Содержание

Вера в человеческое жертвоприношение, которое должно спасти людей от каких-то великих бед, свойственна самым диким и примитивным племенам.

Если мы говорим о жертвоприношениях пленных, то аналогии тут просто нет, потому что Жертва Христа была полностью добровольной. Но если речь идет о добровольных жертвах — каковые тоже бывали у язычников — то тут стоит поговорить подробнее.

В пьесе африканского драматурга Вола Соинки «Смерть и Королевский Конюшний» африканец по имени Элесин должен принести себя в жертву, чтобы, согласно местным верованиям, отвратить беду от своего племени. Британский колониальный чиновник пытается отговорить его, но Элесин отвечает, что когда он учился в Лондоне, он видел, как капитан корабля пожертвовал своей жизнью ради спасения пассажиров, и его прославляли как героя. Значит, и британцы понимают, что отдать жизнь за других — достойное дело!

Элесин ошибается не в том, что умереть ради спасения ближних — достойное дело. Просто эта жертва в данном случае не нужна, местные верования просто ошибочны. Поэтому мы можем порицать у язычников эти ложные верования, но никак не само представление о добровольной жертве, которая спасает других.

Но если Бог любит грешников, почему бы Ему просто не простить их грехи, без всякой искупительной жертвы? Мы же, люди, можем прощать наших обидчиков, не требуя компенсации.

Под «прощением» мы можем иметь в виду две разные вещи. Во-первых, мы можем говорить об отказе от ненависти и вражды по отношению к нашим обидчикам. Вот мы кипятились, строили планы страшной мести, смаковали в своих мечтах, как заставим наших врагов поплатиться, а потом остыли и решили не мстить. В этом смысле Богу не было нужды нас прощать — Он никогда не имел и не имеет вражды и ненависти к Своему творению.

Во-вторых, об отмене приговора, как мы бы сказали сегодня, «амнистии». Судья выносит правосудный приговор не потому, что он питает ненависть к подсудимому или кипятится от гнева, если бы это было так, сам приговор был бы неправосудным. Он выносит его с целью восстановления справедливости. Как говорит Писание, «правого пусть оправдают, а виновного осудят» (Втор 25:1).

Большинство из нас не являются судьями, и обязанность поддерживать справедливость на нас не лежит. А если бы лежала, мы бы просто не могли бы взять и отменить законный приговор просто потому, что преступник вызвал нашу симпатию. В этом случае мы бы оказались коррумпированными судьями.

Бог не поступит как коррумпированный судья — Он есть Судия праведный. Мы можем быть избавлены от осуждения только таким путем, который был бы сообразен Его праведности.

Чтобы понять это, вспомним другой вопрос, который часто ставят: христиане говорят, что любые люди, в том числе самые чудовищные злодеи могут войти в рай, если они покаются и уверуют во Христа. Но не будет ли чудовищной несправедливостью, что злодеи, принесшие много зла и горя, будут оправданы и приняты Богом? Будет, но не только в отношении злодеев, которых нам легко счесть злодеями, – в отношении любого грешника. Бог не может ни оправдать, ни принять, ни проигнорировать грех.

Поэтому, хотя Бог любит и всегда любил нас, грех должен быть искуплен.

Но какой смысл в том, чтобы предавать невиновного смерти за грехи виновных? Разве это, само по себе, не вопиющая несправедливость?

Конечно, было бы несправедливо, если бы Ивана оштрафовали за проступок, который совершил Петр. Вот если Иван добровольно выплачивает штраф за Петра — в этом нет несправедливости, это акт милости.

Приведу пример, который я прочитал в одном из комментариев на послание к Римлянам. Эта история, которую рассказал офицер, в позапрошлом веке служивший на Кавказе. В одном селении начался голод. Обнаружилось, что кто-то ворует еду из общих запасов. Местный князь объявил, что вор, когда попадется, получит пятьдесят плетей. Вор попался — это оказалась престарелая мать князя.

Если бы князь отказался исполнить свое повеление, он навсегда потерял бы уважение односельчан, как человек пристрастный, несправедливый и неверный своему слову; всякий порядок в селе бы рухнул. Но он, понятно, не желал подвергнуть бичеванию родную мать.

Тогда он нашел выход — да, она должна получить свои пятьдесят плетей. Но он как сын может закрыть ее своим телом. Так он и сделал — пятьдесят плетей пришлись по нему.

Другой пример. Мужчина берет в жены женщину с огромными долгами. Хотя он их не делал, ему придется их выплачивать — потому что он признал ее своей и, следовательно, ее долги — своими.

В акте Искупления Христос добровольно признает виновных и испорченных, осужденных, отверженных и проклятых грешников Своими — и их осуждение, отвержение и проклятие Своими.

Как говорит апостол Павел, «Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою – ибо написано: проклят всяк, висящий на древе» (Гал 3:13).

Христос умирает смертью проклятого на Кресте и в этой смерти полностью совершается осуждение нашего греха; этой смертью оно полностью исчерпано и нам приобретено полное прощение.

Как говорят святой Максим Исповедник, «невинный и безгрешный Он заплатил за людей весь долг словно Сам был виновен, возвратив их к благодати Царствия и отдав Себя Самого в выкуп и искупление за нас» (Мистагогия, 8).

Зачем страдал Христос? (Сущность Жертвы Христовой)

Жертва Христа Спасителя

Религиозное понятие «жертва» имеет два различных смысла. Один из них присущ юридическому, иудео-языческому сознанию, где жертва является зна́ком умилостивления Бога (богов) за грехи или средством благодарения Его и просьбы о помощи. Это понимание жертвы исходит из элементарного антропоморфического представления о Боге, Которого, как земного царя, можно и раздражить, и умилостивить, и Который поэтому требует Себе жертв от человека. Второе значение жертвы открывается в святоотеческом понимании Жертвы Христовой, как акта бесконечной любви Самого Бога к человеку.

Этот второй смысл Жертвы становится особенно очевидным при сопоставлении двух основных точек зрения на последствия грехопадения первых людей: католической и православной. Первая следует из иудео-языческого понимания греха и гласит, что грехом прародители нанесли «оскорбление Богу и Его Промыслу» и поэтому «все люди – соучастники греха, совершённого Адамом». Эта их виновность столь велика, что для восстановления справедливости потребовалась Жертва Сына Божия. В Католическом Катехизисе читаем: «Иисус возместил нашу вину и принес Отцу удовлетворение за наши грехи». «Своими святыми Страстями на древе крестном Он заслужил нам оправдание».

Таким образом, в католицизме и протестантизме подвиг Спасителя оценивается как юридический акт выкупа, оправдания, сущность которого заключается в снятии вины с рода человеческого и избавление его от наказания за преступление (грех) первых людей.

О таком глубоко искажающем отношение Бога к человеку понимании В. Н. Лосский писал: «Само понятие искупления носит чисто юридический характер: это выкуп раба… это значило бы создавать между Богом и человечеством недопустимые правовые отношения». Патриарх Сергий (Страгородский) в своей замечательной работе «Православное учение о спасении» (о которой Валаамский старец Иоанн (Алексеев) писал: «высокая книга — светоч науки духовной»), указывает на корень западного заблуждения: «Оправдание, таким образом, акт совершенно внешний, таковой акт, который действует не в человеке, а вне и около человека. Поэтому и следствием этого акта может быть перемена только отношений между Богом и человеком, сам же человек не изменяется» (выделено — А.О.).

Но это учение о виновности всех людей перед Богом и необходимости удовлетворения правосудию Божьему отвергается и Евангелием, и всем Священным Преданием Церкви, которые прямо говорят о том, что Бог есть любовь, а не правосудие.

Источник: https://alexey-osipov.ru/faq/bog-khristianskiy/zachem-stradal-khristos-sushchnost-zhertvy-khristovoy/

«Возмездие за грех – смерть, а дар Божий —
жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем».
(Рим.6:23)

Мы можем узнать это из Библии. Библия – это книга книг: в ней 39 книг Ветхого Завета и 27 книг Нового завета. Они написаны в течение 1600 лет разными авторами: от пастуха и до царей. Несмотря на длительное время написания и разных писателей, книги не противоречат друг другу, потому что написаны под водительством одного автора – Божьего Духа. «Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божьи человеки, будучи движимы Духом Святым» (2Петр.1:21).

Библия – это разговор Бога с человеком через Божьих людей – пророков, это рассказ о Боге, Его истине, о жизни неба и земли, и Его отношении к людям. В Библии вы найдёте ответы на все вопросы, включая вашу личную жизнь и обстоятельства.

Задачей библейских пророков было донести вести, данные Святым Духом. Пророк был, по сути, прямым представителем Бога. И Господь Иисус также неоднократно напоминает: «Я ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю»(Иоанн.8:28). Все библейские Писания (первые книги были написаны более трёх тысяч лет назад) происходят от Бога.(4). Наш всеблагой Творец явственно присутствует в каждой библейской книге, и мы можем с полным доверием относиться к вести, которую нам несёт Божье Слово – Библия.

В Слове Божьем написано, что «нет праведного ни одного», «все согрешили и лишены славы Божьей»(Рим.3:10,23), что грех разделяет человека с Богом, потому что «возмездие за грех – смерть» (Рим.6:23) и что «законом познаётся грех»(Рим.3:20).

Мы смертны, мы все умираем и эта наша смерть – плата за грех Адама, «потому что в нем все согрешили» (Рим.5:12). Но будет суд Божий и над нашими грехами (Откр.20:11-13). И кто будет оправдан, тот будет жить вечно с Богом на новой земле, где будет стоять и престол Божий и будет возможность общения с Богом (Откр.21:22,23). А кто осуждён, того ждёт вторая смерть в озере огненном (Откр.20:14,15), которая навсегда разлучит человека с Богом, человек погибнет навсегда.

Будет ли кто-то оправдан на суде Божьем, если «нет праведного ни одного»? Как же нам примириться с Богом, как же оправдаться? Ещё прежде создания мира, когда не было не только человека, но и неба и земли, Бог предусмотрел возможность усыновления человека через Иисуса Христа, если человек, получивший свободу выбора, свободу своей воли, оставит Бога и пожелает жить по своему разуму, пренебрегая послушанием Божьему закону любви (Ефес.1:4,5). Божий Сын согласился принять наказание за наши грехи, чтобы Небесный Отец мог проявить и милость к грешнику, и справедливость наказания за грех. Сыну Божьему предстояло явить всю глубину самоотречения и бескорыстной любви Бога (1Петр.1:18-20).

И когда пришло время Иисус, Сын Божий, оставил небо, облёкся в человеческую плоть, чтобы донести до нас истину о Боге. Бог должен был принять природу человека, чтобы человек получил возможность общаться с Ним.

Иисус говорит: «видевший Меня, видел Отца» (Иоанн.14:9), «Я и Отец — одно» (Иоанн.10:30). Про Иисуса в Библии написано, что Он есть Слово, Которым Бог сотворил всё. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Всё через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть» (Иоан.1:1-3).

«Ибо Им создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и не видимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, – всё Им и для Него создано; и Он есть, прежде всего, и всё Им стоит» (Кол.1:16,17).

«Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нём обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою всё, умиротворив через Него, Кровью креста Его, и земное и небесное.»(Кол.1:19,20).

Иисус пришёл на землю, чтобы умереть вместо нас второй смертью, искупить наши грехи и дать нам возможность выбора между вечной жизнью с Богом и второй смертью – вечным разделением с Богом.

Иисус умер второй смертью, потому что грехи всего человечества: всех уже умерших, живущих и ещё не родившихся, были возложены на Него, и этот грех разделил Его с Богом.

«Но Он взял на Себя наши немощи, и понёс наши болезни; а мы думали, что Он был, поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлён был за грехи наши, и мучим за беззакония наши; наказание мира (вины) нашей было на Нём, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали как овцы, совратились каждый на свою дорогу; и Господь возложил на Него грехи всех нас» (Ис.53:4-6).

Это написал пророк Исайя почти за семьсот лет до распятия Иисуса. А Давид за тысячу лет до распятия написал: «Все видящие меня, ругаются надо мною; говорят устами, кивая головою: «Он уповал на Господа, — пусть избавит его; пусть спасёт, если он угоден Ему.» «Ибо псы окружили меня, скопище злых, обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои. Можно было бы перечесть все кости мои, а они смотрят и делают из меня зрелище; делят ризы мои между собою, и об одежде моей бросают жребий» (Пс.21:8,9,17-19).

Сравните: «Распявшие же Его делили одежды Его, бросая жребий.

Проходящие же злословили Его, кивая головами своими и говоря: Других спасал, а Себя Самого не может спасти! Если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдёт с креста, и уверуем в Него; уповал на Бога: пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын» (Мат.27:35,39,42,43).

Более трёхсот пророчеств об Искупителе, записанных в Библии сбылись в Иисусе Христе.

«Христос умер за наши грехи по Писанию и воскрес в третий день по Писанию» (1Кор.15:3,4) и как Сам трижды говорил о Своём воскресении на третий день Своим ученикам (Мат.16:21;17:23;27:63). «Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти, потому что ей невозможно было удержать Его». (Деян.2:24). Через Свою смерть Христос стал жертвой за нас и избавил нас от гибели. Своим воскресением из мёртвых Он нанёс поражение «последнему врагу» — смерти (Рим.6:9). Смерть и воскресение Иисуса, как часть Божьего замысла о спасении мира, совершились полностью в соответствии с Божьей волей. Поскольку Иисус воскрес, смерть побеждена, и мы можем быть уверены, что и мы воскреснем.

Иисус говорит: «Я есть воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрёт, оживёт; и всякий живущий и верующий в Меня не умрёт вовек» (Ин.11:25,26). «Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день» (Ин.6:40).

Как же нам прийти ко Христу? На вопрос: «Что нам делать»? Апостол Пётр сказал: «покайтесь и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, — и получите дар Святого Духа» (Деян.2:37,38).

Бог никогда не остаётся безучастным, когда мы искренне признаём наши грехи. Библия обещает нам: если мы исповедаем свою вину, Он обязательно нас простит (1Иоан.1:9). Только во Христе мы можем обрести согласие с Богом. Он единственный посредник между Богом и человеками (1Тим.2:5). Иисус Христос говорит: «Я есть путь и истина и жизнь: никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Иоан.14:6).

Своей смертью, искупившей наши грехи, Иисус примирил нас с Богом. «Потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их». «Ибо незнавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нём сделались праведными перед Богом» (2Кор.5:19,21). Мы же своим покаянием, верой в прощение благодаря жертве Иисуса Христа и крещением получаем усыновление и становимся Божьими сынами и дочерьми. «Ибо все вы Сыны Божьи по вере во Христа Иисуса» (Гал.3:26). Святой Дух, полученный от Бога и живущий в нас, помогает нам понимать Божьи истины и Его волю, сохранять верность Богу и дар вечной жизни. «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живёт в вас?» (1Кор.3:16).

Что нам нужно, чтобы наследовать жизнь вечную

Написано: «Все согрешили и лишены славы Божьей» (Рим.3:23). Есть люди, которые сознают свою вину перед Богом и людьми, но есть и такие, кто считает, что они праведны: они добры, не делают зла, живут по совести.

Однажды Господу Иисусу был задан вопрос: «Учитель! Какая наибольшая заповедь в Законе?Иисус сказал ему: «Возлюби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим»: Сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей: «Возлюби ближнего твоего как самого себя». На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мат.22:36-40). Они одинаково звучат как в Ветхом, так и в Новом Завете (Втор.6:5; Лев.19:18).

Что значит возлюбить Бога? Апостол Иоанн говорит: «Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его и заповеди Его не тяжки». (1Ин.5:3). Какие заповеди? Это Божий закон любви – десять заповедей, сказанных Богом на горе Синай (Исх.20:1-17) и написанных Божьим перстом на двух каменных скрижалях, которые Он дал Моисею (Втор.9:10).

На первой каменной скрижали четыре заповеди о любви к Богу:

1. Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.

2. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им. Ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.

3. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно; ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.

4. Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай, и делай всякие дела твои: а день седьмой – суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришелец, который в жилищах твоих. Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и всё, что в них; а день седьмой почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его.

Первая заповедь. Мы можем подумать, что первая заповедь не имеет к нам отношения. Но Бог услышал стенания израильского народа и освободил его. В первой заповеди Бог представлен как Освободитель. Он говорит: «Я жизнедатель, Господин твой, Который вывел тебя из страны Египетской, из дома тяжелой службы. Не будет у тебя чужих господ, кроме Меня». «Не будет у тебя…»: если Бог нас освободил, то больше никто нас не поработит. В этом — смысл заповеди, Бог освобождает полностью. «Я тебя вывел из дома тяжелой службы». Бог не просто увёл с какой-то территории. Он изменил обстоятельства, ход событий. Он решил проблему, которая тяжело угнетала.

Не просим ли мы Бога вывести нас откуда-нибудь, из какой-нибудь ситуации, когда никто не может нам помочь? Бог может освободить нас из рабства греха, от ошибок, от вины за наше прошлое, от плохих привычек. В Библии «Египет» воспринимается как символ греха.

Четвёртая заповедь – седьмой день — суббота Божьего покоя. Кто-то считает, что эта заповедь дана только евреям, но это не соответствует истине. Закончив в шесть дней работу творения в седьмой день Бог отдыхал, любуясь и наслаждаясь результатами Своего труда: «И увидел Бог всё, что Он создал, и вот, хорошо весьма» ( Быт1:31). «И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал» (Быт.2:3). Этот день Бог сделал памятником творению, днём поклонения Богу, как Творцу, не только теперь (Откр.14:7), но и на новой земле (Ис.66:22,23). Поклонение Богу в субботу несёт людям благословение, радость в Господе (Ис.58:13,14).

Нигде в Библии вы не найдёте, что эта заповедь отменена или, что день поклонения перенесён на другой день недели.

Поразмышляйте, соблюдаете ли вы заповеди любви к Богу. Например: находитесь ли вы один день в неделю в общении с Богом, в поклонении Ему, как Творцу вселенной и человека, или не можете оторваться от мирских дел? Часто ли произносите имя Господа к месту и не к месту, не стало ли оно вашей поговоркой?

На второй каменной скрижали шесть заповедей о любви к ближнему:

5. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, даёт тебе.

6. Не убивай.

7. Не прелюбодействуй.

8. Не кради.

9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

10. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего.

Любите ли вы своих ближних? Вы почитаете своих родителей? Вы никогда не солгали? Вы никогда никого не убили: словом или взглядом? Вы не убиваете себя нездоровым образом жизни, употреблением вредных продуктов, оскверняя своё тело (Лев.гл.11), которое есть «храм Божий и Дух Божий живёт в вас» (1Кор.3:16)? Вы живёте в законном браке и никогда даже не помыслили о прелюбодеянии? Господь Иисус говорит, что «всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своём» (Мат.5:28). Вы никогда не пожелали того, что есть у вашего ближнего: родственника, соседа, сотрудника по работе, то есть, никогда не позавидовали? Вы всегда живёте в соответствии с золотым правилом Господа Иисуса: «Итак, во всём как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними»? (Мат.7:12).

Закон Божий – это зеркало, которое показывает нам наш грех. И это очень важно – увидеть своё истинное состояние.

Поразмышляйте, будьте честны с собой.

А возмездие за грех – смерть.

Так что же Господь Иисус Христос сделал для нас?

Он умер вместо нас, искупив наши грехи, примирил нас с Богом и дал нам возможность получить дар вечной жизни. Нет такого человека, за которого Христос не умер бы и которого не хотел бы видеть спасённым. Христос готов освободить нас от греха, но Он не принуждает нас к этому насильно. Мы сами губим себя упорным отвержением Его любви. Но тем людям, которые верою принимают смерть Иисуса за них и исповедуют свои грехи, Он желает подарить Своё прощение и силу побеждать грех.

Христос знает каждого из нас и не остаётся безучастным к нашим бедам (Пс.138). Он знает дом, в котором мы живём, и подробности нашей жизни, как если бы каждый из нас был единственным, за кого Он умер (Деян.9:10-17). И самое главное, Он будет крепко держать нас, если мы только сами не захотим Его оставить. Иисус говорит: «И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек, и никто не похитит их из руки Моей» (Ин.10:28).

А апостол Павел говорит, что никто и ничто не может отлучить нас от любви Божьей во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим.8:35-39).

Господь Иисус, Который был одно с Богом, связал Себя с сынами человеческими неразрывными узами. Он не стыдится называть нас Своими братьями (Евр.2:11). Он предстоит перед престолом Отца в облике человека (Деян.1:9-11) и соединил Себя на веки вечные с искупленным Им человечеством. Приняв человеческую природу, Христос возвысил человечество. Теперь падшие люди через связь с Христом могут и в самом деле стать достойными высокого имени: «Сыны и дочери Божьи».

«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоан.3:16).

«И вас, бывших некогда отчуждёнными и врагами, по расположению к злым делам, ныне примирил в теле плоти Его, смертью (Его), чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою» (Кол.1:21,22).

Господь Иисус на кресте умер второй смертью, чтобы нам не испытать её. Грех всего человечества, который Он возложил на Себя, разделил Его с Богом. Впервые Он нёс Свои страдания, злословие и насмешки толпы без Божьей поддержки. «Около девятого часа возопил Иисус громким голосом: «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» (Мат.27:46). Но Он не потерял веру: «Иисус зная, что уже всё совершилось, говорит: «Отче! в руки Твои предаю дух Мой» (Лук.23:46). Последнее слово Иисуса было: «Совершилось! И, преклонив главу, предал дух» (Ин.19:30).

Чтобы убедиться, что Он умер, «Один из воинов копьём пронзил Ему рёбра, и тотчас истекла кровь и вода» (Ин.19:34). Это свидетельствовало о том, что сердце Иисуса разорвалось: оно не выдержало разделения с Богом.

Но бог не оставил Сына. Он скрылся за темнотой, которая окружала крест. «От шестого часа тьма была по всей земле до часа девятого» (Мат.27:46). (Счёт времени ведётся с шести утра).

«И вот завеса в храме разодралась надвое, сверху до низу; и земля потряслась; и камни расселись; и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли, и вышедши из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим» (Мат.27:51-53).

Тяжёлая завеса, сотканная из голубой, пурпуровой и червлёной шерсти и кручёного виссона с искусно сделанными на ней херувимами, толщиной около 7 см, отделяла святилище от Святого святых (Исх.26:31-33). За завесой находился ковчег откровения, над крышкой которого Бог являлся в облаке (Лев.16:2). Входить за завесу мог только первосвященник и только один раз в год в день искупления – день очищения святилища от всех грехов народа (Лев.16:16,17).

Эта завеса, закрывавшая явление Бога , разодралась надвое сверху до низу потому, что Бог покинул Святое святых храма. В нём Бог прощал грехи после кропления крови жертвенного животного на завесу, сопровождаемого молитвой священника. Жертвенное животное было прообразом Христа. В момент смерти Христа нужда в прообразе отпала, нужда в жертве животного отпала, храм исполнил своё предназначение. Через 70 лет храм был разрушен и никогда не будет восстановлен.

Господь Иисус воскрес, вознёсся на небо и сел одесную Бога, то-есть, с правой руки Бога, на Божьем престоле.

«Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, через Которого и веки сотворил. Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси Его и держа всё словом силы Своей, совершив Собою очищение грехов наших, воссел одесную (престола) величия на высоте» (Евр.1:1-3).

Иисус Христос стал нашим Первосвященником в Небесном храме, прообразом которого был земной храм. Бог показал миниатюру Небесного храма Моисею и сказал: «Поставь скинию по образцу, который показан тебе на горе» (Исх.26:30).

«Мы имеем такого Первосвященника, Который воссел одесную престола величия на небесах и есть священнодействователь святилища и скинии истинной, которую воздвиг Господь, а не человек» (Евр.8:1,2).

Господь Иисус Своей смертью примирил нас с Богом и открыл нам доступ к Богу. Мы имеем возможность через Иисуса Христа обращаться непосредственно к Богу с нашими нуждами и просьбами.

«Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушён во всём, кроме греха. Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи» (Евр.4:15,16).

Через нашего Первосвященника мы можем просить Бога о прощении грехов. «Если исповедаем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи (наши) и очистит нас от всякой неправды» (1Иоан.1:9).

Господь Иисус – наш Искупитель и наш Ходатай перед Богом.

«Дети мои! Сие пишу вам, чтобы вы не согрешали; а если бы кто согрешил, то мы имеем Ходатая пред Отцом, Иисуса Христа, Праведника: Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира» (1Иоан.2:1,2).

И когда мы обращаемся к Богу во имя Его Сына, Он слышит нас и принимает нас, как Своих детей. Иисус говорит: «Истинно, истинно говорю вам: о чём ни попросите Отца во имя Моё, даст вам» (Иоан.16:23).

«Если пребудете во Мне, и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам» (Иоан.15:7).

Какие многообещающие и, с человеческой точки зрения, почти невыполнимые обетования (обещания). Кто-то может подумать, что они относятся только к ученикам, которые жили вместе с Иисусом. Но Иисус считал Своими учениками всех, уверовавших в Него. После беседы с народом Иисус сказал уверовавшим в Него: «Если пребудете в слове Моём, то вы истинно Мои ученики» (Иоан.8:31). В последний вечер перед арестом Иисуса, Он молился о Своих учениках и о тех, кто уверует в Него через них.

«Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче Святый! Соблюди их во имя Твоё, тех, которых Ты мне дал, чтобы они были едино, как и Мы.

Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла; освяти их истиною Твоею: слово Твоё есть истина.

Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их: да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня» (Иоан.17:11,15,17,20,21).

Все Божьи обетования относятся ко всем, уверовавшим в Сына Божьего.

Чего ожидает от нас Сын Божий? Покаяния и любви. Иисус говорит: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Иоан.14:15). «Если заповеди Мои солюдёте, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви» (Иоан.15:10). Первая и самая важная заповедь: «Люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим», и вторая, подобная ей: «Люби ближнего твоего как самого себя» (Мат.22:37-39).

«Бог даровал нам жизнь вечную, и эта жизнь — в Сыне Его. Кто имеет Сына Божьего – имеет жизнь, и кто не имеет Сына Божьего – не имеет жизни» (1Иоан.5:11,12). Каждый, верующий в Божьего Сына, имеет вечную жизнь. Он – всё, в чём мы нуждаемся.

«Ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян.4:12). «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасён был через Него» (Иоан.3:16,17).

Апостол Иоанн не находя подходящих слов, чтобы выразить величие и нежность Божьей любви, воззвал к миру: «Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божьими»! (1Иоан.3:1).

Вера в Господа Иисуса, Сына Божьего — это всё, что нам нужно для прощения, спасения и вечной жизни на новой земле (см. Откр.22:1-5).

Очень прошу, читайте в Библии, не цитируемые в тексте ссылки на Библию, понимание будет более глубоким и ярким. В самом тексте я, главным образом, стараюсь показать вам, о чём вы можете прочитать в Библии и где именно.

С любовью, Лидия Васильевна

Источник: https://www.advent74.ru/link-lydiav-blog/161-chto-gospod-iisus-khristos-sdelal-dlya-nas

>Что Сделал Христос? Суть Жертвы Христовой

УНИКАЛЬНОСТЬ ХРИСТА

Христианство утверждает, что Христос и Его дело спасения уникальны в человеческой истории на всем ее протяжении как в прошлом, так и будущем; что ни до Него, ни после Него не было (и уже не будет) ничего подобного совершённому Сыном Божиим. Но так ли это?

Вспомним: и до Христа и после Него приходили различные учителя, иногда становившиеся основателями мировых религий, и проповедовали в общем-то достаточно схожие между собой с морально-этической точки зрения вещи. Моисей, Будда, а после Христа и Магомед (Мухаммед), все они учили, что грабить и убивать, завидовать и отнимать, предавать и блудить, обманывать и воровать — это плохо. Напротив, накормить ближнего и помочь ему, быть милосердным и не гневаться, выручать и защищать, прощать и любить — это хорошо. Разные проповедники, будучи сынами своего народа и своей конкретной этнической культуры, в разное время, с разной степенью силы и ясности, расставляя акценты согласно своему мировоззрению, но говорили, в общем, об одном и том же. Все они оставили после себя учеников, как Христос — апостолов, которые с переменным успехом, как и христиане, продолжали дело своих учителей во времени и пространстве, создавая религиозные школы и общины, как и христиане — свои церкви.

На первый взгляд, которым обычно и удовлетворяется обыденное или поверхностно религиозное сознание, особых отличий Христа от прочих учителей мы не находим. Но несмотря на это, со всей решительностью утверждаем, что пришествие Христа и то, что Он совершил, не имело, не имеет и не будет иметь аналогов в мировой истории.

Христианство говорит о жертве Христа и Его крестной смерти и последующего Воскресения, наполняя эти слова каким-то особенным значением, отличающим Сына Божия от всех живших и погибших праведников и мучеников человечества. Чтобы понять всю исключительность происшедшего две тысячи лет назад, необходимо вспомнить учение христианства о повреждении мира.

ПОВРЕЖДЕНИЕ МИРА

Христианство учит, что мир был сотворен Богом, и всё в сотворенном мире было «добра зело», т.е. очень хорошим. В частности, не существовало смерти, тления (для живых организмов выражающегося в старении, для материи т.н. «мертвого» мира — в постепенном распаде согласно закона неубывания энтропии), не было пищевой цепочки, когда для того, чтобы жить, необходимо убивать. Человек был независим от стихий природы, от самого пространства и материи. Даже времени не было, которое возникло позднее, с повреждением мира (видимо, как служебная характеристика Вселенной, характеризующая процессы распада, и не имеющая своего самостоятельного значения или наполненности), и которое перестанет быть после Второго пришествия.

Научное познание утвердило очевидную иерархичность вселенной. Например, законы биологии основываются на законах химии, химия — на физике, последняя уходит корнями в квантовую теорию вещества. Подобную иерархическую цепочку в глубины материи можно отследить и от скоплений метагалактических доменов. Что здесь важно? Законы различных уровней, «слоев» бытия основаны один на другом. Представим себе, что изменилась постоянная Планка, понимаемая как величина энергии, необходимая для квантового перехода электрона с «орбиты» на «орбиту». Допустим, этой энергии, необходимой для «возбуждения» электрона, стало требоваться меньше. Представляется, что при таких условиях общие электронные пары в химических соединениях будут образовываться легче и раньше. Это означает совершенно другую химию, в которой химические элементы более разнообразны и менее стабильны. Возникшие на таких структурах длинные цепочки гигантских молекул, будущие основы белка, будут совершенно другие. Сама структура белка, существующая сейчас как спираль, закрученная в спираль, а последняя скомкана в шарик, изменится: белок будет легче образовывать более разнообразные формы и распадаться при меньшей температуре. В частности, это означает совершенно иную генетику, и невообразимо другую жизнь. А все началось с какой-то там постоянной Планка, имеющей невообразимо маленькое абсолютное значение.

Проведенный нами мысленный эксперимент, может быть не очень точный, но в принципе с достаточной ясностью иллюстрирует последствия изменения глубинных законов, предлежащих к основам мира, для всего мира в целом во всем его многообразии. Понятно так же, что дальнейшее уменьшение постоянной Планка ниже некоторого критического уровня приведет к невозможности образования устойчивых сложных структур, а с ними и жизни. Подобный мысленный эксперимент можно провести и в сторону увеличения энергии квантового перехода. Или, например, можно «поиграть» массой электрона. Или величиной сил внутриядерных взаимодействий. Или изменением плотности распределения вероятности независимых процессов. Или напряжением потенциального барьера при туннельном переходе. В общем, основная идея представляется понятной: искажение более глубинного закона немедленно приводит к изменению нижестоящей иерархии мира. Слабое искажение меняет мир, сильное искажение может привести к более печальным последствиям.

Теперь довольно легко можно будет сделать следующий шаг. Если мир (космос, вселенная) конечен, то можно справедливо предположить, что иерархия управляющих им законом так же ограничена, и имеется некий самый главный-преглавный закон, лежащий в основе всего бытия. Это духовный закон, который прародители нарушили в момент своего грехопадения, совершив т.н. первородный грех. Результатом искажения основного бытийного закона стало искажение всего тварного мира, причем, видимо, одновременно по всему его объему. Появилось время как мера энтропии, пищевая цепочка, смерть. Мир вроде бы и прекрасен, и поразительно гармоничен, функционирует кажется исправно, но все в нем и сам он стали искаженными, подверженными тлению и распаду. Христианство называет это повреждением первозданной природы мира. Не природы в смысле экосферы, а самой природы вещей мира и природы человека, который стал смертен, подвержен усталости, голоду и холоду.

Поставим практический вопрос: как исправить мир, вернуть его в прежнее состояние? Ответ очевиден: починить сломанную человеками основу бытия, то есть восстановить духовный закон мира.

ПОЧЕМУ БЫЛО НЕОБХОДИМО ДЕЙСТВИЕ БОГА?

Для начала хорошо бы восстановить этот закон в самом себе, в идеале в каждом из людей. По крайней мере, исправление человеческой природы в самом себе, по логике предыдущих рассуждений, необходимо приводит к восстановлению первозданного состояния исправляющего: независимость от времени и пространства, отсутствие потребности в пище, старения и умирания. Видимо, мера восстановления поврежденной человеческой природы в себе будет являться мерой выхода из-под зависимости законам поврежденного мироздания (например, мощи святых локально нарушают закон неубывания термодинамической энтропии, — но мы забегаем вперед).

Наука насчитывает возраст цивилизованного (т.е. городского) человечества в пределах 300 тыс. лет. И за все это время человек не справился с задачей не то что в отношении вселенной, но и в отношении себя самого. Почему? Неужто человек настолько нерадив? Инструмент исправления духа известен издревле — это покаяние. Покаяние немедленно принимается Богом, как только оно принесено. Но очищает покаяние только от личных грехов, и не выводит человека из ставшего естественным ему поврежденного состояния природы.

Повреждение природы бытия оказалось настолько серьезным, что по запущенности и развитию заболевания понадобилось пришествие Самого Бога, Его соединение с материей тварного мира, с плотью и душой человека, со Своим творением. Такое соединение, т.е. со-единение, или попросту говоря, единение, которое позволило бы исправить поврежденную человеческую природу.

ХАЛКИДОНСКОЕ ЕДИНЕНИЕ

Господь Иисус Христос обладает двумя природами: истинно божественной и истинно человеческой. И соединены обе природы в Нем неслитно, неизменно, нераздельно и неразлучно. Такое единение природ называется халкидонским, по имени вселенского собора, давшего формулировку соединения божественного и человеческого (материального и духовного, твари и Творца). Халкидонское единение означает, что в результате соединения двух природ:

• не образовалось чего-то третьего, какой-то третьей природы или сущности;

• ни одна из природ не изменилась сама в себе, божественное осталось неизменно божественным, а человеческое — неизменно человеческим (именно поэтому Христос — истинный Бог и истинный Человек, Сын Божий и Сын Человеческий);

• после соединения разделить эти природы невозможно;

• и так будет всегда.

Неслитно, неизменно, нераздельно и неразлучно Христос соединился с поврежденной человеческой природой для того, чтобы исправить нами поврежденное и восстановить Свое павшее творение: «Нас ради человек и нашего ради спасения». Нераздельное соединение Бога со своей тварью навсегда — такова цена возможности нашего спасения.

СТРАДАНИЯ И КРЕСТНАЯ СМЕРТЬ — ЗАЧЕМ ОНИ?
(частное богословское мнение доктора богословия, засл. профессора А.И. Осипова)

Итак, Господь Бог соединился с поврежденной человеческой природой, чтобы исправить и восстановить ее в первозданное состояние (когда все было «добра зело»). Но почему для этого исправления надо было пострадать Невинному и принять мучительную смерть? Да неужто, коль скоро соединение совершилось, нельзя было исправить поврежденное естество прямым и непосредственным действием Божественной воли? Неужели Господу недостаточно было просто пожелать — и все исправилось бы?

Для ответа на этот вопрос нам надо вспомнить, что Бог не может нарушить свободу воли человека. Не может спасти нас против нашей воли. Даже согрешить Бог не может (и в этом смысле мы с тобой куда более «свободны»). Будучи абсолютным совершенством, Бог не может поступить несовершенно или ошибиться. Вообще говоря, Бог не может нарушить Собственные законы, ибо они совершенны, а Бог не может перестать быть Богом.

Каждый творец (с маленькой буквы) самовыражается в своем творении. Мы смотрим на великолепные произведения живописи и видим в них выражение внутреннего мира художника. Мы слушаем прекрасную музыку и ощущаем душу композитора. Мы читаем удивительные по своей внутренней красоте, силе и гармонии книги, и видим за ними образ их создателя.

Вселенная является ни чем иным, как «произведением искусства» Господа. Отпечаток Личности Творца естественно и органично присутствует в Его творении, в гармонии мира, в присущих ему законах существования, развития и совершенствования. И сам мир, и его законы являются образом своего Творца и Законодателя. Одним из этих законов является хорошо знакомое нам правило «ломать — не строить». По этому закону для того, чтобы исправить нечто поврежденное, испорченное, необходимо приложить много труда и пота, а иногда пота кровавого. И чем серьезнее повреждение (нанести которое легко), тем больших усилий требует восстановление. Подчас усилий чрезвычайных, подчас подвига, жертвы и даже самопожертвования.

И как законы мира являются образом Божественного Законодателя, так Творец, соединившись со Своим творением, не может их нарушить, поскольку не может перестать быть Совершенным. Повреждение природы и естества мира и человека, оказывается, носит настолько тяжелый и фундаментальный характер, что поправить дело может только Сам Бог, пойдя ради этого на подвиг страданий и самопожертвования до смерти, и смерти крестной.

Господь Иисус Христос, не снимая с Себя ответственности за падение своего творения, приносит Себя в жертву ради нас, окаянных и неблагодарных. Лютые муки и смерть, страдания, которые претерпевает Христос, делают Его совершенным по человечеству (завершают совершенствование Его поврежденной человеческой природы вплоть до полного восстановления), и Своей Крестной Жертвой исправляет падшее естество.

Трудно удержаться и не отметить хотя бы вскользь, что делает Он это за нас и вместо нас, ибо прилично было бы исправлять тем, кто испортил.

КАКАЯ ПОЛЬЗА НАМ В ТОМ, ЧТО ХРИСТОС ИСПРАВИЛ ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ПРИРОДУ В САМОМ СЕБЕ?
(Церковь как Тело Христово. Соединение верующих в Церковь).

И вот, человеческое естество исправлено, поврежденная природа восстановлена. А что в связи с этим изменилось в мире? Ну да, Сам-то Христос, по причине сущей в Нем жизни, воскрес. Его человеческое тело после воскресения приобрело, оставаясь материальным, невиданные ранее свойства. В Евангелии зафиксировано исчезновение зависимости от пространства и материальных препятствий, по желанию Сына Человеческого ученики узнавали или не узнавали Его, восстановлена независимость от стихий природы, побеждена усталость и смерть. А остальные человеки? Может быть, мы стали бессмертными? Вроде нет. Может быть, произошло нравственное перерождение в масштабах человечества? Тоже нет: как и во времена земной жизни Христа люди изводили друг друга со света самыми разнообразными способами, так продолжает происходить и сто лет спустя, и тысячу, и теперь уже и две тысячи. Единственно, усовершенствовались и стали более изощренными и эффективными приемы убийства ближнего, убийства как телесного так и духовного.

В чем же дело? Оказывается, в том, что Христос, приняв на себя поврежденную человеческую природу, исправил и восстановил ее только в Самом Себе.

Ну хорошо, кажется все логично, а нам-то от этого какая польза? Ну да, Христос сделал то, что до Него никто сделать не мог, и как мы сейчас понимаем, и не смог бы никогда в принципе. Но какова сотериологическая ценность подвига Христа, Его страданий и крестной смерти для нас?

В принципе, внимательному читателю уже подзаголовок объясняет многое. Но порядка ради добавим несколько строк.

Совершив принципиальное исправление человеческой природы как таковой в Самом Себе, Христос Духом Святым учредил Церковь, Тело Свое. А вот уже в Церковь нам войти можно — Святым Крещением. Войти и присоединиться к Тому, в Ком человеческая природа уже восстановлена. И этим спастись. Поскольку человек — существо сложносоставное, духовно-телесное, постольку и в Церковь входят и духом (св. Крещением) и телом — принятием великого и страшного таинства Евхаристии.

Как воскрес Христос не Духом только, а в теле, так и мы, пройдя через страдания при жизни и последующую смерть, необходимые для завершения восстановления человеческой природы в нас самих, воскреснем вслед за Христом, Первенцем среди человеков, проложившим через смерть дорогу к вечной жизни и протягивающим нам руку помощи на узком пути спасения.

Для спасения мало только войти в Церковь, надо в ней еще и остаться. Но это, как говорится, совсем другая история.

Понятной особенностью Тела Христова является отсутствие в Нем греха, а мы согрешаем. Согрешая, мы отпадаем от Церкви, а принося покаяние и исповедуясь, воссоединяемся с ней. Вновь соединившись, мы можем причаститься Божественного Тела и Крови. Причащаться не покаявшись (церковь говорит: причащаться недостойно) нельзя, от этого болеют и умирают (1 Кор. 11:26-30).

Источник: https://religiya.temaretik.com/891111709491333930/chto-sdelal-hristos-sut-zhertvy-hristovoj/

В чем заключается смысл жертвы Христа? Почему Христос должен был умирать позорной смертью на кресте?

Ответ священника:

В мире Христианства существуют три варианта ответа на вопрос о смысле Крестной жертвы Иисуса Христа: 1. Юридическая концепция Искупления, 2. Нравственная концепция, 3. Онтологическая концепция. Познакомимся с каждой из них. 1. Юридическая концепция именуется таковой потому, что Тайну нашего Спасения она интерпретирует в категориях средневекового права. Эту концепцию, правда с противоположными выводами из неё, доныне исповедуют Западные Христиане: Римо – Католики и Протестанты, а также появившиеся из последних, секты. Предпосылкой зарождения Юридической концепции было развитие в Западной части Римской империи юриспруденции. Своей самостоятельной философской школы Запад не имел. Даже такие известные западные философы, как Цицерон, Лукреций, были всего лишь компиляторами философских систем Востока (греческой философской мысли). Зато Запад прославился своим правоведением. Вплоть до Великих кодексов Наполеона, вся Европа подчинялась правовым нормам, основу которых заложил Рим. Система образования в Западной Римской империи, так – же строилась на изучении права. И когда Рим в 1 веке н.э. принял Христианство, суть Искупительной Жертвы Иисуса Христа, он стал объяснять в знакомых ему категориях права. Так, грехопадение Адама рассматривалось здесь, как оскорбление человеком Божественного величия. В средневековом уголовном кодексе, тяжесть вины определялась статусом того лица, против которого совершено преступление. Если человек украл коня у крестьянина, он получал одну форму наказания. Украл у вельможи, наказывался более серьёзно. Украл у царя, наказание становилось максимально тяжелым. Поскольку Бог – Бесконечное Существо, а люди – тварны и ограничены, ни сам Адам, ни все его потомки, (почему — то унаследовавшие его виновность), оказались не в состоянии оплатить Божественному правосудию за этот грех. Но вот приходит в мир Сын Божий, Воплощается в лице Человека — Иисуса Христа и приносит, так называемую, заместительную Жертву, то есть, принимает на Себя наказание, уготованное Богом Отцом, падшему Адаму и всем его потомкам. Он умирает на кресте, принося, таким образом, удовлетворение оскорбленному правосудию Божию за первородный грех. В силу этой заместительной Жертвы Сына Божия, Бог Отец амнистирует грешников, верующих в Иисуса Христа (то есть, освобождает от наказания за грех) с той лишь разницей, что с точки зрения Римо – Католицизма, человеку через принятие Таинства Крещения прощаются только грехи, совершенные до Крещения (в том числе – и первородный грех). Но в последующих за ними грехах, он может получить прощение через, так называемые, добрые дела, которые в Католическом богословии рассматриваются, как заслуги (и даже сверхдолжные заслуги — у святых). В Протестантизме и сектантстве утвердилась другая крайность. По мнению Протестантов, добрые дела в спасении вообще не нужны, но Бог вменяет человеку, верующему в Искупительную Жертву Иисуса Христа праведность Христову, и он становится свободен вообще от всех грехов. Юридическая концепция серьёзно искажает представления о Боге и Его взаимоотношениях с человеком. Греческий богослов Александр Каломирос в своей книге «Река огненная» говорит, что западное богословие, пропитанное духом юридизма заложило основу появления в Европе 18 – 19 веков атеизма и нигилизма, как попытку спрятаться от карающего за грехи Бога. Основные ошибки этой концепции можно выразить в следующем: А. Библия не знает таких терминов, как заместительная Жертва и удовлетворение и с точки зрения Евангелия, Бог не нуждается в каком — либо удовлетворении Своему правосудию за грех. Ярким подтверждением тому является притча Иисуса о блудном сыне, где отец просто и ничего не требуя взамен, прощает возвратившегося неверного сына. Б. Бог с точки зрения Юридической теории выглядит, как Существо, страдающее странной раздвоенностью. В Нем борются два свойства: правосудие и милосердие. Он и хотел – бы простить падшее человечество, как Милосердный, но не может, как Правосудный, пока не получит соответствующего удовлетворения. То есть, правосудие превращается в свойство, довлеющее над свободой Бога. В. Само спасение изображается, как изменение, происходящее лишь в Боге, но не касающееся человека. В его природе ничего не меняется. Она остаётся повреждённой, смертной и заражённой страстями. Меняется отношение к нему Творца. Как говорит диакон Андрей Кураев: «Кровь Сына Божия застилает очи Бога Отца. Теперь Он не видит грехи человека, хотя они в нем остаются, и видит его праведным, хотя он таковым не является». Но по словам митр. Сергия (Страгородского): «человеческая душа хочет не просто числиться в Царствии Божием, но жить в нем». 2. Как реакция на искажения Юридической концепции, возникает концепция Нравственная, которой придерживались некоторые богословы Русской Церкви, такие, как митрополит Антоний (Храповицкий), проф. Московской Духовной Академии – Тареев. Суть её заключается в том, что Христос, страдая на кресте, преподал нравственный образец преодоления искушений, послушания Отцу, самим делом проиллюстрировал Свое Евангельское учение. Очевидная ложность Нравственной концепции выражается в отсутствии в ней представления о Крестной Жертве, как о событии, способном преобрзить саму испорченную грехом природу человека. 3. Коснемся теперь интерпретации Искупительной Жертвы Христа, возникшей в Восточном Христианстве — в Православии. Само наименование её «Онтологической» говорит о рассмотрении как грехопадения, так и Искупления в категориях природы. Так, суть первородного греха эта теория усматривает не в виновности Адама и всех его потомков перед Богом, а в повреждении грехом самой человеческой природы, в разрыве падшим человеком связи с Богом, и, как следствие, в проникновении в него смерти. По словам преп. Иоанна Кассиана Римлянина «грех нас делает более несчастными, чем виновными». А святитель Василий Великий вообще говорит слова, повергающие Протестантов в полное недоумение: «Бог простил человечеству грехи ещё до пришествия Спасителя». И подтверждением тому является вся Ветхозаветная история: Творец печется о падших людях, заключает с ними Завет, несмотря на всю их греховность. И Сын Божий приходит в наш мир, как Врач. Он Воплощается, то есть, Родившись через Деву Марию «одевается» в человеческое естество, поврежденное грехом Адама. Для чего? – Что – бы в Себе Самом это воспринятое естество исцелить от последствий греха, проклятия и смерти и обожить, то есть теснейшим образом соединить со Своей Божественной природой. Поэтому, все основные события земной жизни Богочеловека Восточная традиция рассматривает, как послужившие исцелению Его человеческой природы и проникновению в неё Божественных энергий: Рождество, Крещение на Иордане, Преображение на Фаворе. Но особое место в этом ряду занимают Крестная Смерть Иисуса и Его Тридневное Воскресение. Апостол Павел в послании к Евреям пишет: «Ибо надлежало, что бы Тот (Бог отец), для Которого всё, приводящего многих сынов в славу, вождя спасения их (Иисуса Христа) совершил через страдания» (Евр. 2.10). Слово «совершил» в греческом тексте послания звучит, как «тэлиосэ», буквально «довёл до совершенства». Что же в Иисусе Христе было несовершенно и нуждалось в усовершении? – Его Божество – совершенно. В усовершении, или в исцелении, нуждалась воспринятая Им в Воплощении человеческая природа. Её – то Он и «совершил через страдания» — исцелил в Себе Самом. А в Воскресении – освободил от власти смерти, проникшей в неё через падение Адама. Для наглядности, представим такой пример. Водолаз, опустившийся на дно моря, случайно перерезал себе шланг с подачей кислорода. И его вовсе не спасут слова капитана, произнесенные с корабля: «Я прощаю тебя за порчу государственного имущества». Если срочно не возобновить подачу кислорода, водолаз просто задохнётся. Именно так и рассматривает Православие спасение человечества, совершенное Иисусом: человек падением разорвал спасительное для него единство с Богом и стал задыхаться и умирать, пораженный грехом. Бог, в лице Иисуса, пришел на землю и в Себе Самом исцелил и обожил человеческую природу, возвращая нам её в Евхаристии. Причащаясь Евхаристического хлеба и вина, христианин приобщается к плодам Искупительной Жертвы, входит в онтологическое единство со Спасителем и обоживается. Он получает прививку бессмертия. Почему Сын Божий для спасения человечества избрал именно такой способ: унизительную смерть на кресте? – Это Тайна, которую ограниченный человеческий рассудок до конца не может вместить. Возможно потому, что в те времена крестная казнь была самой мучительно и позорной. И приняв её, Иисус, во – первых, через страдания исцелил воспринятую Им человеческую природу, во – вторых, явил во всей полноте Свою величайшую Любовь и Смирение, что – бы ею вызвать в искупленном человечестве ответную к Себе любовь и побудить людей воспользовавшись плодами Искупления, возвратиться через Него к Отцу.

Источник: https://pravoslavie.kg/answers/327

иеромонах Серапион

«Последующе божественным отцем, все единогласно поучаем исповедывати единаго и тогожде Сына, Господа нашего Иисуса Христа, совершенна в Божестве и совершенна в человечестве, истинно Бога и истинно человека, тогожде из души и тела; единосущна Отцу по Божеству и единосущна тогожде нам по человечеству, по всему нам подобна, кроме греха; рожденна прежде век от Отца по Божеству, в последние же дни тогожде, ради нас и ради нашего спасения, от Марии Девы Богородицы по человечеству; единаго и тогожде Христа, Сына, Господа, Единороднаго, во двух естествах неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно (asugcutwV, atreptwV, adi iretwV, acwristwV) познаваемаго, никакоже различию двух естеств, потребляему соединением, паче же сохраняему свойству коегождо естества во едино лице и во едину ипостась совокупляемого; не на два лица рассекаемаго или разделяемаго, но единаго и тогожде Сына и Единороднаго Бога Слова, Господа Иисуса Христа» (Христологический догмат, сформулированный на Халкидонском Соборе).

«Эти четыре термина содержащиеся в оросе IV Вселенского Собора, встречаются уже у свт Кирилла Александрийского. НЕСЛИТНО («asugchutos»). Это значит, что в результате соединения природы не слились между собою так, чтобы составилось из них новое естество, отличное от исходных; оба прибывают в Лице Спасителя как два различных естества. НЕИЗМЕННО или НЕПРЕЛОЖНО («atreptos»). Это значит, что в результате соединения ни божеское естество не изменилось в человеческое, ни человеческое не преложилось в божеское, но то и другое остается целым в Лице Спасителя. Каждое из естеств сохраняет тождественность своих качественных определений. НЕРАЗДЕЛЬНО («adiairetos»). Хотя два естества во Христе пребывают совершенно целыми и различными по своим свойствам, они тем не менее не существуют отдельно, не составляют двух особых лиц, соединенных только нравственно, а соединены в Единую Ипостась Бога Слова. НЕРАЗЛУЧНО («achristis»). Соединившись в единую Ипостась с момента зачатия Спасителя в утробе Пресвятой Девы, два естества никогда не разлучались и не разлучатся, т. е. имеет место непрерывное соединение. Этого расторжения двух естеств не было даже во время страстей и смерти Спасителя. Свщ. Писание, говоря о страданиях Христа, относит эти страдания не к человечеству как к какому—то особому, отдельному от Христа лицу, а к Лицу Самого Бога Слова, т. е. субъектом страданий и смерти являлся Сам Бог Слово» (Иерей Олег Давыденков. Догматическое богословие).

Источник: https://monahserapion.livejournal.com/2069.html

протоиерей Павел Великанов
О человеческой природе Господа нашего Иисуса Христа

В вопросе смертности тела Христова существует совершенно ясная позиция Церкви, которая отрицала призрачность страданий и смерти Христа и настаивала на том, что Христос действительно, а не призрачно страдал и действительно умер. Реальность, а не «кажимость» смерти Христа проистекала из полноты воспринятой человеческой природы. На это постоянно обращали внимание все ранние апологеты – свщмч. Игнатий Богоносец, св. муч. Иустин Философ и др.

Однако святые отцы также единогласно говорят о том, что Христос умер добровольно, а не по какой-то необходимости. И вот здесь-то и возникают сложности: как понимать эту добровольность Христовой смерти?

Согласно одной точки зрения, Логос добровольно воспринимает смертную человеческую природу, «которая не могла не умереть»43, как говорит свт. Афанасий Великий, – и т.о. смерть является естественным следствием восприятия смертной человеческой природы и естественным завершением Его земной жизни. Но в силу соединения в одном лице Спасителя человеческой природы с Божественной, смерть не может удержать в своей власти Пречистое Тело, и Христос воскресает из мертвых.

Но существует и другой взгляд на добровольность смерти Христовой. Вследствие обожения воспринятой Им природы, человеческое естество Спасителя могло уже не умирать. Но Христос воспринимает смерть добровольно в целях домостроительства нашего спасения. Согласно этой точке зрения, Христос имел в Воплощении естество уже нетленное и бессмертное, но кенотически умаляется не только по Божеству, но и по человечеству, предоставляя своей человеческой природе следовать ее естественной необходимости. В этом смысле прп. Иоанн Дамаскин говорит, что «естественные страсти наши были во Христе… и сообразно с естеством, и превыше естества. Ибо сообразно с естеством они возбуждались в Нем тогда, когда Он позволял плоти испытать то, что было ей свойственно; а превыше естества потому, что в Господе то, что было естественно, не предшествовало Его воле, ибо в Нем не созерцается ничего вынужденного, но все – как добровольное. Ибо желая – Он алкал, желая – жаждал, желая – боялся, желая – умер»44.

Для ясности в этом вопросе необходимо развести понятие «смертности» как необходимости умереть и «смертности» как возможности умереть. Иначе может показаться, что отцы противоречат друг другу, то говоря что плоть Христова не могла не умереть, другие – что могла не умереть. Когда они говорят, что Христова плоть должна была умереть как смертная, они делают акцент на реальности, а не призрачности Боговоплощения и смерти Христовой в противовес докетам (в т.ч. и афтартодокетам) и гностикам. Когда же говорится о добровольности смерти и возможности не умереть, делается акцент на образе (или точнее – пути, способе – τρόπος) домостроительства нашего спасения – смерть Христова потому-то и спасительна, что принята не по необходимости грешного естества, а произвольно, не ради Себя, но ради нас и для нас. Христос как истинный Бог мог не умереть – ибо «всё возможно Богу» (Мф. 19:26), о Своей смерти Сам Господь говорит: «Никто не отнимает ее (жизнь) у Меня, но Я Сам отдаю ее. Имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее. Сию заповедь получил Я от Отца Моего» (Ин. 10:18). Эти последние слова Христа о заповеди, данной Отцом, также, как и слова Христа в Гефсиманском саду («или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? как же сбудутся Писания, что так должно быть?» (Мф. 26:53–54)) ясно показывают, что домостроительство нашего спасения должно было совершиться не иначе, как через смерть Христову – и ради этого Христос и приходит в мир, чтобы умереть и воскреснуть. Божество Христа могло дать бессмертие телу Христову и избавить его от неукоризненных немощей, но в том-то и снисхождение, кенесис Божества, что не имея нужды или необходимости, Бог Слово произвольно помещает Себя в условия жизни падшего человечества, смертного и немощного, и, будучи способным в любой момент проявить Свою Божественность, (и проявляя ее, когда это считал необходимым и полезным, как, например, в Преображении, хождении по водам, исцелениях и воскрешениях мертвых), не желает этого, но, напротив, желает оставаться с человеческой ограниченностью, причем не только той, «с которой человек создан, но и той ограниченностью, которая гораздо в большей степени явилась в естестве человека по его падении»45. Если же представить себе, что Христос умирает не ради совершения дела спасения, но по необходимости, то есть смерть для Него является единственно возможным завершением земной жизни, но не по домостроительству, а по состоянию естества, тогда из такого предположения с необходимостью вытекает признание за Христом греха, из-за которого Он стал повинным смерти и подчиненным власти диавола. Однако Сам Господь перед Своими страданиями говорит: «Грядет бо сего мира князь, и во Мне не имать ничесоже» (Ин. 14:30). О добровольности смерти Христовой говорит Иоанн Дамаскин: «Господь наш Иисус Христос, будучи безгрешным, яко беззакония не сотвори, вземляй грехи мира, неже обретеся лесть во устех его, не был подчинен смерти, ибо смерть вошла в мир чрез грех. И так, Он умирает, претерпевая смерть за нас, и Самого Себя приносит Отцу в жертву за нас»46.

Т.о. смертность для человеческой природы Христа не была естественной (как это утверждали севериане), т.к. человеческая природа получала свое бытие только в Божественной ипостаси, и поэтому по причине общения свойств уже могла не умирать. Но, с другой стороны, смерть для Христа не была и неестественной (как утверждали афтартодокеты), т.к. именно для того, чтобы пострадать и умереть, Христос и рождается смертным и тленным человеком, но без греха.

Однако Его смертность в корне отличается от нашей: для нас смертность – это необходимость; для Христа – это лишь возможность, способность умереть, но никак не необходимость по природе – но необходимость по домостроительству нашего спасения. Мы умираем для себя, ради самих себя – чтобы т.о. через смерть родиться в жизнь вечную; Христос же умирал не ради Себя – но ради нас. Вот в чем главное отличие смертности Христовой и от нашей, и от смертности прародителей.

Подверженность страстям, дезинтеграция естества и порабощенность диаволу

Как было выше показано, из-за смешения понятий «неукоризненных страстей» с «укоризненными» возникает большая путаница в вопросе, какую же природу воспринял Христос – первозданного Адама или же поврежденную, после грехопадения, страстную или бесстрастную?

Насколько приложима ко Христу страстность как удобопреклонности ко греху и извращенность душевных сил (похоть)?

Если предположить, что во Христе была такая страстность, но Его воля ни разу не склонилась к совершению греха, тогда мы оказываемся перед ересью Феодора Мопсуетского.

По мнению Феодора, Господь в течение Своей земной жизни «умерщвлял во плоти грех и укрощал ее похоти… душу же наставлял и побуждал и свои страсти побеждать, и обуздывать плотские похоти»47. Человек Иисус «пользовался сотрудничеством Слова пропорционально Своему стремлению к добру»48.

«Господь негодовал и сражался против болезней более душевных чем телесных, и, при содействии Божества к его совершенству, охотнее побеждал страсти. Поэтому он и сам борется преимущественно с ними. Ибо ни пристрастием к богатству не быв обольщен, ни желанием славы не быв увлечен, он не придал телу никакого значения… Восприяв и тело, и душу, он тем и другим подвизался за то и другое: умерщвлял во плоти грех и укрощал ее похоти, с легкою и благодушною победою над ними; душу же наставлял и побуждал и свои страсти побеждать и обуздывать плотские похоти; ибо это совершалось обитавшим в нем божеством, врачевавшим ту и другую сторону»49.

«Так как (Бог Слово) много возлюбил его, и все его усвоил себе и все перенес: то, сопровождая его во всех страданиях, Он силою своею сделал его чрез них совершенным; и он восстает из мертвых не по закону своего естества, но Бог Слово своим присутствием, своим действием и по своей милости освобождает его от смерти и от тех горьких последствий, которые отсюда происходят, – воскрешает его из мертвых и приводит к высшей цели»50.

«Он оправдался, и явился непорочным, частию через удаление от худшего и стремление к лучшему, частию через постепенное усовершенствование»51.

С точки зрения Феодора, только к смерти Христос достигает «совершенной непорочности» и «неизменяемости в помышлениях»52.

Если же предположить, что «страстность», которую воспринимает Христос, была следствием Его личных грехов, тогда ни о какой праведности Христовой не может быть и речи. Понятно, что такое предположение является кощунством, и только.

Однако, в любом случае, если во Христе была «страстность» укоризненная, значит, Он имел порочное естество и также находился во власти диавола, как и весь остальной человеческий род. Тогда, конечно, Он не мог быть никаким Спасителем.

Данная концепция представляет собой крайность «антропологического максимализма» (прот. Г. Флоровский) антиохийской школы. Христос понимается как полностью самостоятельный человек, автономный, с собственной волей и действованием, с изменением и возрастанием своей природы. Для Феодора, хотя Бог и пребывает в человеке Иисусе, но человечество Христа само собою совершает свой подвиг борьбы с грехом в Самом Себе. Ересь Феодора была решительно осуждена Православной Церковью на V-м Вселенском Соборе. В 12-ом анафематизме предается анафеме учение о том, что Христос «был обуреваем страстями душевными и вожделениями плотскими, и отдалялся от более дурного мало-помалу, и таким образом, преуспевая в делах, улучшился, и путем жизни стал непорочен… и после Воскресения сделался неизменяемым в помышлениях и совершенно безгрешным»53. «Антропологический максимализм» неизбежно приводит к необходимости признания во Христе собственной человеческой ипостаси, и, следовательно, к «аскетическому гуманизму», который разоблачает сам себя (прот. Г. Флоровский).

Святые отцы единогласно и категорично отрицали порочность, т.е. испорченность естества во Христе. Прп. Иоанн Касиан: «Господь наш Иисус Христос… был искушаем во всем, подобно нам, кроме греха, т.е. без возбуждения страсти, именно Он вовсе не испытал жала плотской похоти, которым мы бессознательно и неизбежно уязвляемся; поелику у Него зачатие не подобно человеческому»54. «В Нем хотя была плоть истинная… но греховной наклонности еe, которая произвела преступление, Он не имел»55. Григорий Богослов: «Христос восприял на Себя мою душу и все мои члены, восприял того Адама, первоначально свободного (т.е. воспринял природную, а не гномическую волю – П.В.), который не облекся еще грехом, пока не узнал змия (т.е. не приобрел гномической воли – П.В.), и не вкушал плода и смерти, питал же душу простыми, небесными помыслами, был светлым таинником Бога и божественного»56. Другими словами, во Христе было такое же «нетление произволения», целостность и непорочность естества, отсутствие гномической воли, как у Адама до грехопадения, с одной стороны, а с другой – смертность, страстность как подверженность страданиям и неукоризненным немощам, т.е. все то, чем стал обладать Адам после грехопадения – но кроме греха. Причем свойства первозданного Адама во Христе святые отцы связывали именно с бессеменным зачатием и особым, сверхъестественным способом рождения Христа. Поэтому отцы и говорят, что в утробе Девы Марии Бог «новотворит» человеческое естество. (Свт. Григорий Нисский. Ч. 1, с. 339: «Не брак соорудил Христу божественную плоть, но Сам Он делается каменосечцем собственной Своей плоти, исписуемой Божественным перстом»57…). О необходимости бессеменного зачатия прекрасно говорит свт. Григорий Палама: «Зачатие… произвела не воля плоти. Но наитие Святого Духа; благовещение Архангела и вера Пресвятой Девы явились причиной обитания Бога, а не согласие и опыт страстного вожделения… (для того, чтобы Христос) – Победитель диавола – Человек, будучи Богочеловеком, приял только корень (т.е. самое лишь естество) человеческого рода, но не и грех, будучи единственным, Который не был зачат в беззакониях, и не во грехах чревоносим, то есть – в плотском услаждении страстию, и нечистых помыслах (человеческого) естества… – дабы быть в полном смысле слова совершенно чистым и непорочным». «Если бы Он происходил от семени, тогда бы Он не был Начальником и Вождем новой и отнюдь нестареющей жизни, и будучи старой чеканки, не было бы Ему возможным восприять в Себе полноту чистого Божества, и сделать (Свою) плоть неистощаемым источником освящения, так, чтобы преизбытком силы смыть прародительское осквернение, и стать довлеющим для освящения всех последующих».

Человеческое естество Христа было непорочным, т.е. неиспорченным ничем, нескверным, полноценным не только в смысле полноты человеческой природы, но и в смысле неиспорченности. Куски разбитой вдребезги вазы нельзя назвать «совершенной вазой», даже если имеются кусочки вазы все до единого. Также и человечество Христа называется «совершенным» не только потому, что Он был полноценным человеком, без всякого недостатка (как учил Аполинарий, например), но и потому, что в Нем не было никакого внутреннего расщепления и никакой ущербности. Смертность же и другие проявления тленности Христос принимает добровольно, не по принудительному закону естества, как это происходит с каждым человеком, но вольно, ради домостроительства нашего спасения – поэтому то, что в обычном человеке служит причиной греха, во Христе становилось спасительным для человеческого рода – прежде всего Его страдания и смерть. «Таким образом и Обожившее и Обоженное – единый Бог. Посему, что же претерпело и то и другое? Как я рассуждаю, Одно вступило во общение с дебелым, а другое, как дебелое, приобщилось моих немощей, кроме немощи греха»58 – т.е. здесь Григорий Богослов ясно указывает на два вида немощей (поврежденности) – немощи естества и немощи греха: первые Христос принимает, вторых – не имеет.

«Для сего берется овча по незлобию и как одеяние древней наготы; ибо такова Жертва, за нас принесенная, которая есть и именуется одеждою нетления. Совершенно, не только по Божеству, в сравнении с Которым ничего нет совершеннее, но и по воспринятому естеству, которое помазано Божеством, стало тем же с Помазавшим и, осмелюсь сказать, купно – Богом… Непорочно и нескверно; потому что врачует от позора и от недостатков и скверн, произведенных повреждением; ибо хотя воспринял на Себя наши грехи и понес болезни, но Сам не подвергся ничему, требующему уврачевания»59.

В человеке сама непостоянность воли, ее колебания являются свидетельством греха, т.к. эта неустойчивость происходит вследствие неутвержденности в добре или (и) по причине неведения добра: человек может колебаться в решении не только потому что его воля не утверждена в добре, но и потому, что он не знает, что в данной ситуации есть добро, а что – зло и грех. Во Христе, естественно, не было никаких колебаний, так как, по свидетельству Исаии Пророка, «прежде, неже разумети Отрочати благое или злое, отринет лукавое, еже избрати благое» (Ис. 7:16). Если пользоваться терминологией прп. Максима, «во Христе по человечеству не было γνώμη, то есть самопроизвольной воли, склоняющейся к тому или иному решению после выбора различных мотивов, после колебания между добром и злом. Такой (гномической) воли и не могло быть во Христе, ибо иначе бы вместе с нею вводилось бы особое человеческое лицо, самолично решающееся на те или другие действия и вместе с тем постепенно развивающееся в определениях своей воли»60.

Для того, чтобы лучше уяснить состояние человеческой природы Христа, необходимо остановиться на значении Его искушений.

Удобопреклонность ко греху и значение искушений и смерти Христовых

Как было выше показано, в человеческом естестве неукоризненные страсти являются своеобразными вратами греха и страстей, через которые лукавые силы входят в человека и через склонность человека к удовольствию порабощают его себе.

Во Христе эти «врата греха» – неукоризненные страсти – были также открыты для нападений лукавых духов. Но, как говорит Василий Селевкийский, Бог, Который мог и без воплощения спасти человека, «пожелал умаленное грехом естество показать в Себе Самом сильнее греха, чтобы во плоти осудить грех, Свою праведность распространить на всех и упразднить «имущего державу, т.е. диавола»61. Свт. Григорий Палама говорит о том же: «Нужно было, чтобы побежденное стало победителем над победившим, и чтобы перехитривший был перехитрен».

Каким образом это произошло, прекрасно описывает прп. Максим Исповедник:

Когда говорит, что лукавые силы, видя естественную (неукоризненную) страстность во Христе, полагали, что Он с принудительной необходимостью навлек на Себя закон естества, и поэтому напали на Него, надеясь убедить и внедрить в Его воображение посредством страстей естественных страсти неестественные, а тем самым сделать что-либо угодное им. Он же при первом испытании путем искушений наслаждениями, позволив им поиграть своими кознями, совлек их с Себя и изверг из естества, Сам оставшись недоступным и недосягаемым для них… Таким образом Христос при искушении в пустыни далеко прогоняет от естества человеческого демонов, исцелив страстность естества в отношении к наслаждению и изгладив в Себе рукописание Адамово, состоящее в добровольном согласии на страсти наслаждения.

Во время же Крестной смерти Христос позволяет сатане совершить второе нападение через испытание страданиями – чтобы совершенно истощив в Себе пагубный яд их злобы, как то истощает огонь, полностью уничтожить его в естестве человеческом и совлечь с Себя во время крестной смерти начала и власти. Таким образом, Спаситель изгнал из естества человеческого страстность в отношении к боли, от которой малодушно убегала воля человека, в силу чего он постоянно и против желания был угнетаем страхом смерти, придерживаясь рабства наслаждения ради того, чтобы жить.

Он совлек их с Себя во время смерти, восторжествовав над ними, когда они приступили к Нему для происков, и сделав их посмешищем на Кресте при исходе души, после того как они вообще ничего не нашли в его страстности чего-либо свойственного естеству, хотя особенно ожидали найти в Нем что-нибудь человеческое в виду естественной страстности по плоти62.

Таким образом, Христос воспринял на Себя те следствия грехопадения, которые являлись непреодолимым препятствием между Богом и человеком: «естественные неукоризненные страсти» по человеческому естеству – по естественному усвоению, вполне реально, как нечто свойственное Ему по естеству; а «укоризненные страсти» – т.е. человеческие грехи и пороки – по относительному усвоению, по человеколюбию, по «симпатии» – состраданию – к человеку, пережив как будто грешник грех, клятву, неповиновение, неведение, богооставленность, но в то же время не будучи причастен никакому греху. Благодаря непреложности произволения и ипостасного единства с Божеством, все эти страсти и грехи были уничтожены, демонические нападки отражены, и сама смерть оказалась неспособной удержать в своей власти пречистую душу Богочеловека.

Источник: https://azbyka.ru/otechnik/bogoslovie/o-chelovecheskoj-prirode-gospoda-nashego-iisusa-hrista/

Рубрики: Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *