Об истинном христианствеКнига 1

Часть 1. О грехах Статья 1. Что нужно знать Глава 1. О Слове Божием Глава 2. О духовной мудрости Статья 2: О сердце и языке человеческом Глава 1: О сердце человеческом Глава 2: О языке человеческом Статья 3: О грехе вообще и следствиях греха Глава 1: Какое великое зло – грех Глава 2: О пристрастии или привычке ко греху Глава 3: О слепоте человеческой Глава 4: О суетном и прелестном украшении Статья 4: О некоторых грехах особенно Глава 1: О гордости Глава 2: О зависти Глава 3: О гневе и злобе Глава 4: О клевете и осуждении Глава 5: О лжи, лести и лукавстве Глава 6: О праздности Глава 7: О пьянстве Глава 8: О сребролюбии и лихоимании Глава 9: О лихве и проценте Глава 10: Об обиде убогих Глава 11: О славолюбии и честолюбии Заключение этой статьи Часть 2: О покаянии и плодах покаяние, или добрых делах Статья 1: О покаянии Глава 1: Как Бог призывает грешника на покаяние Глава 2: О надежде или утешении желающим каяться Глава 3: Что есть покаяние? Глава 4: О плодах покаяния Глава 5: Прещения некающимся Статья 2: О четырех последних Глава 1: О смерти Глава 2: О втором Христовом пришествии, или о страшном суде Глава 3: О муке вечной и о жизни вечной Статья 3: О христианских добродетелях Глава 1: О страхе Божием Глава 2: О смирении Глава 3: О презрении и отрицании мира Глава 4: О любви Божией Глава 5: Об узком пути Глава 6: О терпении Глава 7: О благодарении Богу Глава 8: О надежде Глава 9: О молитве Глава 10: О любви к ближнему Глава 11: О милости к ближнему Глава 12: О прощении согрешений ближнему Глава 13: О любви к врагам Заключения этой книги Заключение 1: О конце добрых дел Заключение 2: О постоянстве и конечном пребывании в вере

Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Tihon_Zadonskij/ob_istinnom_hristianstve_kniga1

Берегись греха, человек. По творениям святителя Тихона Задонского

Мария Строганова.

Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви (ИС12-123-2431)

Предисловие

Святитель Тихон был одиннадцатым епископом на Воронежской кафедре. Однако «тяжесть епископского омофора», расстроенное здоровье, ощущение постоянного несоответствия между действительностью и требованиями идеала, а также жажда уединения, склонность к которому проявлялась у святителя Тихона с юных лет, явились причиной подачи прошения об увольнении на покой. Постоянные заботы расстроили здоровье святителя до такой степени, что он не имел возможности «не только служить литургию, но и вообще исполнять обязанности по управлению епархией».

Просьба была удовлетворена, и, пробыв на кафедре 4 года 7 месяцев, святитель поселяется в итоге в Задонском монастыре. Не имея никаких конкретных свидетельств самого архипастыря или окружающих его людей, но основываясь на всей его последующей жизни, следует заключить, что святитель Тихон «решился остаться в монастыре, чтобы трудиться над спасением душ, обращающихся к нему за советом, посвятить себя делам духовной и телесной милости».

Вот как писал об этом митрополит Евлогий (Георгиевский): «Поверхностное вольтерианство века Екатерины, безверие, лоск, наведенный Просвещением энциклопедистов на русское светское общество, ничего не меняли в горькой судьбе народа. Свободные идеи не препятствовали помещикам пороть крестьян, даже священников. Этого противоречия святой Тихон вынести не мог и ушел в Задонский монастырь служить народу (ему еще не было тогда и пятидесяти лет). Дорого стоил ему этот шаг… Какая мука в первые годы его затвора! Тоска, уныние, борьба с дьяволом… Как томило его раскаяние в самочинии! Монастырская жизнь была ему близка, дорога, сродна, а душа скорбела. Умиротворилась лишь через несколько лет, и лишь тогда открылись ему богомыслие, созерцание – и он просиял святостью. Своей многострадальной жизнью он как бы оставил потомству завет: непоколебимое, вечное послушание Святой Церкви, чего бы это душе ни стоило».

Действительно, в первое время пребывания на покое деятельная душа святителя тяготилась бездействием. Он скорбел, что мало потрудился для Церкви, и желал снова принять на себя бремя пастырского служения, которое, ему казалось, он рано оставил. Он снова почувствовал в себе потребность и готовность к трудам, к которым привык и которые всегда исполнял с особой ревностью.

«Мужам деятельным, – пишет автор первого жизнеописания святителя Тихона митрополит Евгений (Болховитинов), – привыкшим к должностям и чувствующим еще в себе силы к оным, нет ничего тягостнее удаления от обыкновенных своих занятий. Они больше всех тогда чувствуют как бы потерю своего существования, пустоту времени и будто бы бесполезность свою, по крайней мере, в первые годы своей свободы. Уединение и досуг, которых они искали сами при делах, становятся им обременительнее самих дел, и мрачная скука одолевает их.

Все это в первый год пребывания своего в Задонском монастыре испытал на себе и Преосвященный Тихон».

Однако именно то выстраданное решение остаться в монастыре, на своем месте, которое в конце концов он принял, открыло нам нового святителя земли русской, а также бесценное сокровище его писательского таланта. Так, кроме яркого и поучительного примера своей жизни, святитель оставил нам и другое наследство – свои мудрые, глубоко назидательные и спасительные творения, образец духовной литературы века Екатерины II. Благодаря этим сочинениям мы можем проникнуть во внутреннюю жизнь самого святителя, где обнаружим глубокое христианское смирение и пламенную любовь по Христу. В сочинениях святитель изливал свою любовь к людям, заботясь об их пользе и исправлении. Это было живое ощущение света Христова в мире. Присутствие Божие в мире – основная мысль, проявляющаяся в жизни и проповеди святителя.

Святитель приобщается к мысли блаженного Августина: «Сердце человеческое не может найти удовлетворения ни в чем, кроме Бога», не переставая напоминает нам, что «образ должен уподобиться Прообразу»; представляя это то как созревание семени, брошенного в сложное строение мира; то как исполнение Божественного обещания; то как пример Христа; наконец, как долг каждого христианина. Человек создан «по образу Божию, и в сем его достоинство, ни с чем не сравнимое… Он как живое отражение своего Творца… Грех, аки яд смертельный, влился в наше естество, и от того часа все наши силы духовные и телесные стали зараженными… Из зеркала, к небу повернутого, душа человеческая стала зеркалом, повернутым к земле». Уже не благодать наполняет душу, «но смерть и грех… разлучают Бога с человеком». Это состояние, однако, противно человеческой природе. «Образ тянется к прообразу… человек – к Богу… упавший – к восстанию».

Святитель Тихон был глубоко убежден, что искупительная жертва Спасителя является окончательной победой над всеми последствиями грехопадения. Человек – чудесное создание Божие, полное благородства. И всей своей жизнью и примером святитель Тихон наставляет, как сохранить и утвердить это высокое значение человека, как должно сражаться с врагами. Показывает ясно в своих сочинениях, что жизнь наша – брань, в которой то одна, то другая сторона бывает победительницей или терпит поражение. Но борьба эта, прежде всего, подразумевает помощь благодати Божией, а также труд и личные усилия человека.

Сочинения святителя, энциклопедические по охвату, отличаются глубиной содержания, доступностью и образностью изложения.

Святитель сам прошел все ступени аскетического опыта, поэтому его назидания могут служить практическим руководством для христиан в их борьбе с греховными страстями, что особенно важно в наше время.

О своих сочинениях святитель Тихон писал: «Если кому покажется в каком-либо рассуждении нечто грубое, тому охотно объявляю, что здесь ищется польза, а не услаждение; спасение, а не человекоугодие. Если кто, просвещенный имея разум, вдруг заметит что-либо достойное исправления, то скудоумию моему, а не воле моей приписать прошу. Спасайся во Христе, любезный брат».

Мария Строганова

Ослепление разума страстями

Солнце чем более приближается, тем меньшая тень бывает, чем более удаляется, тем большая тень бывает. А как зайдет солнце, то и тень исчезает. Так чем более Бог к человеку приближается, тем меньшим сам в себе делается человек, более уничижается и смиряется. Видит свое недостоинство и ничтожество и Божие величество, и потому смиряется. Напротив, чем более Бог от человека удаляется, тем более человек возносится, возвеличивается, гордится. А как совсем удалится Бог от человека, погибает человек, как тень исчезает, когда солнце зайдет. Берегись, человек, высокоумия – да не падешь, как диавол. Не высокоумствуй, но бойся. Ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится (Лк. 18: 14).

* * *

Видим, что хотя в ключе и чистая вода имеется, однако на дне его бывает тина или грязь. Так и в глубине сердца человеческого имеется всякая нечистота. Как смердящая тина и зловоние, там кроется гордость и высокоумие, сребролюбие, гнев, злоба и зависть, скотская нечистота и всякая мерзость.

В ключе на дне его лежащую нечистоту видно тогда, когда жезлом или иным каким-нибудь орудием по дну его ударяют; тогда от тины или грязи, на дне его лежащей, вся вода в ключе возмущается и становится мутной. Так и нечистота страстей и скотский злой нрав, в глубине сердца человеческого лежащий, во время искушения и соблазнов проявляется. Кто бы узнал, что на дне ключа находится тина или грязь, если бы она оттуда, если ударить, не поднималась и себя не показывала? Так откуда бы мы знали, что в глубине сердца человеческого такая кроется мерзость и нечистота, если бы она оттуда не выходила и себя внешними делами не показывала? Видим, как человек, случается, злится. Кричит, ругает и прочие бесчинства творит. Это действует в нем и к таким бесчинствам побуждает его гнев, в сердце его, как яд, скрытый и в случае искушения и обиды проявляемый. Видим, сколько человек собирает для убогого и смертного тела своего, которое малым куском хлеба и каким-нибудь одеянием довольствуется. Сколько, говорю, собирает, хотя знает, что все при смерти оставит. Это действует в нем сребролюбие и лютая похоть богатства, в сердце гнездящаяся. Видим, как человек возносится; каких способов он не изобретает, чтобы его люди знали, хвалили, славили и почитали. Видим, как подобных себе людей презирает и подножием считает, как судит и пересуживает дела их, хотя и сам такой же; как везде первенствовать и над другими начальствовать старается, и прочее. Это действует в нем гордость, гнездящаяся в сердце его. Блудная нечистота, внутри человека кроющаяся, через такие скаредные, такие мерзкие, такие смрадные и бесстыдные дела проявляет себя, что стыдно и говорить! Приникни, человек, в глубину сердца твоего, рассматривай и познавай, какая смрадная тина страстей в нем лежит! Какое видишь зло в ближнем своем, такое и в сердце твоем имеется, за что судишь и осуждаешь ближнего своего, то и в тебе есть, хотя и не проявляется вовне. Божие же око не только внешнее дело, но и глубину сердца видит.

Какое в скоте и зверях наблюдается злонравие, такое имеется и в человеке, благодатью Божиею не возрожденном и не обновленном. В скоте видим самолюбие. Видим, как он сам один пищу хочет пожирать, со скоростью хватает ее и пожирает, а прочий скот не допускает и отгоняет. Это есть и в человеке. Сам обиды не терпит, но прочих обижает. Сам презрения не терпит, но прочих презирает. Сам о себе клеветы слышать не хочет, но на других клевещет. Не хочет, чтобы имущество его было похищено, но сам чужое похищает. Хочет, чтобы кто-нибудь в нужде ему помог, но сам другим в нужде не помогает. Хочет, чтобы, если голоден, накормили его, если наг – одели, если странствует – в дом впустили, и прочее, но сам другим того не делает. Не хочет себе никакого зла, но желает всякого добра, а другим делает зло и никакого не делает добра. Хочет, чтобы все у него было, а что у ближнего его нет ничего, то его не волнует. Словом, хочет сам во всяком благополучии быть и злополучия избегает, а о других, подобных себе людях, не думает. Вот скотское и премерзкое самолюбие!

В скоте примечается гордость. То же видится и в человеке. Видим, как бедный человек других унижает, а себя превозносит. Как других презирает, а себя прославляет. Как других обвиняет, а себя извиняет. Как других осуждает, а себя оправдывает, других злословит и хулит, а себя хвалит. Видим, как везде первенства ищет, другими хочет владеть, над другими господствовать, другими повелевать, от всякого почтение иметь. Что означает выдумывание красивых и златотканых одеяний, богатых домов, высоких карет и дорогих коней, богатых трапез, многоразличными кушаниями и напитками наполненных, и прочая суета и пышность, – что, говорю, это все означает, если не гордость, в сердце человеческом кроющуюся, которая во всем и во всякой вещи ищет себе прославления? Гордость везде и всем хочет себя показать, а смирение, Богу и людям любезное, – скрыться. Видишь, человек, гордость человеческую, но знай, что чем мерзостнее перед Богом порок, тем он скрытнее и мало кем узнается. А узнается только теми, которые со всяческим прилежанием себя рассматривают и в различных находятся искушениях. Зачем же земля, пепел и тень смертная гордится?

Видим в скоте гнев и ярость. То же имеется и в человеке. Видим, как он гневается, как негодует, ропщет, злится, как себя терзает, весь от гнева, как лист от ветра, трясется, как себя заклинает, как злословит, ругается и часто страшную хулу извергает, как обидевшему грозит, как на него злится и ищет, как бы ему отомстить. Это действие богомерзкого и пагубного гнева, в сердце у человека кроющегося! Видим, что животные дерутся. То же видим и в людях. Видим, сколько ссор и кровопролитий различных происходит между бедными людьми. В животных наблюдается хитрость и лукавство. Такое же пагубное зло имеется и у человека. Видим, как он притворяется, как выказывает себя добрым, будучи внутри злым. Видим, как он хитрит, лукавит, льстит, лжет, обманывает, лицемерит.

В скоте примечается воровство. То же видится и в человеке. Сколько явных, тайных и лестных способов воровства придумывает человек – и не сосчитать, так что мало кто от него свободен, а особенно купцы, мастеровые, приказные служители, господа, помещики, которые крестьян имеют, казначеи, богатые, славные и прочие любящие мир, богатство, славу и честь. В скоте примечается обжорство – то же и в человеке. В скоте видна нечистота. То же видим и в человеке. Видим, что бедный человек, как свинья в грязи, в сластолюбии валяется.

В скоте примечается леность. Видим ее и в человеке. Видим, как нерадит он о самом себе и о своем спасении. Но что хуже того и еще больше умножает бедность и окаянство человеческое – те злые нравы, которые в различных зверях находятся, все в одном человеке необновленном имеются. Бессловесные – иные горды, но иные смиренны. Иные хитры и лукавы, но иные просты. Иные сердиты и гневливы, но иные кротки. Иные ленивы, но иные бодры. А в грешнике бедном всякое злонравие скотское имеется: он горд, гневлив, хищен, ленив, хитр, лукав, нечист, и т. д.

Видишь, что дом, который не имеет господина, живущего в себе, нечист бывает, преисполнен сора, пыли и паутины; земля без делателя запустевает, бесплодна бывает и рождает непотребные травы; сад и виноград без делателя пропадает; корабль без хорошего кормчего бурей и волнами морскими потопляется, и прочее. Так и душа человеческая без Христа – как дом запустелый, преисполненный смрада, нечистоты и паутин, дьяволом и демонами распростертых, то есть злых похотений, замыслов и начинаний; как земля невозделанная, только терние и колючки производящая и проклятию подлежащая (см. Евр. 6: 8); как сад и виноград, без делателя запустевший, плода не приносящий, и ни к чему не годный, и посечению и сожжению подлежащий; как корабль, без кормчего плавающий, от бури и волн волнующийся и близ потопления находящийся. Ибо что для дома хозяин, для земли и винограда делатель, для корабля кормчий, то для души нашей Христос.

По падении отступил Христос от души человеческой, и сделалась она как дом без хозяина, земля и виноград без делателя, корабль без кормчего. Нет и в той душе Христа, которая, хотя водою и Духом в крещении возрождена была, но, первому Адаму следуя, заповедь Божию отвергла, и за лукавым врагом дьяволом, древним тем змием, волей своей последовала. И если в том бедственном состоянии до конца пребудет, вовеки будет без Христа; и, поскольку Христос – жизнь для души, то без Христа, Который есть Жизнь, пребывая, вовеки будет в смерти.

Дело по виду доброе в порок и грех обращается, если не для доброй, но для злой цели делается. Так милостыня порочится, если ради тщеславия подается; грешит проповедник, когда слово Божие ради похвалы своей проповедует, и прочее. Причина этому в том, что таковой отступает от Бога сердцем своим и на том месте, на котором должен Бога иметь и почитать, поставляет себя, как идола; ибо себе предвосхищает славу Его, которая Ему одному, как всякого добра Виновнику, подобает. Такой человек самолюбие в сердце имеет и вместо Бога себя любит и почитает. И дело его подобно яблоку, снаружи красному, а внутри гнилому и смрадному, и сам он – как гроб окрашенный, который снаружи красив, а внутри смраден; или как дерево злое, которое доброго плода творить не может; но как оно злое, так и злой плод приносит (см. Мф. 7: 17–18).

Грех для христиан – не что иное, как богоотступничество, измена, которой не человеку, а Богу изменяют. Рассуждай, христианин, что есть грех, которым услаждаешься. Хотя исповедуешь имя Божие, но делом отрекаешься от Него, когда заповедь Его преступаешь. Сколько раз согрешаешь, например, убиваешь, блудодействуешь, крадешь, похищаешь, злословишь, хулишь, клевещешь, и прочее, столько раз совета дьявольского слушаешься и заповедь Божию и повеление Его отметаешь; сколько раз врага дьявола слушаешься и не слушаешься Бога, столько раз от Него отступаешь и приступаешь к дьяволу. Истинно это так и есть, хотя того и не замечаешь.

Говорит Господь: Всякий, делающий грех, есть раб греха (Ин. 8: 34). Творящий блуд – раб блудной похоти; упивающийся и объедающийся – раб чрева, его бог – чрево (Флп. 3: 19). Любящий серебро и золото – раб мамоны, мамоне служит (см. Мф. 6: 24). То же думай и о прочих страстях. Ибо, кто кем побежден, тот тому и раб (2 Пет. 2: 19). Сколь же это тяжкая и мерзкая работа! Более тяжкая и подлая, чем служить человеку, ибо лучше человеку всякому, и самому мучителю, как созданию Божию, служить, чем греху и грехом дьяволу. О, если бы эту работу бедный грешник увидел! Признал бы себя беднее пленников, каторжных, заключенных в темнице, окованных и прочих бедных и телесно страдающих людей. Но тем более беден, что этой бедности своей не понимает. Ибо страсть ослепляет разумное око.

От замедления в грехе каком-нибудь или от многократного повторения греха делается пристрастие или привычка ко греху. Так делается пристрастие к пьянству, воровству, лихоимству, блуду, оклеветанию, осуждению и прочим беззакониям.

Гордости начало есть дьявол, отступивший от Создателя своего и сделавшийся из светлого ангела князем тьмы. Этим смертоносным ядом как сам заражен, так и наши сердца так сильно заразил, что всю жизнь окаянства того нашего довольно оплакать не можем.

Премерзкий грех – гордость, но мало кто это познает, потому что он скрыт глубоко в сердце. Начало гордости есть незнание самого себя. Сие незнание ослепляет человека, и так человек гордится. О, если бы человек познал самого себя, познал бы свою бедность, нищету и окаянство, – никогда бы не гордился! Но тем более окаянен человек, что не видит и не познает своей бедности и окаянства. Гордость познается по делам, как дерево – по плодам.

Признаки гордости таковы: 1) высшим не покоряется; 2) равным и низшим не уступает; 3) гордость велеречива, высокоречива и многоречива; 4) славы, чести и похвалы всяким образом ищет; 5) высоко превозносит себя и дела свои; 6) других презирает и уничижает; 7) ищет, как бы себя показать; 8) бесстыдно себя хвалит; 9) какое добро ни имеет, себе приписывает, а не Богу; 10) хвалится и тем добром, которого не имеет; 11) весьма старается скрывать недостатки и пороки свои; 12) не терпит быть в презрении и унижении; 13) не принимает увещания, обличения, совета; 14) самовольно вмешивается в чужие дела; 15) лишившись сана или чести и в прочем несчастье ропщет, негодует, а часто и ругается; 16) следовательно, гордость гневлива, 17) гордость завистлива: не хочет, чтобы, кто равен ей и выше ее был, равную или большую честь имел, а чтобы она всех во всем превышала, 18) гордость не склонна к любви, ненавистлива.

Самолюбие же – корень всех зол. И так гордость – начало и корень всякого греха.

Зависти корень и начало есть гордость. Гордый, поскольку хочет выше прочих вознестись, не может терпеть, чтобы кто-нибудь ему равен, а тем более выше в благополучии был, потому и негодует о возвышении его. Смиренный же завидовать не может, ибо видит и признает свое недостоинство, прочих же достойнее себя считает; потому и о дарованиях их негодования не имеет. Страсть эта есть только у тех, которые мнят о себе, что они нечто в мире, и, так о себе высоко мечтая, прочих ни во что вменяют.

Как гнев, так и злоба рождается от безмерного самолюбия. Ибо самолюбец во всем ищет своей корысти, славы и чести; а когда видит в чем препятствие своему намерению и желанию, о том смущается, печалится и гневается на того, кто препятствует, потому и старается гнев свой в дело произвести, то есть отомстить, что свойственно злобе.

Гнев есть чувствование сердечной болезни, родившейся от обиды, которая или делом, или словом выражается.

Осуждение, оклеветание, злословие суть сродные пороки и суть плоды необузданного языка и сердца, страхом Божиим не огражденного. Осуждение же не только языком, но и мыслью, жестом, киванием головой, вздохом, смехом и прочим образом бывает. Различны причины, по которым эти пороки происходят: 1) Бывают от гордости: гордый, возносясь и не терпя, чтобы другой ему равен был, пересуживает и уничижает его или, желая свои грехи скрыть, на других злословит и клевещет, чтобы слышащие думали, что он таких грехов не имеет, в каких ближнего осуждает. 2) Иногда бывают от зависти: поскольку завистливый не хочет ближнего своего видеть в почтении и славе, то и старается честное имя его помрачить и для того бесчестным именем его порочит. 3) Иногда бывают от злобы: злобный, не имея чем отомстить тому, на кого злится, злословием и оклеветанием славу его помрачить старается. 4) Бывают еще от злой привычки, ревности, нетерпения и прочего.

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Источник: https://bookz.ru/authors/maria-stroganova/beregis__280/1-beregis__280.html

Текст книги «Таинство радости»

Святой Тихон Задонский
Таинство радости

© Издательство «Никея», 2014

Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес

Тихон Задонский, епископ Воронежский, родился в 1724 году в Новгородской губернии, в семье бедного псаломщика. При крещении его назвали Тимофеем. Мальчик рано лишился отца, семья его жила в большой бедности.

Когда Тимофею исполнилось 14 лет, он поступил в Новгородскую духовную славянскую школу. Как один из лучших учеников, Тимофей был переведен во вновь открывшуюся семинарию и принят на казенное содержание. После успешного окончания семинарии он получил кафедру риторики, преподавал греческий язык и богословие. Тимофей снискал любовь и учеников, и начальства. Его доброта, скромность и сердечность привлекали к нему людей.

В возрасте 34 лет Тимофей был пострижен в монашество с именем Тихон, через год его назначили архимандритом Тверского Желтикова Успенского монастыря и ректором Тверской духовной семинарии.

При избрании новгородского викария, имя архимандрита Тихона было в числе восьми кандидатов. Трижды бросали жребий, и трижды он падал на Тихона. Но в Новгородской епархии он пробыл недолго и в 1763 году получил назначение на Воронежскую кафедру.

В Воронежском крае тогда скрывалось много сектантов и раскольников, процветало язычество, многие приходы были в запустении. Епископ Тихон неустанно трудился, чтобы преодолеть нестроения церковной жизни. Прежде всего он озаботился подготовкой достойных пастырей, устраивал для этого духовные школы, поддерживал из своих средств семинарию. Для священников и иноков епископ написал несколько книг и множество статей.

Не понаслышке зная, что такое нужда, святой Тихон оставался близок простому народу. Не раз отдавал он все свои средства нуждающимся, заступался за крестьян перед помещиками. Сам, будучи епископом, жил чрезвычайно скромно. Спал на соломе, накрываясь тулупом. Известно, что святитель обладал даром прозорливости, так, он предсказал наводнение в Петербурге в 1777 году, победу России в войне с Наполеоном и другие важные события.

В1767 году из-за слабого здоровья епископ удалился на покой и 15 лет прожил в Задонском монастыре, оставаясь для всех пастырем и учителем, из ближних и дальних мест стекался народ к келье святого.

Здесь он закончил свои главные труды – «Сокровище духовное, от мира собираемое» и «Об истинном христианстве».

Из трудов святителя мы выбрали те места, где говорится, как познать Бога, как услышать Его тихий зов. А для этого надо заглянуть в свое сердце, очистить его от страстей и скверны. Умолкнуть, чтобы услышать.

Умолкни и услышишь

Сам Бог хочет к нам прийти и Себя в познание нам подать! Он у всякого при дверях стоит и всякому хочет познаться, но мало кто слышит Его, стучащего в двери, поскольку у всякого слух заглушен похотями греховными и любовью мира. И, так постучав в двери и ничего не обретя, отходит ни с чем от человека. Успокой и утишь ум и сердце твое от похотей плотских и шума мирских вожделений. От всего этого отвратись и внимай Ему одному. Тогда воистину познаешь, что Он возле тебя стоит и стучит в двери сердца твоего, и услышишь пресладкий голос Его, и откроешь Ему двери. Тогда войдет в дом твой и будет вечерять с тобою, и ты – с Ним. Тогда вкусишь и увидишь, как Благ Господь (Пс. 33: 9).

Как входящие в аптеку, благовонными мазями исполненную, и несколько времени медлящие выносят с собою и благовоние мазей тех, так благочестивая душа, войдя в собрание людей, по плоти и миру живущих, и умедлив, выносит несколько злонравия, как зловония, от них прилепившегося. Ибо чувства наши, особенно слух и видение, как двери, которыми всякое зло входит в сердце наше и, хотим ли или не хотим, ударяет то и влечет к тому, что или ухо слышало, или око видело.

Хотящему хранить благочестие и успевать в том должно от дружбы и беседы мирской удаляться. Ибо в собрании сынов века сего не иное что бывает, как слова и дела, воле и святому Закону Божию противные. В одном собрании о том, в другом об ином переговаривают и пересуживают. Там одного поносят и проклинают, здесь на другого жалуются и зубами, как оружием и мечом острым, имя его уязвляют, и когда того злословием насытятся, на другого нападают. В одном собрании пиршества, пьянства, бесчинные кличи и прочее, пьянству последующее, в другом – ссоры, свары и взаимные ругани совершаются, и так Закон Божий то словом, то делом разоряется и соблазн подается. Все это ударяет и почти уязвляет совесть нашу и лишает ее мира и покоя своего. И уже не таким, христианин, возвратишься в дом свой, каким вышел из дома.

Так как сердце человеческое ко злу склонно, то удобно обращается ко злу и прельщается, и так зачинает и рождает беззаконие. Так Давид святой, выйдя из дома своего и прогуливаясь на кровле царского дома, увидел жену Уриину, и прельстился, и пал (см.: 2 Цар. 11: 2–4). Потому читаем в истории церковной, что святые от сожития с нечестивыми удалялись. Многие в пустынях предпочитали жить, нежели в городах и селах, дабы соблазном дел и слов беззаконных не повредиться. Потому весь свет удивляется праведному Лоту, что между беззаконными содомлянами живя, цел сохранился (см.: Быт. 19). Но святому мужу немалое было мучение видеть и слышать такие беззакония нечестивых людей, ибо сей праведник, живя между ними, ежедневно мучился в праведной душе, видя и слыша дела беззаконные (2 Пет. 2: 8).

Если нужду имеешь выйти из дома твоего и быть в собрании, не медли там, очи и уши береги, дабы не вошло зло в сердце твое и, по подобию разбойника, не разорило душевный дом твой, и в том случае молись Богу: Отврати очи мои, чтобы не видеть суеты (Пс. 118: 37). Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам, – говорит Христос (Мф. 18: 7). Сатана везде полагает сети благочестивым и старается теми уловить их: только что из дома выступишь, тут тебя и встречает соблазн слов или дел беззаконных, которым или уязвится, или обеспокоится совесть твоя. Но язвы познать не можешь, пока в доме не уединишься.

В доме и уединении пребывающий свободен бывает от случаев тех, которые в собраниях и беседах находящихся ко греху приводят. Дом и стены соблазна подать не могут, ухо не слышит и око не видит зла, и так человек от иных не принимает и сам никому не подает соблазна, но всему тому противное может быть. Там может быть рассмотрение совести, которая, как книга записная, представит тебе прошедшего жития твоего грехи, представит суд Божий за грехи и геенну, грешникам уготованную, от чего последует истинное покаяние и сердечное сокрушение. Там бывает праведное и верное о мирских и тленных вещах, богатстве, чести, славе и сласти рассуждение, которое покажет тебе всю ту утеху, как сонное видение, ненадолго являющееся и исчезающее, и представит смерть приближающуюся, и неизвестно ко всякому приходящую, которая всему конец полагает.

Уединение празднословия не знает, за которое следует дать ответ в день суда (Мф. 12: 36), но есть матерь молчания, которое есть корень безгрешности и добрых дел. В уединении открывается книга, в которой увидит верная душа Создателя своего и познает всемогущество Того, Который все из ничего создал и все создание силой Своей содержит и сохраняет; благость Его и премудрость, в создании и правлении показанную. Увидит отеческую Его любовь к роду человеческому, которую в восстановлении падшего и обновлении обветшавшего его через Единородного Сына Своего показал.

В тишине услышишь, возлюбленный христианин, глас Божий, внутри тебя говорящий: «Я Господь Бог твой, Который тебя создал, и образом Своим почтил, и о тебе печется, Которого тебе, как Создателя и Бога своего, должно усердно почитать, любить, слушать, призывать…»

В безмолвии можешь увидеть Сына Божия, явившегося на землю во плоти и от места на место переходящего, проповедующего слово Божие, открывающего тайну Евангелия Своего, показывающего путь истины, призывающего грешников на покаяние, проповедующего Царствие Небесное, знамения и чудеса творящего, – как Агнца кроткого, терпящего хулы, поношения и бесчестия, страждущего и умирающего ради спасения нашего, восстающего от мертвых и мир благовествующего, со славою восходящего на небо, сидящего одесную Отца и паки грядущего судить живым и мертвым.

Как в чистой и тихой воде удобнее солнце видится, нежели в возмущенной и волнующейся, так вечное и духовное Солнце – Бог – удобнее в тишине и покое верою и умным оком познается, нежели в беспокойстве и людской молве. От этого источника, как струи живые, проистекают христианские добродетели с помощью Святого Духа. Это духовное сокровище пресекается молвою житейских бесед и, если не будет в клети сердца хранимо, похищается.

Скажет кто: «Неужели всем христианам идти в пустыню и от людей удаляться?» Нет, о том здесь речи нет. Да будет тебе пустыней дом твой, какой Бог тебе дал ради упокоения твоего.

Если с людьми хочешь быть, то таких ищи, которых слова, и дела, и поступки показывают христианские сердца; и не только от них не удаляйся, но часто обходись с ними. Так не только в доме твоем, но и в беседе их день ото дня приобретать будешь духовную пользу. А какою пищею в беседе благочестивых насытишься, ту в доме в сок и кровь обращать размышлением старайся, и так все тебе во благое будет поспешествовать: уединение и собрание, безмолвие и беседа будут тебя созидать.

О достоинстве человека

Дивное создание Божие – человек! Создан не так, как прочие вещи. О всех вещах написано: сказал Бог, – и было; повелел, и – создалось (Пс. 32:9). О человеке не так, но что? Сотворим человека (Быт. 1: 26). Так триипостасный Бог советовал; как бы некое великое дело намереваясь сотворить, Бог говорил: Сотворим человека. Какого человека? По образу Нашему и по подобию сотворим (Быт. 1: 26). Великой и высокой честью почтен был человек Создателем своим при создании, так что выше и быть не может.

Человек по образу Божию и по подобию Богом сотворен. Какая тварь такой чести от Бога сподобилась? Не видим того. Человек того сподобился, и образом Божиим от Бога почтен. О любезнейшее и прекраснейшее Божие создание – человек! Образ Божий, как царскую печать, в себе имеет. Славен царь, славен и портрет его. Всякой чести достоин Бог, Царь Небесный, достоин чести и образ Его, человек. Такую благость, о христиане, излил на нас Бог в создании нашем.

Весь свет на службу человеку определил Бог. Небо, солнце, луна, звезды, воздух и земля с украшением своим одному человеку служат. Бог ради Себя не нуждается в них. Ибо что ни создал – для человека создал.

Обрати, человек, ум и очи твои ко всему созданию Его и рассуди: кому оно служит? Не нам ли? Кому солнце, луна и звезды? Не нам ли? Кому воздух и облака? Не нам ли? Кому земля с плодами? Не нам ли? Кому скот, звери и птицы? Не нам ли? Кому вода с рыбами и прочими живущими в ней? Не нам ли, о христиане? Нам вся тварь повелением Божиим служит, так как без нее и малейшего времени жить не можем. Кто без хлеба и воды, кто без одежды прожить может? Воздух так нужен нам, что и минуты без него прожить не можем. Какой бы наша жизнь была, если бы Бог отнял свет от нас? Не блуждали ли бы все, как слепые? Кто бы мог от невидимого врага, диавола, остаться невредимым, когда бы Бог всемогущей рукой Своей не хранил нас от врага, который сильнейшей злобой ярится на род наш…

Какого добра и благодеяния не оказал нам Бог, о христиане! Создал нас, и создал нас не скотами, но людьми, разумом одаренными. Создал особеннейшим Своим советом: Сотворим человека (Быт. 1:26). Создал по образу и подобию Своему. Какая честь может быть больше человеку, чем быть созданным по образу Божию!

Бог есть христианам Отец, потому они к Богу, как дети к отцу своему, во всяких нуждах и скорбях прибегают. Сыны века этого то к князьям и вельможам и прочим своим защитникам в день скорби прибегают, то к мамоне своей, которой служат, простирают руки свои, искупая себя серебром и золотом от належащей напасти, то силу свою, хитрость и коварство свое полагают в защиту себе и помощь. Христиане истинные не так: они все это прибежище, как суетное и богопротивное, оставив, к единому Богу прибегают сердцами и сердцем и устами к Нему вопиют: Господи, Ты был нам прибежищем в род и род (см.: Пс. 89: 2), ты мое прибежище от скорби, объявшей меня. Радость моя, избавь меня от окруживших меня (см.: Пс. 31:7). Они в том поступают так, как дети малые, которые или в болезни страдая, или видя какую находящую беду, к отцу или матери своей простирают руки и прибегают. Так и христиане, которые есть сыны Божий по вере во Христа Иисуса (Гал. 3: 26), ниоткуда не ища и не ожидая помощи, к Богу, как Отцу своему, прибегают и простирают руки.

За великое почитает мир быть чадом царя земного, но сколь несравненно выше достоинство быть чадом Бога Вышнего, Царя неба и земли, Отцом иметь Бога безначального, бесконечного, бессмертного, неописанного, всемогущего, Царя царствующих и Господа господствующих, – ум человеческий этого титула не постигает! Вся слава мира этого пред ним ничто. На это взирая, тайн Божиих зритель Иоанн святой удивляется и говорит верным: Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими (1 Ин. 3: 1).

Если Бог Отец есть верных, то и верные – сыны Его, как апостол говорит: Все вы сыны Божий по вере во Христа Иисуса; все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись (Гал. 3: 26–27).

Отец плотской, хотя бы и хотел просящим детям просимое подать, но часто и не подает, ибо не все, что хочет, может, а Бог Отец наш не так: как все благое хочет, так как преблагой, так и все может как всемогущий подать нам. Потому повелено нам всего просить у Него: Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам (Мф. 7: 7).

Если Бог Отец наш, то кто на нас? Если Бог за нас, кто против кас? – говорит богомудрый Павел (Рим. 8:31). Если Бог – Отец наш, то, без сомнения, Он за нас. Какой отец за сынов своих не стоит? Кто может озлобить нас, от руки Его восхитить, погубить, если мы не захотим? Ты Мой. Будешь ли переходить через воды, Я с тобою, – через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли через огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя, – говорит Он через пророка верному Своему Иакову (см.: Ис. 43:1–2).

Бог падшего человека таким чудным и уму не понятным образом восстановил, и обновил, и в первое состояние, даже в лучшее, через Единородного Сына Своего Иисуса Христа привел, так, что тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими (Ин. 1: 12). Небо вместо рая со всеми благами, которых не видел глаз, не слышало ухо и не приходило на сердце человеку (см.: 1 Кор. 2: 9), человеколюбиво отворил им и его жителями и царствия Его вечного участниками сделал.

Сколь велико к нам человеколюбие Его, ибо Он, Царь царствующих и Господь господствующих, перед Которым все народы как ничто, благоволил Отцом называться и быть для нас, бедных, смиренных, отверженных и повинных вечному осуждению, и принять нас Себе в сыны и дщери. Рассуждая об этой воистину неизреченной любви, которой и Ангелы святые удивляются, святой апостол Иоанн так с удивлением говорит: Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими (1 Ин. 3:1).

Чудно и всякое удивление превосходит то, что Бог, Творец неба и земли, Великий и Непостижимый, к нам, бедным, пришел и посетил нас, пришел в нашем образе к нам… Бог Рабу Свою Матерью Своей называть и Сын Божий Сыном Девы называться благоизволил – и так Безначальный начался, Невидимый стал видим, Неосязаемый осязался, Недоступный Херувимам и Серафимам, грешникам доступный был. Царь Небесный на землю сошел. Бог нам, людям, уподобился, с нами на земле жил, с нами и ради нас смирился.

Когда согрешили мы, пали и погибли, – и тогда не оставил нас Создатель наш Преблагой в погибели нашей. И какого средства не изобрел, чтобы нас восстановить и привести к Себе! Послал к нам пророков Своих, которые нас, отступивших от Него, обращали к Нему. Дал нам слово Свое святое, как послание, в котором открыл и объявил волю Свою святую. И поскольку мы так поражены и уязвлены были лютым разбойником, врагом нашим дьяволом, что ничем не могли исцелиться, то умилосердился над нами, бедными, Милосердный наш Создатель так, что и Сына Своего Единородного не пощадил ради нас, но послал Его к нам, взыскать нас, заблудших, исцелить уязвленных и сокрушенных, спасти погибших…

Чудно: Господь от рабов Своих злых хуление, бесчестие, поношение, связывание, надругательство, посмеяние, укорение, суд и осуждение, оплевание, заушение, оболгание, оклеветание, биение, раны, насмерть ведение, ко Кресту пригвождение и к беззаконным причтение кротко и волею претерпеть восхотел! Ради кого? Ради тебя и меня, сущих врагов Своих! Это такое великое и чудное дело, что, издалека провидя его, пророк с ужасом воскликнул: Господи! Услышал я слух Твой и убоялся. Господи! Разумел дела Твои иужаснулся (см.: Авв. 3: 2,16).

Воистину с пророком можем воскликнуть: Господи! что есть человек, что Ты открылся ему, или сынчеловеческий, что Ты помышляешь о нем? (см.: Пс. 143:3). Ради меня сошел с небес, да меня на небо возведешь. Ради меня смирился, да меня вознесешь. Ради меня сущий Бог вочеловечился, да меня Божественного естества Твоего причастником сотворишь (см.: 2 Пет. 1: 4). Ради меня плотью родился, чтобы мне духом родиться. Ради меня гонение претерпел, да меня, изгнанного из рая, опять в рай введешь. Ради меня странствовать изволил, да меня, плененного, в отечество возвратишь. Ради меня похулен был, да врагу моему, клеветнику-дьяволу, заградишь уста. Ради меня связан был, да меня от уз греховных разрешишь. Ради меня тужил, скорбел, печалился и плакал, да меня от скорби, печали и слез вечных избавишь. Ради меня обесчещен и поруган был, да меня прославишь. Ради меня к беззаконным причтен был, да меня оправдаешь. Ради меня, жизнь моя, смерть вкусил, да меня оживишь. Удивляюсь человеколюбию Твоему!

Познавай, христианин, благородство, честь, достоинство и преимущество души человеческой. Ради избавления и искупления ее не Ангел, не иной какой-нибудь ходатай, от Бога посланный, но Сам Бог и Господь пришел. Сам ее Своим пришествием почтил и посетил. И искупил ее от диавола, смерти, ада и прочих врагов, не серебром, или золотом, или другой какой-нибудь ценой тленной, а честною Кровью Своей. Почтил Он нас в создании нашем, когда нас по образу и подобию Своему сотворил. Но более почтил, когда к нам, падшим и погибшим, Сам в образе нашем пришел, и пострадал, и умер за нас. Так дорого душу человеческую поставил Господь, что Сам ради взыскания ее пришел и ради стяжания ее Кровь Свою пролил.

Истинные христиане – братья Христовы, ибо Он не стыдится называть их братиями, говоря: возвещу имя Твое братиям Моим (Евр. 2: 11–12). И к мироносицам говорит: Пойдите, возвестите братьям Моим (Мф. 28: 10), – и к Марии Магдалине: Иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему (Ин. 20: 17). Смотри, любезный христианин, в какую высоту вознесены христиане: Господу неба и земли они братья! Выше сего достоинства и быть не может. Но и человеколюбие неисповедимо Сына Божия! Удивительно, когда царь земной подданных своих братией своей называет, хотя и сам такой же человек, как и подданные. Христос, Царь Небесный и Сын Божий, людей братией Своей не стыдится нарицать.

Бог хочет быть любим человеком. Он любит человека и хочет, чтобы и тот Его любил, и так в дружбу с ним войти. Ибо дружба не что иное есть, как взаимная любовь, то есть чтобы любить и быть любимым. Великим считаем, когда подданный раб с царем земным дружбу имеет, сколь несравненно больше – когда человек с Богом, убогое создание с Создателем, земной и перстный с Небесным Царем имеет дружбу! Чести этой не только словом изобразить, но и умом понять невозможно. К этому такому высокому достоинству любовью Своею призывает нас Бог; и благодеяниями, как вестниками и свидетелями любви Своей, привлекает и убеждает.

Хотя Бог и хочет, чтобы мы его любили, однако не ради Своей какой пользы хочет того, но ради нашей пользы. Бог, так как совершенно Сам в Себе блажен, ничего и не требует от нас, но нам все подает и ради нас все делает, и потому, если любим Его истинно и нелицемерно, Ему от этого нет никакой (пользы), но только нам самим любовь эта пользу приносит. И отсюда может всякий видеть, сколь великую любовь Он имеет к человеку, так что, когда и любимым быть им хочет, не ради Себя этого хочет, но только ради человека.

Познавай, христианин, драгоценность души твоей и не прельщайся прелестными чинами и титулами этого мира, которыми сыновья этого века прельщаются и впадают в безумие. Честь, слава и достоинство души твоей больше славы всего мира. Душа твоя – невеста, с Христом, Сыном Божиим, навеки обрученная и святой Кровью Его искупленная. Понимай ее благородство. Благородный Жених – благородная и невеста, Ему сопряженная. Не видишь этого благородства и достоинства сейчас, но увидишь тогда, когда откроются чада Божий. Еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть (1 Ин. 3: 2). Все благородство, достоинство и преимущество этого мира, вместе собранное, – гной перед честью и благородством души человеческой.

Царю своему Христу уподобляются и воины Его, истинные христиане. Смиряются ниже всех, но Бог их выше всех возносит (см.: 1 Ин. 4:4), на земле странствуют, но отечество их – небо, на земле обращаются, но их жительство – на небесах, откуда ожидают и Спасителя (см.: Флп. 3:20). В рубищах ходят, но внутри царскою багряницею покрываются. Человеческого наследия лишаются, но Божие имеют: наследники Божий, сонаследники же Христу (Рим. 8:17). На земле богатства не ищут и не имеют, но небесные сокровища отверзаются им (см.: 2 Кор. 4:7). Людьми изгоняются, но Бог их принимает (см.: 2Кор. 6:17). Люди их оставляют, но с Богом общение имеют (см.: 1 Ин. 1:3). Мир их осуждает, но Бог оправдает (см.: Рим. 8:30,33). Мир их проклинает, но Бог благословляет (см.: Еф. 1:3). Мир их оскорбляет, но Бог утешает (см.: 2 Кор. 1:4). Мир их бесчестит, но Бог их прославляет (см.: 1 Пет. 5:10).

Источник: https://iknigi.net/avtor-tihon-zadonskiy/82133-tainstvo-radosti-tihon-zadonskiy/read/page-1.html

Святитель ТИХОН ЗАДОНСКИЙ, чудотворец (†1783)

Святитель Тихон Задонский — один из крупнейших богословов Русской Церкви, причем в подлинно святоотеческом смысле — богословствовании от своего опыта. Тихону Задонскому пришлось жить в XVIII веке — веке атеизма по преимуществу, где вера понималась как этнографический признак простого народа. В России это усложнялось глубочайшим упадком Церкви после петровских реформ. Аверинцев называл Тихона Задонского «главным русским христологом», и действительно фигура Спасителя, особенно страдающего, занимает в трудах Тихона Задонского центральное место. Другая характерная черта его творчества – опасение за будущее христианства, понимание атеизма не просто как греха, а чего-то фундаментального в судьбах Европы. Его творчеством был увлечен Достоевский: старец Зосима (особенно его богословие) списано, часто дословно, с Тихона Задонского, а не с Оптинцев, как часто думают.

Детство и учеба.

Будущий святитель родился в 1724 году в семье беднейшего причетника села Короцка (Валдайского уезда). В миру его звали Тимофеем Савельевичем Кирилловым. При поступлении в Духовное училище, по обычаю того времени, фамилию изменили: он стал подписываться Соколовским или Соколовым.

Отец умер рано и мать осталась с шестью детьми: у Тимофея было 3 брата и 2 сестры. Семья осталась в такой бедности, что однажды мать решила отдать младшего сына богатому ямщику, который хотел его усыновить. Старший сын ее, Петр, занявший отцовское место причетника, умолил ее не делать этого. «Мы научим Тиму читать, — говорил он, — и он будет где-нибудь пономарем!» Но годы шли, и Тимофей часто за один кусок черного хлеба целый день работал у крестьян.

В 1735 году вышел указ императрицы Анны Иоанновны, предписывавший забирать в солдаты всех недоучившихся детей представителей духовного сословия. Это побудило родных отдать Тимофея в Новгородское духовное училище. Повезла его мать, уже больная, да вскоре в Новгороде же и скончалась. Благодаря старшему брату Петру, служившему дьячком в Новгороде и взявшему его на свое иждивение, в 1738 г. Тимофей был записан в училище. Спустя два года он был принят в новоустроенную Духовную семинарию, в число 200 кандидатов, из общего числа 1000, как наиболее способный к наукам, на казенный счет. С этого времени он стал получать бесплатно хлеб и кипяток. «Бывало, как получу хлеб, половину оставлю для себя, а другую продам и куплю свечу, с ней сяду за печку и читаю книжку. Товарищи мои, богатых отцов дети, найдут отопки лаптей моих и начнут смеяться надо мною и лаптями махать на меня, говоря: „Величаем тя, святителю!“».

Обучался Тимофей в семинарии почти 14 лет, так как в ней остро не доставало учителей. Несмотря на все трудности, Тимофей был одним из лучших учеников семинарии. Он так преуспел в греческом языке, что стал его преподавать в этой же семинарии, сам еще ее не окончив! После же окончания некоторое время был преподавателем риторики и философии. Но жениться и получить место священника Тимофей не пожелал, как ни уговаривали его родные.

Позже он рассказывал, что два случая особенно повернули его ум и волю. Однажды, стоя на монастырской колокольне, тронул он перила, и они рухнули с большой высоты, так что он еле успел откинуться назад. Пережитая опасность дала ему яркое ощущение близости смерти и тленности всего сиюминутного. В другой раз чувство близости Бога он пережил как-то ночью. Вышел немного освежиться на крыльцо. «Вдруг разверзлись небеса, — рассказывал он, — и увидел я такой свет, что бренным языком сказать и умом объять нельзя. Это было на короткое время, и небеса встали в своем виде. От этого чудного видения я возымел более горячее желание уединенной жизни…»

Монашество и поставление во епископы.

В 1758 г. его постригли в монашество с именем Тихон. В следующем году он был назначен ректором Тверской семинарии, где читал лекции по нравственному богословию. Причем читал их по-русски, а не по-латыни, как было до него принято. Кроме студентов, на его лекции приходило много посторонних лиц. Но впереди его ждало новое, еще более высокое поприще…

В 1761 году, в день Пасхи, в Санкт-Петербурге члены Святейшего Синода избирали епископа в Новгород. Посредством жребия предстояло выбрать одного из семи кандидатов. Смоленский епископ предложил приписать также имя Тверского ректора Тихона. Первоприсутствующий Синода сказал: «Молод еще…», хотевший сделать Тихона архимандритом Троице-Сергиевой лавры, однако имя вписал. Жребий метали три раза и всякий раз выпадал жребий Тихона. «Верно, Богу так угодно, чтобы он был епископом» — сказал Первоприсутствующий. В тот же день Тверской Преосвященный Афанасий, помимо своей воли, помянул его, еще архимандрита, на Херувимской песни как епископа: «Епископство твое да помянет Господь Бог во Царствии Своем», — и тут только, заметив свою обмолвку, с улыбкой прибавил: «Дай вам Бог быть епископом».

В сильном волнении въезжал преосвященный Тихон в Новгород, город, в котором прошла его юность. Там он нашел свою старшую сестру, жившую в большой бедности. Он принял ее с братской любовью, хотел заботиться о ней, но она скоро скончалась. Святитель отпевал ее, и во гробе сестра ему улыбнулась. В Новгороде могила ее чтилась.

Воронежская кафедра.

В 1763 г. переведен на Воронежскую кафедру. Воронежская епархия, от Орла до Черного моря, в то время была одной из труднейших для церковного управления и считалась «дикой».

Екатерининское царствование началось с отобрания в казну церковных вотчин. Монастырям и архиерейским домам было назначено крайне скудное содержание, отчего они приходили в запустение. Архиерейский дом в Воронеже окончательно развалился, кафедральный собор разрушался, разбитые колокола не звонили. Правительство Екатерины относилось с большею веротерпимостью к раскольникам и сектантам. Раскольники были освобождены от двойного подушного оклада, стали возникать единоверческие храмы и образовываться раскольничьи центры в Москве. На Украине расцвели секты духоборов, молокан, хлыстов, скопцов. Немало раскольников было в Воронежской епархии. Немало было там также казаков и беглых. Народ все буйный и распущенный. Среди высших классов были распространены французские вольнодумные идеи Вольтера и энциклопедистов. Русское общество было мало образовано и подхватывало модные идеи без критики и следовало им слепо, иногда до карикатурности. Кощунства и глупые выходки против Церкви считались признаком образованного, передового человека. Кто не проповедовал атеизма, считался закостеневшим фанатиком и ханжой. Еще по дороге в Воронеж святитель почувствовал себя очень плохо; а приехав и увидев разброд и оскудение, просил Святейший Синод уволить его на покой. Синод просьбы этой не уважил, и святитель покорно понес свой крест.

Всего 4 года и 7 месяцев пробыл он на Воронежской кафедре, но деятельность его как администратора, педагога и пастыря доброго была велика. Он объезжал огромную епархию, почти всю покрытую дремучими лесами или степью, часто просто верхом. Прежде всего он принялся за обучение духовенства, которое было необразованно и нерадиво до крайности. С трудом верится, что священники не только не знали службы, но даже не умели как следует читать, не имели Евангелия! Святитель сейчас же распорядился, чтоб после проверки не знающих службы и чтения присылали к нему. Всем приказал иметь на руках Новый Завет и читать его с благоговением и прилежанием.

Он много проповедовал, в том числе специально для духовенства, вызвав для этого преподавателей из Славяно-Греко-Латинской академии, издавая книги и рассылая их по уездным городам епархии. Владыка постоянно участвовал в воспитании будущих архипастырей, открывая во всех городах славянские школы, а затем учредив два духовных училища в Острогожске и Ельце. В 1765 году его трудами Воронежская славяно-латинская школа была преобразована в духовную семинарию. В то же время архиерей первым запретил в своей епархии телесные наказания священнослужителей.

В первый же год своего святительского служения в Воронеже владыка Тихон написал краткое поучение «О седми Святых Тайнах». Затем последовал труд «Прибавление к должности священнической о тайне святаго покаяния». Это сочинение представляет особый интерес потому, что в нем святитель учит двум подходам в построении исповеди для мирян: чувствуя в человеке глубокое покаяние и сокрушение о своих грехах, священнослужитель должен ободрять и утешать его, напоминая о милости и прощении Божием, чтобы не допустить проникновения уныния в его сердце. В ином случае священнику нужно, напротив, напоминать человеку о суде, о посмертном воздаянии, чтобы пробудить в нем сожаление о грехах.

Он научил народ чтить Божий храм и священников, а от богатых и знатных требовал милосердия к бедным. И нравы стали смягчаться. Пожаром, опустошающим души, называл святитель общественные гулянья, нескромные игры, нетрезвое веселье в праздники.

Народное гулянье во время Масленицы на Адмиралтейской площади в Петербурге». К. Е. Маковский, 1869

В грозных проповедях обличал он бесчинства масленицы и особенно языческий праздник «Ярило». Праздник этот начинался от среды после Троицы и тянулся до вторника Петровского поста. В среду с раннего утра шел народ из Воронежа и окрестных деревень на площадь за Московскими воротами, где раскидывались ярмарочные балаганы с различными приманками. Молодой человек в бумажном колпаке, украшенном бубенцами, лентами и цветами, с набеленным и нарумяненным лицом изображал собою Ярило. Он плясал неистовый танец, а за ним плясала и бесновалась пьяная толпа. Все это сопровождалось драками и руганью. И вот однажды — это было 30 мая 1765 года — в самый разгар безобразия неожиданно появился на площади святитель и, грозно обличая «смердящий» праздник, угрожал отлучением от Церкви. Он говорил с такою пророческой силой и пламенной убедительностью, что в один миг, тут же, на глазах святителя, толпа разнесла в щепки балаганы и лавчонки и чинно разошлась по домам. В следующее воскресенье святитель произнес в соборе обличительную проповедь, во время которой вся церковь стонала и громко рыдала. А после множество народу приходило к Владыке в его загородный дом и, стоя на коленях, со слезами каялись. Праздник Яриле больше не повторялся.

Для людей бедных и нищих к свт. Тихону всегда был свободный доступ. Нищих называл он (по слову Златоуста) Христовою и своею братиею. Народ любил своего пастыря. Про него говорили: «Надо его слушаться — а то он Богу пожалуется».

На покое

Между тем усиленные труды расстроили здоровье святителя Тихона. Он испросил увольнение от должности и последние 16 лет (1767-1783 гг.) жизни провел на покое в Задонском монастыре.

Общий вид Тихоновского общежительного мужского монастыря. Литография 1915 года

Все время, за исключением 4-5 часов отдыха, у него посвящалось молитве, чтению слова Божия, делам благотворительности и составлению душеполезных сочинений. Ежедневно он приходил в храм. Дома он часто падал на колени и, обливаясь слезами, как самый тяжкий грешник, взывал: «Господи пощади. Господи помилуй!» Непременно каждый день он читал по нескольку глав из Священного Писания (особенно пророка Исаию), а в дорогу никогда не ездил без маленькой Псалтири. Вся его 400-рублевая пенсия шла на благотворительность, и сюда же направлялось все, что он получал в дар от знакомых. Часто в простой монашеской одежде он отправлялся в ближайший город (Елец) и посещал заключенных местной тюрьмы. Он утешал их, располагал к покаянию и затем наделял милостыней. Сам он был в высшей степени нестяжателен, жил среди самой простой и бедной обстановки. Садясь за скудный стол, он часто вспоминал о бедняках, не имеющих такого, как он, пропитания и начинал себя упрекать за то, что, по его рассуждению, мало потрудился для Церкви. Тут горькие слезы начинали течь из его глаз.

Святитель по характеру своему был горячим, раздражительным и склонным к превозношению. Много должен был он потрудиться, чтобы переломить в себе эти качества. Горячо взывал он о помощи к Господу Богу и стал преуспевать в кротости и незлобии. Когда слышал, проходя мимо, как иной раз издевались над ним монастырские служки или настоятель, говорил себе: «Так Богу угодно, а я достоин этого за грехи мои».

Раз сидел он на крылечке кельи и мучился помыслами самомнения. Вдруг юродивый Каменев, окруженный толпой мальчишек, неожиданно подбежал к нему и ударил по щеке, шепнув на ухо: «Не высокоумь!» И дивное дело, сейчас же почувствовал святитель, как бес высокоумия отступил от него. В благодарность за это положил святой Тихон выдавать юродивому ежедневно по три копейки.

Другой раз, в доме знакомого, он вступил в беседу с одним дворянином вольтерьянцем и кротко, но так сильно во всем опровергал безбожника, что гордый человек не вытерпел и, забывшись, ударил святителя по щеке. Святитель Тихон бросился к нему в ноги и начал просить прощения, что привел его в раздражение. Это смирение святителя так подействовало на дерзкого оскорбителя, что тот обратился к Православной вере и после стал добрым христианином.

Но самым тяжелым искушением для святителя была безотчетная тоска и уныние. В такие минуты кажется, что от человека отступает Господь, что все погружается в непроглядный мрак, что сердце каменеет, а молитва останавливается. Возникает ощущение, что Господь не слышит, что Господь отвращает Лицо Свое. Такое безблагодатное состояние невыносимо тягостно, так что иноки в такие периоды переходят из одного монастыря в другой, а часто и совсем оставляют иноческий подвиг. Святитель боролся с приступами уныния различными средствами. Или работал физически, копая грядки, рубя дрова, кося траву, или уезжал из монастыря, или усиленно трудился над своими сочинениями, или пел псалмы. Часто помогало в такие минуты скорби общение с друзьями, которых он навещал подолгу, иногда месяца по три и больше. Друзья, разгонявшие облака душевной грусти святого Тихона, — схимонах Митрофан, елецкий купец Кузьма Игнатьевич и старец Феофан, которого святитель звал «Феофан, моя утеха». Немудрый, добрый и наивный старичок часто утешал святого Тихона своей детской ясностью и простотой беседы. Но иногда уныние бывало чрезмерным.

Как-то напало на святителя уныние, доходившее до отчаяния, случилось это на 6-й неделе Великого поста. Восемь дней не выходил он из кельи, не принимал ни пищи, ни питья. Наконец написал Кузьме, чтоб приехал немедля. Тот встревожился и, несмотря на весеннюю распутицу и половодье, сейчас же приехал. И любовь друга, который с опасностью для жизни отозвался на зов, и беседа с ним совершенно успокоили святителя. И тут произошел случай, о котором упоминают все жизнеописатели святого Тихона: неожиданно вошел он в келью к отцу Митрофану и застал его и Кузьму Игнатьевича за ужином. Оба были чрезвычайно смущены, так как ели уху и рыбное заливное в неположенное по уставу постное время. Святитель не только успокоил словами «Любовь выше поста», но и сам отведал ухи, чем растрогал их до слез.

На покое святитель Тихон написал свои лучшие духовные произведения. Плодом размышлений его о природе и о людях, который святитель Тихон завершил на покое, были «Сокровище духовное, от мира собираемое» (1770) и «Об истинном христианстве» (1776).

Свои благодатные дары прозрения и чудотворения святитель Тихон тщательно скрывал. Он мог ясно видеть мысли своего собеседника, предсказал наводнение 1777 г. в Петербурге, а в 1778 г., в год рождения императора Александра I, предсказал многие события его царствования и в частности, что Россия спасется, а Захватчик (Наполеон) погибнет.

Кончина

Последние годы своей жизни святитель Тихон посвятил молитве и почти полному уединению, готовясь к смерти. За три года до кончины он каждый день молился: «Скажи ми, Господи, кончину мою». И тихий голос на утренней заре сказал: «В день недельный». После этого ему было сказано во сне: «Потрудись еще три года».

К смерти у святителя были приготовлены одежда и гроб: часто он приходил плакать над своим гробом, стоявшим скрытно от людей в чулане: «Вот до чего довел себя человек: будучи сотворен от Бога непорочным и бессмертным, как скот зарывается в землю!»

Незадолго до смерти он увидел во сне высокую лестницу, на которую должен подняться и многих людей, следовавших за ним и поддерживавших его. Он понял, что эта лестница обозначает путь его в Царствие Небесное, а люди — это те, кто слушал его и будет его поминать.

Скончался святитель в воскресенье, как и было ему возвещено, на 59-м году жизни 13 августа 1783 года. «Смерть его была столь спокойна, что как бы заснул». Отпевал его близкий друг, епископ Воронежский Тихон (Малинин). Погребён святитель Тихон был в Задонском Рождество-Богородицком монастыре.

Задонский Богородицкий мужской монастырь

Задонский Богородицкий мужской монастырь, ныне именуемый Рождество-Богородицкий мужской епархиальный монастырь, был основан в начале XVII века. Два благочестивых старца-схимонаха Сретенского Московского монастыря Кирилл и Герасим прибыли на берег реки Дон с Владимирской иконой Божией Матери и основали здесь монастырь. Первый построенный ими в 1630 году храм был посвящен Пресвятой Богородице. С этого начинается история монастыря, впоследствии обретшего славу Русского Иерусалима.

Задонский Рождество-Богородицкий монастырь, Собор Владимирской иконы Божьей матери

Через несколько лет святитель Тихон явился во сне схимонаху Митрофану и сказал ему: «Бог хочет меня прославить». Нетленные мощи святителя Тихона были обретены в 1845 г., а 12 августа 1861 г. он был причислен к лику святых. В годы советской власти святые мощи Тихона Задонского были изъяты. Второе их обретение состоялось в 1991. Ныне мощи Святителя почивают в Богородицком монастыре города Задонска Липецкой области.

Рака с мощами святителя Тихона Задонского

7 ЗАВЕТОВ СВЯТИТЕЛЯ ТИХОНА ЗАДОНСКОГО

По материалам портала «Русская семерка» ( Екатерина Оаро)

1. Искать в горе счастья

Не раз в своих сочинениях святитель Тихон подчеркивал важность победы над собой, называл именно эту победу – истинным счастьем христианина. Побеждается «смирением гордость, гнев кротостию и терпением, ненависть любовию»… Если помнить об этой высокой цели, становится ясно, как удавалось святому радоваться многочисленным бедствиям – ведь они помогали ему увидеть зло, которое кроется в его сердце, а значит, и побороть его. Читаем и у Достоевского слова старца Зосимы: «Много несчастий принесет тебе жизнь, но ими-то ты и счастлив будешь…»

2. Искать везде Бога

Нет такого места, где бы не присутствовал Бог, и помнить об этом полезно. С одной стороны, чтобы было стыдно грешить, с другой – чтобы не искать одобрения ни у кого, кроме Него: «Он на всяком месте, но местом не заключен: Он со мной и с тобой, и со всяким человеком. Хотя мы Его и не видим, как духа невидимого, но часто чувствуем Его, присутствующего в наших скорбях, помогающего в искушениях, утешающего в печалях, пробуждающего духовные и святые сокрушения, желания, движения и помышления, открывающего грехи в совести нашей, посылающего нам скорби на пользу нашу, утешающего кающихся и скорбящих. Перед Ним делает человек все, что делает, перед Ним говорит, перед Ним помышляет — добро или зло».

3. О глупости греха

Грех страшен, темен и… глуп. Ведь если посмотреть на него ясным взором, увидишь, как ничего не выигрываешь, совершая его: «Всякий человек грешит и тем казнит себя! Сам грех его — казнь ему. Обижает другого — и обижается сам, уязвляет — и уязвляется, озлобляет — и озлобляется, бьет — и бывает битым, убивает — и убивается, лишает — и лишается, клевещет — и оклеветан бывает, осуждает — и осуждается, хулит — и хулится, ругает — и бывает поруган, прельщает — и прельщается, обманывает — и обманывается, унижает — и унижается, смеется — и бывает осмеян. Словом, какое бы ни сделал зло ближнему, себе большее зло делает. Так грешник ту меру, которую мерит ближнему своему, себе наполняет с избытком!»
«Согрешить — дело человеческое, но упорствовать в грехе — дело дьявольское», — писал Тихон Задонский, давая надежду кающимся и устрашая грешников.

4. Думать, прежде чем стать начальником

Начальники – тема и простая, и сложная, и открытая, и деликатная одновременно. Начальнику сложно, но необходимо быть настоящим христианином, побеждающим свои страсти. «Худо и немысленно людьми повелевать, а от страстей быть обладаему», — пишет святитель. Разум и добрая совесть нужны начальнику, чтобы не быть, как слепой, без дороги, и созидать, а не разорять общество. «Честь изменяет нрав человеческий, но редко к лучшему. Многие были бы святыми, если бы не были в чести. Подумай об этом, христианин, и не берись за тяжесть выше твоей силы». Самыми же большими вредителями общества Тихон Задонский называет лихоимцев, говоря, что они страшнее иноплеменных врагов. «Долг начальствующих – спасать, а не губить».

5. Не смотреть свысока

Начальнику или не начальнику – всякому непросто увидеть самого себя, найти и не побояться заглянуть в глубины своей совести. Особенно сейчас, когда множество теорий переплетаются безо всякой системы в голове человека, и он умеет посмотреть на все под десятью углами. Святитель Тихон здесь, как и многие святые отцы, за простоту. И чтобы было написано просто, приводит ясную метафору: «Как с высокой горы рассматривающие долину часто не видят находящихся в ней рвов, ям, текущих по ним нечистот, так случается и с высокоумными. Они, смотря на себя свысока, видят только поверхность свою, а отвратительных нечистот сердца своего, часто тайных, но не менее оттого безобразных и гнусных, не видят».

6. Измерять силу искушениями

Тем, у кого тяжелые искушения, святитель советует радоваться, ведь Бог не попустит человеку искушение выше его силы. Если же искушения нарастают – это может значить, что человек крепнет духовно, и может больше на себя взять. Это может значить внимание Божие и Его любовь. «В хрустальный или стеклянный сосуд легко ударяет мастер, чтобы не разбился, а в серебряный и медный крепко бьет; так немощным легкое, а крепким тягчайшее попускается искушение».

7. Учиться настоящей любви

Кажется, и беды, и счастье, по святителю Тихону, — признак Божьей любви к человеку. И если человек любит Его в ответ, то он любит и все, что полюбил Господь. А значит, и каждого человека. «Такова истинная любовь – любить без всякой корысти и делать добро без надежды на воздаяние», — пишет Тихон Задонский. И добавляет о радости: «Явный признак любви Божией есть сердечная радость о Боге. Ибо что любим, о том и радуемся. Так и Божия любовь не может быть без радости». Недаром этому светлому и любвеобильному пастырю молятся в унынии и об излечении от депрессии, прося его научить человека радоваться о Боге.

Материал подготовил Сергей ШУЛЯК

для Храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах

Тропарь, глас 8
От юности возлюбил ece Христа, блаженне, образ был еси словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою и смирением; темже и вселися в Небесныя обители, идеже предстоя Престолу Пресвятыя Троицы, моли, святителю Тихоне, спастися душам нашим.

Иной тропарь, глас 4
Православия наставниче, благочестия учителю, покаяния проповедниче, Златоустаго ревнителю, пастырю предобрый, новый России светильниче и чудотворче, паству твою добре упасл еси, и писаньми твоими вся ны наставил еси; темже венцем нетления украшен от Пастыреначальника, моли Его спастися душам нашим.

Кондак, глас 8
Апостолов приемниче, святителей украшение, Православныя Церкве учителю, Владыце всех молися мир вселенней даровати и душам нашим велию милость.

Молитва святителю Тихону Задонскому
О великий святителю Христов и чудотворче Тихоне! Услыши нас, многогрешных, прибегающих к тебе с теплою верою и умиленною мольбою. Зане вемы ангелоподобное благое житие твое на земли, прославляем во всем твою милость, благоговеем пред высотою твоих христианских добродетелей, имиже во благовремении преуспевал еси к славе дивно прославившаго тя Господа. Ты воистинну был еси добрый пастырь словеснаго стада Христова, таин Божиих добльственный строитель, столпе и украшение Церкве Православный, рос­сийский Златоусте, языческих обычаев крепкий искоренителю, пре­искусный истолкователю евангельскаго учения, ревностный блюсти­телю священных отеческих преданий, любителю монашескаго без­молвия, богодухновенный собирателю сокровища духовныя мудрости от видимаго мира сего, премудро Богом сотвореннаго. Ты, яко избранный сосуд благодати, неленостно поучал еси всех жаждавших спасения словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою и смирением. Ты был еси милостивый защитник сирых, призрение вдовиц, убогих и всем сущим в бедах и напастех скорый утешитель, и ныне вемы, яко предстоиши пред лицем Господа славы и имееши велие к Нему дерзновение; сего ради к тебе, отче, прибегаем и усердно молим тя: буди о всех нас ходатай у Престола Всевышняго. Да простит Он беззакония и неправды наша; да просветит омраченный суетою ум наш и направит к истинному свету богопознания; да сохранит слабыя сердца наша от любострастных греховных увлече­ний и тлетворнаго мудрования века сего; да подаст земли благовременное орошение дождей и плодоношение и вся нам полезная, яже к животу временному и вечному, да вси притекающие к раце нетленных мощей твоих обретут мир, любовь и безмятежие. Церкви нашей испроси у Небеснаго Царя милость, благоденствие, спасение, на враги же победу и одоление. Отечество наше огради спокойствием и тишиною. Сохрани обитель твою святую от всяких соблазнов и научи всех нас благоговейно и богобоязненно шествовати по стезям заповедей Божиих, да сподобимся и мы купно с тобою и со всеми святыми стати одесную Господа сил в день страшнаго всемирнаго суда Его. Помяни, угодниче Христов, святителю отче Тихоне, во святых своих молитвах и души отшедших отец и братий наших, да упокоит их Господь в Небесных селениих; не презри и наше воздыхание, да выну прославляем Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Ина молитва святителю Тихону Задонскому
О всехвальный святителю и угодниче Христов, отче наш Тихоне! Ангельски пожив на земли, ты яко Ангел благий явился еси и в дивнем твоем прославлении. Веруем от всея души и помышления, яко ты благосердый наш помощниче и молитвенниче, твоими нелож­ными ходатайствы и благодатию, обильно дарованною тебе от Господа, присно способствуеши нашему спасению. Приими убо, ублажаемый угодниче Христов, и в час сей наша недостойная моления: свободи ны твоим заступлением от облегающаго нас суесловия и суемудрия, непра­­воверия и зловерия человеческаго. Потщися, скорый о нас пред­стателю, благоприятным твоим ходатайством умолити Господа, да пробавит Своя великия и богатыя милости на нас, грешных и недос­тойных рабех Своих, да уврачует Своею благодатию неисцельныя язвы и струпы растленных душ и телес наших, да растворит окаме­нелыя сердца наша слезами умиления и сокрушения о премногих согрешениих наших и да избавит ны вечных мук и огня геенскаго; всем же верным людем Своим да дарует в нынешнем веце мир и тишину, здравие и спасение и во всем благое поспешение, да тако тихое и безмолвное житие поживше во всяком благочестии и чистоте, сподобимся со Ангелы и со всеми святыми славити и воспевати всесвятое имя Отца, и Сына, и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Источник: http://hram-troicy.prihod.ru/zhitie_svjatykh_razdel/view/id/1136968

По трудам свт. Тихона Задонского

О терпении

Бросают многие, себя жалея,

Ко Господу нетерпеливый глас.

Но после смерти будет тяжелее

Услышать от Христа: «Не знаю вас».

Как видно храбрость воина в сраженьи,

Так лишь во время горестей и бед

Познать возможно истое терпенье,

Живёт ли оно в сердце или нет.

Терпенье — добродетель христианства,

Которая от веры может быть.

Так пьёт больной горчайшее лекарство

И чает поскорей болезнь забыть.

Терпеньем облегчается страданье,

А нетерпеньем множится недуг.

В тяжёлых обстоятельствах роптанье —

Не что иное, как хуленья дух.

Добро и зло, болезнь и смерть — от Бога.

Святое Провидение во всём.

Потерпим здесь мы временно, немного

До возвращенья в горний отчий дом.

В Великую Пятницу

Как души грешные к Себе Христос

С любовью призывает непрестанно!

Какой же в нашем сердце злой мороз,

Коль мы не видим Жертвенные Раны?

А Он для нас тогда сошёл с небес.

А Он для нас был плотью во смиреньи.

За нас раздал долги, уменьшив вес

Бесчисленных всех наших согрешений.

За нас бесчестье принял, неприязнь.

За нас к злодеям был причтён последним.

За нас Он, Сыне Божий, принял казнь

С разбойниками на кресте соседнем.

За что мы злобой воздаём Ему?

За что мы чувства любим чёрной масти?

За что мы не хотим прийти к Нему?

За что предпочитаем службу страсти?

А Он зовёт: «Придите все ко мне».

Распят за нас Он до сих пор, поверьте.

Задумайтесь хоть раз о Той Цене,

Какою выкуплены мы у смерти.

О молитве

Скажите, что хранит душевный град

От вражеских лукавых нападений?

Что веры слабой орошает сад?

Что духу лучшее средь угощений?

Что гонит скорби, и печаль, и боль?

Чрез что нам Бог дарует утешенье?

Что солит нашу горькую юдоль?

Что есть духовная основа бденья?

Что слабо и мертво без Бога в нас?

Что от страстей является покровом?

Что быть должно на сердце каждый час,

Повсюду и в согласии со словом?

С мечом молитвенного языка

Одержим над грехами мы победу.

О, как же Божья благость велика!

Он нам позволил с Ним вести беседу!

О гордости

Что может быть для нас опасней,

Что может сокровенней быть,

Что боле может быть заразней,

Чем гордости надменной прыть?

Начало гордости — незнанье,

Незнанье самого себя.

Рядится гордость в одеянье,

А в самом деле — без белья.

И странно, чем гордиться можно?

Что есть у нас, — Господний дар.

Но кто же мы, сказать несложно:

Сосуд гнилой, трава и пар.

И чем гордиться человеку?

Со всех сторон одна беда:

Здесь грех, тут смерть, соблазны века,

Там страхи Божьего Суда.

Смотри на Господа смиренье.

Тебе гордиться ли, рабу?

И что богатые именья?

Нагим окажешься в гробу.

И сколько сможешь ты различий

Средь множества могил узреть?

Ведь примет ветхое обличье

В земной кровати духа клеть.

Смотри внимательно в начало

И в непременный свой исход.

Ты — прах. Из праха покрывало

Тебя за дверью жизни ждёт.

О смерти

Однажды нам положено уснуть,

Неправедным и праведны елицы.

Чем ближе к смерти, тем короче путь,

Всё далее рождения границы.

Не знаем века нашего конец.

Почившие о Господе блаженны, —

Получат за труды они венец,

Освободившись от бытийной скверны.

Доныне жизнь исполнена бедой:

Сегодня ты богат, убогий — вскоре,

Сейчас ты полон сил, потом — больной,

Теперь ты в славе, завтра же — в позоре.

Наш путь усеян страхами и злом,

Живём в извечной брани с супостатом,

Который ходит рыкающим львом*,

Ища, каким бы поживиться братом.

Блуждает смерть невидимой стезёй,

Как зватель наш, за каждым человеком.

Никто не скажет точно, в час какой

Она разрубит связи с этим веком.

Вернуться в землю — каждого удел.

И за столетья не было такого,

Кто мог бы миновать такой предел

И не закончить вдруг пути земного.

А в чём застанет смерть, в том будет Суд.

Для нас кончина — Господом призванье.

Очистим сердца скверного сосуд,

Готовясь к встрече с Богом покаяньем.

* 1 Петр. 5: 8-9.

О победе христианской

Не против крови с плотью наша брань,

Но против духов злобы поднебесных.

Работающий страсти платит дань

Невидимому войску бестелесных.

Войти в утробу сердца хочет зло

И здесь зачать в соблазне беззаконье,

Чтоб разорить душевный мир зело,

Оставив в нём разбойничье зловонье.

Влагают в сердце вечные враги,

Как будто во влагалище, орудья.

Лишить спасанья нас хотят они

И посрамить пред Божьим Правосудьем.

Чтоб нам сберечься от кровавых встреч,

Дано оружье против супостата:

Святое Слово — наш духовный меч,

Смиренные молитвенные латы.

Не стоит, видит Бог, страшиться нам.

И то, что невозможно человеку,

Возможно всё сказавшему рабам:

«Всегда Я с вами, до скончанья века*».

* Мф. 28:20.

О смирении

И всякий, возвышающий себя,

Смирится. И возвысится смиренный*.

Проверь, насколько же душа твоя

Является гордынею плененной.

Ты в ближнем замечаешь ли порок?

А зло, сокрытое в котле сердечном?

А скверный самоценности росток

Ты поливаешь с видом безупречным?

Пред братом низко кланяясь зело,

Бываешь ли ты сердцем непреклонным?

А хмурится ли «чистое» чело,

Как наречёт тебя кто непокорным?

А носишь ли ты шею, словно серп,

Внутри умом же возносясь при этом?

А стелешь Господу ты путь из верб,

Увы, не следуя Его заветам?

И если внутренне всё это так,

То знай, что нет ещё в тебе смиренья.

Ведь Бог наш судит не наружный знак,

А смотрит в сердце Своего творенья.

* Лк. 18:14

О зависти

Печаль о благе своих ближних

От гордости ведёт свой род.

Взирает с горестью Всевышний,

Как мы едим сей горький плод.

Поэтому своим же братом

Жестоко Авель убиен.

Того же стала результатом

Иосифа продажа в плен.

Вот так на кроткого Давида

Саул надменный восстаёт,

Аман в мучении от вида

На Мардохеевский почёт.

Но зависть есть не что иное,

Как гордой матери дитя.

Ты умертви её, слепою

Уйдёт и зависть от тебя.

А что Христов смиренный воин?

Считает он грехи свои

И видит, как же недостоин

Безмерной Божией Любви.

Об осуждении и клевете

Безумен, кто судить посмеет брата,

Ведь этим похищает сан Христа.

Внесут за гробом непременно плату

За слово каждое твои уста.

Рассматривай всегда свои пороки,

Тогда не будешь думать о другом.

Не забывай Евангельские строки

О маленьком сучке в глазу чужом.

И берегись как будто прокажённых

Таких людей, что любят клевету.

О, как же много Богом осуждённых

За эту Ахиллесову пяту.

Как часто видим брата согрешенье,

А он покаялся, как только пал.

О, как тогда опасно осужденье,

Ведь Бог простил его и оправдал.

Как жезлом тело, так душа злословьем

Уязвлена бывает на беду.

Хотя других не знаешь беззаконий,

За это только можешь быть в аду.

О языке

Ничем больше так не грешит человек,

Как злыми своими устами.

Блажен, кто словам помешает побег

Свершить из сердечного храма,

Блажен, кто для них знает меру и вес,

Для уст своих — дверь и запоры!

Как много секретных открыто завес,

И сколько беды и раздора,

Несносной печали, хулы, клеветы

Язык окаянный рождает.

Всё зло это сердце из грешной среды

В избытке своём извергает.

Задумайтесь, могут ли злые уста,

Вкусившие слово гнилое,

С достоинством Тайну Святую Христа

Принять, не лишившись покоя?

Помолимся крепко: «Господь, положи

Храненье устам нашим грешным,

Язык необузданный нам завяжи

Узлом псалмопенья прилежным».

О покаянии

О, слёзное святое покаянье!

О, сладкая по Господу печаль!

Как часто губим мы непослушаньем

Духовного имения хрусталь.

Мы губим святость, правду, непорочность,

С охотой ко греху сдаёмся в плен.

Однако мир, покой, отрады сочность

Душа находит среди Божьих стен.

Господь в сердечные стучится двери.

На струнах нашей совести игрой

Остатки будит Он уснувшей веры

И сладкий обещает нам покой.

Через угрозы вечных наказаний

Зовёт Он нас, балованных детей,

Посредством промыслительных страданий

Спасая от погибельных сетей.

Ко Господу встаём непослушаньем,

Сердечною встаём к Нему спиной.

Уходим со своим каким-то знаньем

Мы волею от Бога, не ногой.

Источник: https://ruskline.ru/analitika/2017/12/14/po_trudam_svt_tihona_zadonskogo/

>святитель Тихон Задонский

Дни памяти: 19 июля (1 августа) , 13(26) августа

Голодное детство

Святитель Тихон Задонский родился на территории Новгородской губернии, в селе Короцке, в 1724 году. По рождении родители дали ему имя Тимофей.

Отец будущего святителя, Савелий Кириллов, служил в селе дьячком и имел скромный достаток. Умер он рано, и бремя по содержанию детей, четырех братьев и двух сестёр, легло на плечи вдовы, Доминикии.

Нужда, с которой столкнулась по смерти кормильца семья, порой виделась матери настолько безотрадной, что однажды она едва не отдала Тимофея на воспитание бездетному соседу, служившему ямщиком и желавшему его усыновить. Старший брат Тимофея, Пётр, занявший место отца, как мог ободрял свою мать. В этом случае он своевременно вмешался и развеял её душевные сомнения.

Бывало, что у семьи не хватало средств даже на скудную еду. Нередко единственной пищей служил чёрный хлеб, да и того не хватало. Чтобы хоть как-то помочь своей матери Тимофей нанимался к зажиточным землепользователям вскапывать грядки за гроши или за еду. При этом все дети воспитывались в любви к Богу, и очевидно, что именно надежда спасала семью от чрезмерной печали и скорби.

Обучение в семинарии. Начало монашеского пути

В тринадцатилетнем возрасте Тимофей был определен в духовное училище, функционировавшее при Архиерейском Новгородском доме. Бедная мать, конечно же, не имела средств, чтобы оплачивать обучение сына, но здесь снова вмешался его старший брат, Пётр, обещавший взять содержание Тимофея в училище на себя. Сам Тимофей, зная, как тяжело достаются необходимые для него средства, по возможности подрабатывал, где придётся.

Вскоре училище было преобразовано в семинарию. Тимофей занимался усердно и в 1740 году в числе лучших воспитанников продолжил обучение в семинарии за казённый счет. К образованию он подходил со всею ответственностью. Нередко, тогда как его сверстники позволяли себе играть и шалить, он засиживался за учебниками. Бывало, что он продавал часть пайка, покупал на вырученные деньги свечи и читал по ночам.

Случалось, что легкомысленные сверстники подтрунивали над ним, кадя ему лаптями и адресуя насмешливые величания.

Ввиду не полной укомплектованности семинарии профессорско-преподавательским составом обучение длилось дольше обычного регламентированного срока.

В 1750 году, будучи студентом богословского класса, Тимофей, доказав руководству свою состоятельность, стал преподавать греческий язык, за что получал 50 рублей жалования и немного муки. В дальнейшем, по окончании курса, ему доверили должность преподавателя риторики и философии.

В апреле 1758 года исполнилось одно из самых заветных желаний Тимофея: он принял монашеский постриг. Тогда же ему было дано новое имя — Тихон. В этот период он занял место префекта семинарии.

Вскоре его вызвали в Петербург и посвятили в иеродиакона, а затем в иеромонаха

В 1759 году отец Тихон был направлен в Тверскую епархию, а по прибытии в Тверь его возвели в архимандрита Желтиковой обители. Несколько позже он был направлен в Отрочь монастырь и назначен на должность ректора Тверской семинарии. В этот период он зарекомендовал себя и как преподаватель Богословия.

Епископская деятельность

В мае 1761 года отец Тихон был посвящен в епископа Кексгольмского и Ладожского.

Этому поставлению предшествовал примечательный случай. Однажды, во время Божественной Литургии, когда архимандрит Тихон служил в Тверском храме совместно с епископом Афанасием и попросил помянуть его, тот вместо фразы «священноархимандритство твое…» неожиданно для себя произнёс «епископство твое да помянет Господь…».

Когда святитель Тихон посетил город Новгород, где прошли его молодые годы, среди духовенства он встретил и тех своих сверстников, которые когда-то подшучивали над ним, наигранно воздавая незаслуженные почести. Он без злобы напомнил им об их шалостях. Они просили у него прощения и он по-христиански их простил.

Кроме того здесь он встретил свою родную сестру, жившую на гране нищеты. Святитель готов был взять её под своё попечение, но вскоре она умерла. Он лично участвовал в её отпевании и, как свидетельствуют исторические источники, в этот момент её лицо выражало улыбку.

В 1763 году решением Святейшего Синода (по настоянию императрицы) святитель Тихон был назначен на Воронежскую кафедру вместо почившего Иоанникия Павлуцкого.

К этому времени многое в Воронежской епархии нуждалось в реорганизации. Не хватало священнослужителей, оставляло желать лучшего религиозно-нравственное состояние мирян. Епископ Тихон, приступив к новым обязанностям, быстро сориентировался в ситуации и принял необходимые меры. За время служения на кафедре он лично объезжал с проповедью села и деревни, боролся с языческими предрассудками, принимал и выслушивал посетителей, организовывал школы, занимался повышением нравственного и образовательного уровня вверенного ему духовенства.

С целью повышения качества образования будущих священнослужителей он воссоздал Воронежскую семинарию, лично присутствовал на занятиях, беседовал со студентами, разрабатывал правила поведения, прилагал усилия к приумножению библиотечного фонда.

Увольнение на покой

Монашеские подвиги и борьба с многочисленными трудностями подорвали здоровье святителя. Кроме того, он всё больше стремился к уединенной созерцательной жизни. Он трижды направлял руководству прошение об освобождении от управления епархией. Дважды ему отказывали и он вынужден был обратиться к императрице.

Наконец, в 1767 году его просьба была удовлетворена. Святитель был уволен на долгожданный покой с назначением пенсионного содержания в размере 500 рублей.

Поначалу в качестве места дальнейшего пребывания была выбрана Толшевская Преображенская обитель, однако в связи с несоответствием тамошних условий ухудшившемуся состоянию здоровья святителя, в 1769 году он перебрался в Задонский монастырь.

Здесь он раздал свое скудное имущество, оставив лишь самое необходимое, и зажил простой монашеской жизнью: регулярно участвовал в богослужении, регулярно молился келейно, занимался монастырскими хозяйственными делами.

Нередко он выходил к людям под видом обыкновенного инока, желая узнать об их трудностях, а потом помогал, в том числе из своей пенсии, тем из них, кому считал нужным.

Далеко не все обитатели монастыря относились к святителю Тихону с подобающим его сану почтением: кто-то злословил, кто-то шептал ему вслед. Он принимал это смиренно и любил повторять, что прощение лучше, чем мщение.

За святость жизни Бог наградил Своего угодника даром прозорливости.

О времени приближения смерти, как это нередко случалось со святыми подвижниками, святитель узнал заблаговременно. 13 августа 1783 года он с миром почил о Господе.

В качестве литературного наследия от святителя Тихона Задонского дошло множество сочинений. Среди них встречаются наставления нравственного, аскетического и догматического характера.

В качестве наиболее известных произведений можно выделить: Наставления, писанные для монашествующих, Об истинном христианстве. Книга 1, Об истинном христианстве. Книга 2, Некие примечания, из Св. Писания выбранные, пробуждающие грешника от сна греховного и к покаянию призывающие, с последующими образами, Письма келейные и другие творения, Должность священническая, Плоть и дух, Сокровище духовное от мира собираемое.

Молитва святителю Тихону Задонскому

О великий святителю Христов и чудотворче Тихоне! Услыши нас, многогрешных, прибегающих к тебе с теплою верою и умиленною мольбою. Зане вемы ангелоподобное благое житие твое на земли, прославляем во всем твою милость, благоговеем пред высотою твоих христианских добродетелей, имиже во благовремении преуспевал еси к славе дивно прославившаго тя Господа. Ты воистинну был еси добрый пастырь словеснаго стада Христова, таин Божиих добльственный строитель, столпе и украшение Церкве Православный, рос­сийский Златоусте, языческих обычаев крепкий искоренителю, пре­искусный истолкователю евангельскаго учения, ревностный блюсти­телю священных отеческих преданий, любителю монашескаго без­молвия, богодухновенный собирателю сокровища духовныя мудрости от видимаго мира сего, премудро Богом сотвореннаго. Ты, яко избранный сосуд благодати, неленостно поучал еси всех жаждавших спасения словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою и смирением. Ты был еси милостивый защитник сирых, призрение вдовиц, убогих и всем сущим в бедах и напастех скорый утешитель, и ныне вемы, яко предстоиши пред лицем Господа славы и имееши велие к Нему дерзновение; сего ради к тебе, отче, прибегаем и усердно молим тя: буди о всех нас ходатай у Престола Всевышняго. Да простит Он беззакония и неправды наша; да просветит омраченный суетою ум наш и направит к истинному свету богопознания; да сохранит слабыя сердца наша от любострастных греховных увлече­ний и тлетворнаго мудрования века сего; да подаст земли благовременное орошение дождей и плодоношение и вся нам полезная, яже к животу временному и вечному, да вси притекающие к раце нетленных мощей твоих обретут мир, любовь и безмятежие. Церкви нашей испроси у Небеснаго Царя милость, благоденствие, спасение, на враги же победу и одоление. Отечество наше огради спокойствием и тишиною. Сохрани обитель твою святую от всяких соблазнов и научи всех нас благоговейно и богобоязненно шествовати по стезям заповедей Божиих, да сподобимся и мы купно с тобою и со всеми святыми стати одесную Господа сил в день страшнаго всемирнаго суда Его. Помяни, угодниче Христов, святителю отче Тихоне, во святых своих молитвах и души отшедших отец и братий наших, да упокоит их Господь в Небесных селениих; не презри и наше воздыхание, да выну прославляем Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Tihon_Zadonskij/

Рубрики: Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *