иконы Божией Матери. Там служили два раза в год, пока его не отремонтировали и не освятили. Домовый храм в скиту появился раньше. В нем, в основном, и служили.

– Батюшка, а вы участвовали в паломничестве в Серафимо-Дивеевский монастырь?

– Да, туда отправились почти все насельники монастыря. Мы служили литургию. Хор пел наш – из четырех человек. Отец Серафим регентовал. Местный диакон услышал наш хор и спросил: «Это хор отца Матфея (Мормыля)?». Наверное, понравилось, как поют… Когда были в монастыре, нам давали надевать на голову чугунок батюшки Серафима. Так вот, этот чугунок никак не слезал с головы отца Нафанаила. И мы стали шутить, что нам придется увезти чугунок: мы же не можем отца Нафанаила оставить. Матушки сами взялись за дело и все-таки сняли чугунок. А по дороге назад мы заехали в наш строящийся скит, переночевали. Тогда и приняли решение, что скит будет во имя преподобного Серафима. Тогда братии было уже больше – где-то человек двадцать.

– В каких еще паломнических поездках вы участвовали?

– Незабываемы поездки почти всем монастырем на Святую Землю, в Бари, в Константинополь. Это очень утешительно, когда мы едем все вместе – мы не выходим из своего монастырского круга. Получается: мы как бы из монастыря и не выезжаем, да и еще святые места посещаем.

– Отец Киприан, долгое время вы несли послушание ризничего.

– Послушание ризничего объемлет собой все потребности храма. Все, что к службе относится: облачения, вино, просфоры, свечи, масло, утварь. Я, в свое время служа в армии, был командиром отделения сигнализации и связи. У нас были так называемые тревожные группы. Обычно в них люди менялись, а я, как командир отделения, отвечал за сигнализацию на границе и был в составе тревожной группы всегда. Все тревоги были мои, в мои выходные дни тоже. Так вот, послушание в ризнице, очень ответственное и соответственно тоже без выходных, очень напоминало мне мои армейские обязанности: всегда надо быть начеку и за всем следить, самому обязательно все проверять.

Знаете, однажды я служил всенощную на святителя Николая на Пюхтицком подворье. И я… почти отдыхал, это была свобода: ничего не нужно контролировать. Конечно, послушание ризничего – трудное послушание, но очень хорошее. Поначалу, когда только получил ключи от ризницы, я не мог даже представить всего объема работ. Были и недоразумения, авралы. Потом я стал соображать, сколько чего надо сделать, когда это надо сделать, в какой последовательности. Разумеется, у меня всегда были помощники, но они менялись. Так что через послушание помощника ризничего в монастыре прошли многие.

– Расскажите, пожалуйста, как создавалась просфорня Сретенского монастыря?

Отец Киприан с отцом Клеопой

– Начались у нас в монастыре проблемы с приобретением просфор. По сравнению с первыми годами значительно возросла в них потребность. Просфоры нам пекли в Рождественском монастыре, по соседству, но Великим постом 2001 года у них многие сестры болели, и нам было отказано в выпечке. Данилов монастырь не мог нам испечь такое количество малых просфор, какое нам требовалось. В Лавре тоже не могли нас обеспечить. Нашелся в Москве один храм, где взялись нам печь, но качество просфор было неважным. И вот мы с отцом Клеопой стали просить отца Тихона разрешить делать просфорню в своем монастыре. Отец наместник благословил.

Посчитали, сколько нам надо просфор, какое нам необходимо оборудование и закупили его. Около года еще пришлось ждать, пока закончат капитальный ремонт в доме, выходящем на Лубянку.

Наконец ремонт был сделан, и мы со своим оборудованием въехали в новую просфорню.

Но первые же результаты показали, что мы ошиблись с печкой. Она была конвекционной: горячий воздух разгоняли по печи два вентилятора, а без них она не работала. И просфоры в ней печь оказалось практически невозможно. При выпечке от горячего ветра просфоры наклонялись к центру, сохли, оставались белыми, а служебные невозможно было печь вообще.

Малые просфоры для народа кое-как испекли. Подали в алтарь. Отец наместник спрашивает: «Почему такие белые и жесткие?». Говорим: «Печка не та, ошиблись».

Попросили эту печку отдать в трапезную, а себе купить новую. Благословил.

Срочно стали искать новую. Поехали в «Сухаревку» – фирму, занимающуюся торговым оборудованием и пекарнями, стали смотреть, что у них есть. Увидел я тут у них печку пензенскую – сделанную на заводе в Пензе. Дешевая. И по размерам нам подходит. Дверцу открыл: наш противень боком войдет. Говорю: «Все. Берем эту!».

Стоила… тысяч четырнадцать, с копейками. На следующий день – нам же торопиться надо – взяли деньги, а машины нет. Стали ждать, не появится ли свободная. А время идет. Уже скоро «Сухаревка» закроется. Мы с отцом Клеопой выскочили на Рождественский бульвар машину ловить. Ловили, ловили, наконец поймали. Водитель узнал, куда нам ехать надо, прикинул время, и не поехал, а полетел. На такой старенькой машине я никогда так быстро не ездил.

Приехали перед самым закрытием, уже поздно, но печку купить успели, затащили в просфорню. Но подключать некому: электрики уже домой ушли. А время не ждет. Решили сами подключить.

Подсоединили вилку. Вилку – в розетку. В печке – вспышка!!! Хлопок – и она стоит «мертвая». Понятно: получили «козу» – короткое замыкание. Полезли в печку смотреть. Оказалось, что при перевозке одна из клемм (а клеммы питания были автомобильные) соскочила со своего места, и оголенный провод попал на трубку температурного датчика.

Нашей вины в этом не было. Не знали мы с отцом Клеопой, что пензенские печки перед включением проверять и перебирать надо. Теперь уж всю электрику на панели управления мы перебрали. Печка заработала.

Но через какое-то время сгорел нижний тэн нижнего яруса печи. Оказалось, что мы все-таки неправильно вилку к кабелю подсоединили. Но самое большое разочарование нас ожидало, когда выяснилось, что противни в новой печке квадратные, и наше остальное оборудование к ней не подходит: сама-то печка прямоугольная, а внутри – квадратная. Спрашивается, и куда я смотрел? В общем – просмотрел.

Вернуть ее уже нельзя: она не новая. При первой выпечке еще выяснилось, что и печет она неравномерно.

Стали мы с отцом Клеопой искать выход из сложившейся ситуации. Внизу, на первом этаже, стояла большая, старого образца трехъярусная печь ХПП. Ее еще отец Анастасий приобрел для просфорни. Но затащить ее наверх, не разобрав, было невозможно.

И мы решились на «подвиг»: разобрать печь и перенести по частям. Открутили винты в боковых стенках и поняли… что мы ее обратно не соберем. На заводе ее собирали по ярусам, и внутри она вся переложена стекловатой. Печь просела без боковых винтов. Пришлось ее оставить в таком виде. И тут мы поняли, что влипли.

Думаю: «Если сейчас к отцу Тихону не пойду, то мы так и останемся с этой пензенской печкой». Решил идти «сдаваться».

Пришел, постучался с молитвой. Сразу сказать о печке страшно. Однако кто-то уже успел сказать отцу Тихону, что мы новую печку сожгли. Отец Тихон поругал, конечно, и велел съездить посмотреть, какие у других печки: на Пюхтицком подворье, в Рождественском, в Даниловом.

Пошел в Рождественский монастырь, а там сами на печку жалуются.

На Пюхтицком подворье печка хорошая, но старая, таких сейчас нет.

В Даниловом стоят те же ХПП – печи с высоким подом. Они их берегут для артосов.

Наконец нашли мы печку предприятия «Восход». По габаритам она нам не очень подходит: входную дверь пришлось бы проламывать. Но где ее в работе посмотреть? Представитель «Восхода» нам сказал, что их печь взяли в Сергиев Посад.

Понятно, думаю, отец Никандр (лаврский просфорник) свои древние печки помнил.

Поехали с отцом Клеопой в лавру. Это было накануне Дмитриевской родительской субботы.

Первым делом пошли в Троицкий Собор к преподобному. Приложились к мощам. Просим о печке.

Потом пошли в просфорню к отцу Никандру, а его нет. Сели ждать в беседке, напротив братской трапезной. Лаврская братия пообедала. Мы подошли к одному из братии, спрашиваем отца Никандра. Нам сказали, чтоб мы пошли поели. После обеда мы, довольные и сытые, выходим из трапезной и опять к кому-то из братии: «Не видели ли отца Никандра?». – «Да был минут пятнадцать назад и ушел» – «Вот, – говорю, – отец Клеопа, послушание на жратву променяли!!!».

Делать нечего. Сидим, ждем в беседке. Оделись с утра легко, а на улице уже холодно. Зябнем. Часов после четырех идет отец Никандр. Мы к нему: «Отец Никандр, здравствуйте! А мы к Вам, новые печки посмотреть». А он и говорит, что ничего не менял: старые у него стоят. Тут до нас дошло, что Сергиев Посад – это не только лаврская просфорня. Подсказал нам отец Никандр кое-что по просфорам, и мы собрались расстроенные домой: весь день проторчали в лавре, и все без толку.

Сели на станции на автобус, по дороге естественно спали. Уже подъезжая к ВДНХ, проснулись. Отец Клеопа говорит: «Смотри: “Торговое оборудование”»! Рядом с гостиницей «Космос» павильон «Оптика» и на нем вывеска: «Торговое оборудование». Выходим из автобуса. Отец Клеопа говорит: «Может, у них печки есть?». А времени уже начало седьмого, пятница. Наверное, все уже закрыто. Сам думаю с досадой: «Все равно день потерян, не буду с отцом Клеопой спорить, сделаю, как он хочет». Пошли.

Заходим во двор павильона: открыто.

Заходим на второй этаж: опять открыто.

Стоит всякое оборудование и мужик. Оказалось: технолог. Спросили про печки. Он показал на одну, говорит: «Вот, такую Рождественский монастырь купил». Нам такая не подходит. Показывает конвекционную печь. Нам и такая не подходит. И вдруг вижу печку по конструкции, как в Даниловом, – немецкую (которые они берегут). «А эту можно посмотреть?» – говорю. «Можно, – отвечает. – Только это не печка, а жарочный шкаф».

Открываю дверцу – то, что надо. Теперь уже глубину печки не проглядел. Все посмотрели: верхний и нижний регуляторы температур. Два уровня для выпечки. И цена нормальная. Берем.

Выписали нам счет.

Спрашиваем у технолога, как его зовут. Говорит: «Сергей Минако». Мы ему: «Вот Вам коврижка от преподобного Сергия, мы сейчас в Сергиевом Посаде были, в лавре». «А я там живу, – отвечает. – У меня жена и теща из Посада. И отцов лаврских знаю».

Вот, думаем, преподобный помог! Утром просили, а вечером печка! Да еще Дмитриевская родительская суббота, тоже его день. Радостные помчались в монастырь.

Первым делом к отцу наместнику. Постучались. Батюшка у себя. Захожу, говорю, что нашли печку. Отец наместник интересуется, видели ли мы в работе. Отвечаю, что печка такая же, как в Даниловом, и чувствую, что моего аргумента не хватает и все дело может провалиться. «Батюшка, – говорю, – мы были в лавре у преподобного Сергия, просили – и вот нашли». – «Вот! С этого и надо было начинать», – ответил отец Тихон и подписал счет.

Печка оказалась такой, какая нам нужна. И по мощности. И артосы в ней печь можно. Лучшего бы мы и не нашли!

Печку пензенскую мы продали в просфорню приходского храма. Белую большую ХПП пришлось во время ремонта первого этажа выбросить. В конвекционной печи до сих пор в трапезной пирожки пекут.

– Батюшка, вы еще отвечаете за работу пошивочной мастерской. Расскажите о ней, пожалуйста.

– Пошивочная «досталась» мне вместе с ризницей, потому что она к ней, собственно, и относится. Работы там всегда хватает: пошив братских облачений, церковное шитье. Там у нас трудятся женщины. У них есть старшая, которая все контролирует, но и я должен следить за процессом, распределять работу. Когда был ризничим, смотрел, каких облачений не хватает, чем пополнять ризницу. Слава Богу, проблем с сотрудницами пошивочной почти не было, на совесть трудятся. Так получилось, что за время работы пошивочной три сотрудницы вышли замуж за семинаристов. Все три сейчас матушки. Опыт шитья облачений стал для них своеобразным «приданым» от монастыря.

– Что значит для вас пастырское служение? Можно ли говорить о его этапах?

– Вначале у меня все было так, как в истории, которую рассказывал известный афонский подвижник старец Паисий о молодом верблюжонке, который ходил в первый раз с караваном за солью. У него спрашивали: «Куда идете?». Он, прыгая, резвясь, отвечал: «На соли, на соли»! А когда они возвращались и к нему обратились с тем же вопросом, он уже говорил: «Ох, с солей!». Послушание священнослужителя можно описать известными словами: «Божественная благодать, немощная врачующая и оскудевающая восполняющая». Полнее и точнее не скажешь. Конечно, большое значение имеет то, что после рукоположения служу в монастыре. Есть с кого пример брать. Всегда подскажут, поддержат, предупредят.

– Какие случаи из вашей пастырской практики запомнились вам более других?

– Было у меня на глазах несколько случаев проявления силы Божией во время таинства соборования. Первый раз я такое увидел, когда совершал соборование и причащение девочки, попавшей в аварию, в институте Склифософского. Она лежала с переломом позвоночника, зажмурившись, и было непонятно, в себе она или нет. Она только дышала – и все. А человека без сознания причащать нельзя. Стал ее соборовать, она пришла в себя, и я смог ее причастить.

Другой был случай: послали меня исповедовать, соборовать и причащать женщину, умирающую от рака. Во время совершения таинств она просидела в подушках целых два часа. Когда я уходил, ее родственники сказали мне, что до этого сидеть она могла не более десяти минут.

Пришлось мне исповедовать и причащать в госпитале Бурденко одного генерала. Привез меня к нему его подчиненный – подполковник. Накануне генералу оперировали желудок: рак у него был. Соборовался и причащался он впервые. Я его пособоровал. Пришло время причастия. А он спрашивает: «Это что, кость?». Видно подумал: Господь ведь жил две тысячи лет назад, что же могло остаться? И я стал объяснять суть таинства евхаристии. Но он все равно говорит: «Батюшка, я не могу причащаться. Мне только что оперировали желудок, а надо твердое принять». Показывает на своего подчиненного: «Пускай он причащается». Я говорю: «Он не может, он должен в храме причащаться как здоровый человек. Вы мне верите?». – «Да». – «Тогда надо причаститься». И он согласился, и была видна в этот момент вера человека, как перешагнул он через свой разум, свои опасения. Это подвиг веры был для него. И когда мы ехали назад, его подчиненный сказал: «Вы знаете, он вообще не вставал, а после соборования поднялся».

– 15 лет назад в Сретенском монастыре возобновилась иноческая жизнь. Как изменилась за эти годы обитель?

– Было труднее с бытовой точки зрения. Не было горячей воды, жили по несколько человек в келье. В моей келье, например, не было форточки – только окно. Кельи были маленькие. Но такое монастырское «детство», оно особой радостью отличается. Трудности мобилизовывали, хотя что это за трудности? Как-то пожаловался вслух, что у меня на окне, на шпингалете, снег, форточки нет, батарея плохо работает. В этот же день мне прихожане, которые и не слышали о моей жалобе, подарили обогреватель. Потом, конечно, когда въехали в новый корпус, появились все удобства – и характер искушений поменялся. Неудобства внешней жизни облегчали жизнь внутреннюю. Как я уже говорил, сначала было мало насельников, и мы общались между собой больше. Сейчас у каждого свои послушания, и порой встречаемся мы только на братском молебне, на литургии, за трапезой. Раньше было больше общих послушаний: монастырь строился. Теперь по другому. Да так и должно быть.

– Отец Киприан, что бы вы могли пожелать учащимся Сретенской духовной семинарии, которая вот уже десять лет находится в стенах Сретенского монастыря?

– Хотелось бы пожелать семинаристам, чтобы не растратили благоговение, не забывали, за чем пришли, и не сошли с дистанции.

Беседовал иеромонах Иоанн (Лудищев)

Источник: http://sdsmp.ru/news/n1996/

Рубрики: Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *