«Отчего все святые апостолы, все до единого приняли мученический венец, погибли на крестах, были усечены мечом, а апостол Иоанн Богослов дожил до глубокой старости и мирно скончался? — спросил как-то батюшка Алексий,— оттого, что у апостола Иоанна была такая безпримерная, великая, неодолимая христианская любовь, что ее силе и мучители покорялись, и гонителей обезоруживала она, их злобу она загасила и превратила в любовь». У о.Алексия была именно такая любовь к ближним, и все его наставления, проповеди и слова — о любви. Он был богат этой милующей любовью, и каждому приходящему казалось, что именно его о.Алексий любит больше всех.

Алексий Мечёв родился 17 марта 1859 года в Москве в благочестивой семье регента кафедрального Чудовского хора.

С рождения жизнь о.Алексия связана с именем Cвятителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского. Он в своё время спас отца Батюшки от смерти на морозе и, увидев в этом промысел Божий, в дальнейшем заботился о спасённом ребёнке, а в последствии и о его семье.

Во время рождения о.Алексия (а роды у его матери, Александры Дмитриевны, были трудные) молился вместе с Алексеем Ивановичем Мечёвым об удачном разрешении его жены от бремени и предсказал:»Родится мальчик, назови его Алексием в честь празднуемого нами сегодня св. Алексия, человека Божия».

Алексий рос в семье, где царила живая вера в Бога, любовь, добросердечное отношение к людям.

Всю жизнь отец Алексий с благоговением вспоминал о самоотверженном поступке матери, которая взяла к себе свою сестру с тремя детьми после смерти ее мужа, несмотря на то, что и самим было тесно с тремя своими детьми — сыновьями Алексеем и Тихоном и дочерью Варварой. Для детей пришлось соорудить полати.

Алексей отличался тихим, миролюбивым характером, любил развеселить, утешить, пошутить. Но от шумного веселья удалялся, в разгар игр вдруг становился серьезен и убегал. За это прозвали его «блаженный Алешенька».

Учился Алексий Мечёв в Заиконоспасском училище, затем в Московской духовной семинарии, после окончания которой мечтал поступить в университет и стать врачом, чтобы наиболее плодотворно служить людям. Но мать воспротивилась этому: «Ты такой маленький, где тебе быть доктором, будь лучше священником». Алексию было тяжело оставить свою мечту, но против воли горячо любимой матери не пошёл. Впоследствии он понял, что обрёл своё истинное призвание, и был очень благодарен матери.

По окончании семинарии Алексий был определен в Знаменскую церковь Пречистенского сорока. Настоятель храма отец Георгий был человек крутой и придирчивый. Он требовал от псаломщика выполнения и таких обязанностей, которые лежали на стороже, обходился грубо, даже бил. Но Алексий все сносил безропотно и не высказывал жалоб. Впоследствии он благодарил Господа, что он дал ему пройти такую школу. Уже будучи священником отец Алексий пришел на отпевание отца Георгия, со слезами благодарности и любви провожая его до могилы.

«Таких людей надо любить как благодетелей», — учил он в дальнейшем своих духовных детей. Они указывают на недостатки, которые мы сами за собой не замечаем, и помогают нам бороться со своим «яшкой». Два у нас врага: «окаяшка» и «яшка» — батюшка называл так самолюбие, человеческое «я».

В 1884 году Алексий Мечёв женился на дочери псаломщика 18-летней Анне Петровне Молчановой и был рукоположен во диакона. К Анне сватались женихи-семинаристы, но она всем отказывала. Но лишь только познакомилась с Алексием, твердо сказала матери-вдове: «вот за этого маленького – пойду». Брак его был счастливым. Анна Петровна была с «характером» и на фотографиях ранней молодости смотрела из-под нахмуренных бровей. Но взаимная любовь этот характер заметно улучшила. На дальнейших снимках этот взгляд потеплел, напряженность черт лица сгладилась. Анна нежно любила мужа и глубоко сочувствовала ему во всем. Но она страдала тяжелым заболеванием сердца, и здоровье ее стало предметом его постоянных забот. В жене отец Алексий видел друга и первого помощника на своем пути ко Христу, он дорожил дружескими замечаниями жены и слушал их так, как иной слушает своего старца; тотчас стремился исправлять замеченные ею недостатки.

В семье родились дети: Александра (1888), Анна (1890), Алексей (1891), умерший на первом году жизни, Сергей (1892) и Ольга (1896).

19 марта 1893 года диакон Алексий Мечёв был рукоположен во священника маленькой одноштатной церкви Николая Чудотворца в Кленниках Сретенского сорока. Отец Алексий ввел в своем храме ежедневное богослужение, в то время как обычно в малых московских храмах оно совершалось лишь два-три раза в седмицу.

«Восемь лет служил я литургию каждый день при пустом храме, — рассказывал впоследствии батюшка. — Один протоиерей говорил мне: «Как ни пройду мимо твоего храма, все у тебя звонят. Заходил в церковь — пусто… Ничего у тебя не выйдет, понапрасну звонишь»».

Но отец Алексий этим не смущался и продолжал служить. По действовавшему тогда обычаю москвичи говели раз в году Великим постом. В храме же «Николы-Кленники» на улице Маросейке можно было в любой день исповедаться и причаститься. Со временем это стало в Москве известно.

Как-то раз стоявшему на посту городовому показалось подозрительным поведение неизвестной женщины в очень ранний час на берегу Москвы-реки. Подойдя, он узнал, что женщина пришла в отчаяние от тягот жизни и хотела утопиться. Он убедил ее оставить это намерение и пойти на Маросейку к отцу Алексию. После этого случая, скорбящие и обремененные горестями жизни люди потянулись в этот храм. Батюшка всем спешил уделить внимание и утешить.

Небольшой деревянный домик, в котором помещалась семья о. Алексия, был ветхим, полусгнившим; в квартире всегда было темно и сыро. Скоро у матушки Анны Петровны началась сердечная водянка с отеками и мучительной одышкой. Она так страдала, что стала просить мужа перестать её вымаливать и скончалась 29 августа 1902 года в день усекновения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

Отец Алексий был безутешен. Для него померк свет и он не хотел выходить к людям. В то время приехал в Москву святой праведный отец Иоанн Кронштадтский. О.Алексию устроили с ним встречу. «Вы пришли разделить со мной мое горе?» — спросил его о. Алексий. «Не горе твое я пришел разделить, а радость, — ответил о. Иоанн. — Оставь свою келью и выйди к людям; только отныне и начнешь ты жить… Войди в чужое горе, возьми его на себя и тогда увидишь, что твое несчастье мало, незначительно в сравнении с общим горем, и легче тебе станет».

Благодать, Божия, обильно почивающая на кронштадтском пастыре, по-новому осветила жизненный путь о.Алексия. Он вступил на путь старчества, к которому уже был подготовлен многими годами подвижнической жизни.

Всех приходящих о.Алексий встречал с сердечной приветливостью, любовью и состраданием. Каждому казалось, что его больше всех полюбили, пожалели, утешили. Батюшка никогда не возлагал бремени тяжелого послушания, указывая, что прежде всего следует взвесить силы и возможности. Но на что уж решился, то нужно выполнять во что бы то ни стало, иначе цель не достигается.

«Путь ко спасению, — постоянно повторял о.Алексий, — заключается в любви к Богу и ближним». Нужно утеснять себя ради блага близких нам людей, перестраивать свою душу, переламывать свой характер так, чтобы ближним было легко с нами жить. «Будьте для всех «солнышками»,- говорил он.

Отец Алексий теперь никогда не остается один, с утра до вечера отдаёт себя людям, он для них уже не только пастырь, а родной отец и заботливая мать. Вскоре о старце заговорила вся Москва. Церковь уже не может вместить всех желающих, «с раннего утра до поздней ночи толпится народ, среди простых людей, появляются профессора, врачи, учителя, писатели, инженеры, художники, артисты». Одно время о.Алексий стал посещать находящийся неподалеку Хитров рынок, пользовавшийся дурной славой. Он проводил там беседы с завсегдатаями городского дна. Но вскоре из-за все возрастающей нагрузки ему пришлось оставить это.

Крайне скудный в средствах, батюшка Алексий все-таки не проходил мимо нужды и горя ближнего. Однажды в Рождественский сочельник батюшка, сам имевший многодетную семью, оставил всё содержимое своего кошелька у больной женщины, которую пришел причастить. Приехав домой, он с горечью подумал: «Вот там нищета, и здесь нищета, там полуголодные дети, и здесь полуголодные дети, — правильно ли я поступил, что все отдал другим, а своим ничего не оставил?» Господь чудесно разрешил недоумение праведника. Неожиданно появился благотворитель, который пожертвовал о.Алексию достаточную сумму.

Никогда не обижался он ни на какие грубости по отношению к себе. «Я что… я убогий…» — говаривал он. Сторонился батюшка проявлений по отношению к себе знаков почтения, уважения, избегал пышных служб, а если приходилось участвовать, то старался встать позади всех. Тяготился наградами, они обременяли его, вызывали его глубокую, искреннюю скорбь.

Проповеди батюшки были просты, искренни, они не отличались красноречием. Главным их достоинством было то, что они несли практическое указание — как быть и что делать.

Когда его спрашивали, как наладить жизнь прихода он отвечал: «Молиться!»Призывал своих духовных чад молиться за панихидами: «Еще раз ты войдешь в соприкосновение с усопшими. Когда же предстанешь перед Богом, все они воздвигнут молитвенно за тебя руки, и ты спасешься».

Батюшка не одобрял, когда родители, стремясь в церковь, оставляли детей одних без призора. Благословляя мать с ребенком, и указывая на младенца, он ей внушительно говорил: «Вот здесь твои и Киев, и Иерусалим».

В нижнем жилом этаже храма Батюшка открыл церковно-приходскую школу, устроил приют для сирот и неимущих, в течение 13 лет преподавал Закон Божий в женской гимназии Е.В. Винклер; способствовал возрождению древнерусской иконописи, уступившей место живописи, благословив на писание икон свою духовную дочь Марию Николаевну Соколову (в последствии монахиня Иулиания).

О.Алексий очень чтил святыню храма чудотворную Феодоровскую икону Божией Матери и часто служил перед ней молебны. Однажды в преддверии событий 1917 года во время молебна он увидел, что из глаз Царицы Небесной покатились слезы. Это видели и присутствовавшие богомольцы. Батюшка был так потрясен, что не смог продолжать службу, и заканчивать ее пришлось сослужившему священнику.

Храм Святителя Николая в Клённиках

Интерьер храма святителя Николая в Кленниках на Маросейке

Число молящихся в храме все увеличивалось. Особенно после 1917 года и среди них немало молодежи, студентов, разочаровавшихся в революционных идеалах. После закрытия Кремля часть прихожан и певчих Чудова монастыря перешла в храм отца Алексия. В храме стали служить молодые образованные священники, помогая о.Алексию в проведении лекций, бесед, в организации курсов по изучению богослужения. В их числе сын отца Алексия отец Сергий Мечёв, рукоположенный во иерея в Великий четверток 1919 года, ныне также прославленный в лике святых как священномученик.

В тяжелые годы гражданской войны и всеобщей разрухи, многие хотели переехать в хлебородные южные области страны, на Украину. О.Алексий не давал благословения на переезды, приводя слова Господа, сказанные иудеям через пророка Иеремию не бежать от рабства вавилонского в Египет, где всех ожидает смерть. Оставшимся будет явлена милость Божия и избавление.

Отец Алексий создал удивительную духовную общину в миру. Одна из немногих, эта община выдержала времена самых страшных гонений и воспитала новое поколение ревностных служителей Церкви и благочестивых церковных людей. Особого внимания заслуживает традиция агап в общине. В ночь с субботы на воскресение (примерно с 1919 года) служилось всенощное бдение, затем литургия, а после нее в одном из помещений храма устраивалась трапеза с общением на духовные темы и чтением псалмов. Трапезы назывались агапами. Первоначально беседы на агапах выстраивал сам о.Алексей, но постепенно стал передавать ситуацию в руки собравшимся.

«Сюда заранее, кто мог, приносил что-нибудь из овощей, хлеб, сахар или конфетки карамельки для чая. Расставлялись столы, скамьи, стулья; приходили священнослужители и батюшка. Батюшка принимал участие в общей трапезе и, как на беседах по средам у себя на квартире, что-нибудь рассказывал, затрагивая самые насущные вопросы жизни и взаимоотношений. Высказывался кто-нибудь из присутствующих».

О. Алексий строил и межчеловеческие духовные и душевные отношения. Начал он просто с внимательного, ответственного, сострадательного отношения к своим духовным чадам, потом стал завязывать отношения между ними, постоянно трудился «над созиданием тесной духовной семьи». Он посылал кого-нибудь из сестёр навестить другую, заболевшую; давал что-нибудь съестное снести ей, благословлял, когда поздно возвращались, одну сестру ночевать у другой. И радовался, когда вечер проходил в чтении хорошей духовной литературы, и обязательно – в совместной молитве на ночь. Не благословлял ходить туда, где больше рассказы о новостях и прочая болтовня. Благословлял периодически собираться без него, указывая, что прочитать и на что обратить внимание. Постепенно о. Алексий приучил своих духовных чад служить друг другу кто чем мог, жить радостями и горестями друг друга.

Истинными духовными друзьями о.Алексия были современные ему оптинские подвижники — старец иеросхимонах Анатолий (Потапов) и скитоначальник игумен Феодосий (Поморцев). Они изумлялись подвигу московского старца «во граде яко в пустыни». Старец Нектарий говорил кому-то: «Зачем вы ездите к нам? У вас есть о. Алексий».

Почитал батюшку и архимандрит Арсений (Жадановский) как «мудрого городского старца, приносящего людям нисколько не менее пользы, чем какой-либо пустынник»; и святейший Патриарх Тихон, всегда считаясь с отзывом Батюшки в случаях хиротонии.

Дважды батюшку вызывали на собеседование в ОГПУ. Запрещали принимать народ. Во второй раз беседа была недолгой, так как увидели, что он тяжело болен, страдает очень сильной одышкой.

Епископ Арсений говорил: «Но если молитва бодрит и освежает человека, то принятие на себя страданий ближних сокрушает сердце пастыря, делает его физически больным». Батюшка Алексий стал страдать той болезнью сердца, от которой впоследствии скончался…

В последних числах мая о.Алексий уехал в Верею, где отдыхал прошлые годы. Он предчувствовал, что уходит навсегда. Перед отъездом отслужил в своём храме последнюю литургию, попрощался с духовными детьми и с храмом.

— Батюшка, как тяжело думать, что вас не будет.

— Глупыш, я всегда с Вами буду…

Скончался о.Алексий в пятницу 9/22 июня 1923 года. Смерть наступила сразу же, как только он лег в постель.

Литургию и отпевание совершал архиепископ Феодор (Поздеевский), о чем просил его в письме сам батюшка незадолго до смерти. Владыка Феодор находился тогда в тюрьме, 7/20 июня был освобожден и смог исполнить его желание. Всю дорогу до Лазаревского кладбища пелись пасхальные песнопения. Проводить о.Алексия в последний путь прибыл Святейший Патриарх Тихон, только что освобожденный из заключения и с восторгом встреченный народом. Исполнились слова Батюшки: «Когда я умру — всем будет радость».

Через 10 лет в связи с закрытием Лазаревского кладбища останки о.Алексия и его жены были перенесены на кладбище «Введенские горы», именуемое в народе Немецким. Над его могилой стоял мраморный памятник с небольшим крестом над ним. В нижней его части высечены столь близкие сердцу о.Алексия слова Апостола Павла: «Друг друга тяготы носите и тако исполните закон Христов».

Мощи святого праведного Алексия Мечёва

На Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года протоиерей Алексий Мечёв был причислен к лику святых для общецерковного почитания. Отец Алексий был канонизирован одновременно со своим сыном, священномучеником Сергием, и со множеством новомучеников и исповедников Российских. В 2001 году совершилось обретение мощей святого праведного Алексия Московского и перенесение их в храм свт. Николая. В настоящее время мощи святого праведного Алексия Мечёва находятся в Московском храме святителя Николая в Кленниках.

Тропарь, глас 5:
Помози́ в беда́х, уте́ши в ско́рбех, / па́стырю до́брый, о́тче Алекси́е. / По́двигом бо ста́рчества ми́ру просия́вый, / ве́ру и любо́вь Христо́ву во мра́це беззако́ния испове́дал еси, / боле́знуя се́рдцем о всех притека́ющих к тебе́ // И ны́не за ны Бо́га моли́, любо́вию чту́щия тя.

Кондак, глас 2:
Ве́лии труды́ любве́ и милосе́рдия подъя́л еси́, / пра́ведный ста́рче Алекси́е, / от свята́го па́стыря Кроншта́дтскаго благослове́ние на по́мощь стра́ждущим прия́в, / бе́ды и ско́рби людски́я яко вери́ги на ра́мо свое́ возложи́. / Мы же ве́дуще тя моли́твенника дерзнове́нна ко Го́споду, со умиле́нием зове́м ти: // моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Из духовных поучений старца Алексия Мечева

“При скорбях нужно не роптать и не спорить с Богом, а с благодарностью к Нему молиться. Господь не так, как люди; люди, если что-либо от кого потерпят, стараются отплатить, но Господь и в скорбях старается нас исправить. Если бы мы знали, как терпят другие, то не роптали бы”.

* * *

“Со слезами прошу и молю вас, будьте солнышками, согревающими окружающих вас, если не всех, то семью, в которой Господь вас поставил членом”.

* * *

“Будьте теплом и светом для окружающих; старайтесь сперва согревать собою семью, трудитесь над этим, а потом эти труды вас так завлекут, что для вас уже узок будет круг семьи, и эти теплые лучи со временем будут захватывать все новых и новых людей, и круг, освещаемый вами, будет постепенно все увеличиваться и увеличиваться; так старайтесь, чтобы ваш светильник ярко горел”.

* * *

«Господь говорит: “Доколе Я в мире, Я — свет миру”, — этим Он говорит, что наш долг — светить другим. А между тем, мы сами ходим во тьме, не только уж не светим другим, поэтому мы должны обращаться к Господу, просить у Него помощи, потому что мы, как бы сильны ни были, какие бы преимущества не имели, мы все-таки без Бога — ничто; и потом у нас великое множество грехов, и потому сами мы не можем достигнуть того, чтобы светить и согревать других. И Господь зовет нас в Свою Церковь и говорит: “Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененные, и Аз упокою вы”, — перестаньте надеяться на свое я, ищите помощи у Меня. В такое время тяжелое можно ли говорить, что смерть далека от нас, нет… ко многим из нас очень и очень близка. Так спешите же исполнять свой долг, к которому призвал вас Господь, потому что, как Он Сам сказал, когда наступит ночь, тогда никто не может делать; всему, что мы ни делали доброго или злого, — всему конец. Поэтому спешите понять, в чем ваш долг, который мы должны исполнять со страхом и трепетом, какой вам дан талант от Господа.

А мне хочется плакать, и плакать, и плакать, видя, как многие из вас дожили до седых волос и не увидели своего долга, как будто не было никакой благодати, ничто их не касалось, как будто они были слепы от рождения. Нельзя же злоупотреблять милосердием Божиим без конца, проводить время в превозношении, злобе, ненависти, вражде. Господь зовет: приидите ко Мне, пока вы живы, и Я успокою вас”.

* * *

“Бывают минуты, когда очень хочется какому-нибудь человеку помочь, это, несомненно, Господь располагает так сердце на спасение другого; только будьте чистыми сосудами, чтобы Он мог через вас действовать и иметь орудием в Своих руках”.

* * *

“Господь и со Креста не сердится, простирает к нам руки и зовет нас. Хотя все мы Его распинаем, но Он есть любовь и готов все нам простить. У нас иногда считается простительным, когда устанешь, раздражиться или еще что (себе позволить), но при каких бы ты обстоятельствах ни находился, как бы ты ни устал или ни был болен, ты должен делать только так, как заповедовал Христос”.

http://ussur-nikola.cerkov.ru/files/2015/02/Павел-Флоренский.-Отец-Алексей-Мечев.mp3

Закон Божий. Святой Праведный Алексий Мечев

Источник: http://ussur-nikola.cerkov.ru/svyatoj-pravednyj-aleksij-mechyov-moskovskij-starec-%E2%80%A01923/

У старца Алексия Московского на Китайгороде

ПРАВЕДНЫЙ СТАРЕЦ АЛЕКСИЙ МОСКОВСКИЙ НА КИТАЙГОРОДЕ
Я часто говорю о себе, что мне в Москве помогают три святых Алексия-старец на Маросейке-Китайгороде, святитель древний в алтаре Елоховского храма и патриарх Алексий Второй, упокоенный в Елоховском соборе на Бауманской. Расскажу о старце Алексие Мечеве, эту фамилию в храме у мощей произносят через о- Мечов.
Когда я в первый раз посетил небольшую церковь, где в двадцатых годах служил батюшка Алексий, мне это место показалось таким редким, таким узко старорусским явлением, что и перевести на другие языки невозможно. Но стоило мне спросить, не посещает ли это место наше священноначалие, как благообразная старица служительница радостно ответила, что вот сейчас, сегодня приезжал сюда греческий архимандрит с Афона.
Оказывается, в тот день церковь праведного Алексия посетил греческий церковный иерарх. Он прибыл сюда на поклонение нашему праведному Алексию Московскому с греческого полуострова Афон, где являлся настоятелем известного монастыря. После продолжительной беседы с настоятелем храма за чаем иностранный гость буквально полчаса назад выехал в аэропорт.
Я очень удивился и обрадовался такой славе святого места в мире и совсем по-другому взглянул на внешне скромную невысокую церковь, со всех сторон теснимую уже каменными зданиями.
Чтобы моя книга принесла больше пользы, подробно расскажу, как я добирался до святыни.
Для скромного паломника в столице лучшим путь –воспользоваться московским метрополитеном. Не спешите спускаться вниз по движущимся лестницам эскалаторам. Сначала внимательно изучите ваш путь на большой карте метро, имеющейся на всех станциях. От вокзалов на станции Комсомольская нет прямого пути до станции Китай-город и надо ехать с пересадками.
От станции метро к святому месту можно выйти по указателю «выход на улицу Маросейка». Улицу можно сразу увидеть, ведь она одна поднимается вверх и поворачивает направо.
Надо осторожно перейти на другую сторону улицы, у метро движение довольно оживленное. и вот на левой стороне от метро увидите красную стену церкви праведного Алексия с зелеными створками открытых железных дверей, между которыми резные деревянные двери храма, от которых словно веет теплом среди шумного города.
И странное дело, вдруг возникает такое желание сосредоточиться для молитвы, что даже обычные сборщики милостыни кажутся громкими и неуместными здесь.
Второй этаж начинается с большой лестницы, над которой сводчатый потолок украшен редкими фресками. Стиль росписей самый древний, требующий знаний сюжетов русской средневековой фресковой живописи.
В центре фрески –изображение Страшного Суда, по бокам сферы с особыми местами духовного мира. Вот праведники восходящие в рай, а с другой стороны адские страдания –сфера с с грешниками, снедаемыми неусыпающим червем, вечный огонь, скрежет зубовный для упустивших возможности к спасению и покаянию.
Поднимаемся по лестнице и сразу в начале второго этажа справа – большая икона «Ангел хранитель града Москвы». На фоне города и кремля с церквями златовласый Ангел с мечом и крестом как бы закрывает своими крыльями столицу.
Удивительное чувство охватывает душу. Ведь так оно и есть там в духовном мире этот город не менее важен, чем в земном. И так хорошо, так мирно становиться на душе от сознания этой тонкой защиты святого небожителя.
Замечаю золотые нити в волосах и одеждах ангела и с трудом отрываюсь, иду дальше, где уже начинается вечерняя служба.
Замечаю на расположенном прямо у входа панихидном столике со множеством свеч молодую служительницу и радуюсь.
Как это обстоятельство совпадает и сходится с волей самого преподобного Серафима, с его заветами для храма дивеевской богородичной общинки. И как светло и бодро в храме, когда служат в нем поистине ангелоподобные создания, не сокрушенные еще чистые сосуды для духа святого…
Надо вернуться домой, но едва свежий московский воздух охватывает осенней сыростью, ясно чувствуешь, что изменился, что не вернешься в городскую суету. Душа согрета и обновлена, перед глазами стоят глаза праведного Алексия с иконы и зовут снова вернуться сюда, на милую и грешную Маросейку, улицу, среди всех искушений которой есть и великое спасение и благословение – церковь и мощи праведного старца Алексия.
Сначала меня смущала эта городская обстановка вокруг святыни, но когда я приехал в третий раз то понял – только здесь можно быстро прибегнуть к помощи святого, ведь до лавры преподобного Сергия все-таки отсюда далеко. А праведный старец Алексий спасает из пламени, из шума и суеты центральных кварталов города, ведь и до кремля отсюда, со старой площади, почти рукой подать. Ни одно святое место не похоже по своим условиям и обстоятельствам на другое. Везде глубокая индивидуальность и особенная стать.
Началось стройное и скромное по духу вечернее богослужение, похожее на золотистый солнечный закат над русскими просторами. Словно весь мир переходит от дневных трудов к благодарному возгласу, обращенному к Причине Мира, к Богу Отцу доброму, всепрощающему и милосердному к нашим жестоким нравам.
Миром Господу помолимся, — созывает скромный баритон молодого дьякона и словно раздвигает видимое невидимыми пространствами вселенной и ее бесчисленными нуждами и судьбами,-о мире всего мира, о благосостоянии святых Божиих церквей и соединении всех, Господу помолимся…
Начать рассказ о жизни славного старца подобает с его благочестивого отца, над которым особенно был виден Божий Промысел и особая забота Господа. Еще подростком отец святого был избран за способности на обучение пению и привезен в столицу на архиерейское подворье в Троицкий переулок. Когда все дети ужинали, принимавший их владыка Филарет, высокой духовной жизни, вдруг почувствовал тревогу и быстро одевшись вышел на мороз осмотреть прибывший обоз.
В одних санях он обнаружил спящего мальчика, оставленного там по недосмотру. После чудесного спасения владыка отметил особым вниманием и попечением этого отрока и в будущем его семью. Спустя много лет, когда пришло время рождения святого, роды осложнились. Мать святого, Александра Дмитриевна почувствовала себя плохо.
Жизнь ее и ребенка оказалась в опасности. В большом горе отец прибег к заступничеству святителя Филарета, приехав в алексеевский монастырь в день престольного праздника, где по случаю служил владыка Филарет, он прошел в алтарь и скорбно встал. Но его печаль заметил владыка и узнав его горе, осенил себя крестным знамением, а затем произнес:»Помолимся вместе…Бог милостив, все будет хорошо».
Потом святитель подал отцу просфору со пророческими словами:» Родится мальчик, назови его Алексием, в честь празднуемого нами сегодня святого Алексия, человека Божия». Так промысел Божий устроил, чтобы рожденный получил имя от владыки Филарета и в том залог будущей славы. Имя это содержало и пророчество о пути спасения в большом столичном городе.
По окончании литургии ободренный отец с надеждой вернулся домой и в дверях его встретили с радостной вестью – родился мальчик. В семье регента Чудова монастыря, где он рос, царила живая вера в Бога, любовь и гостеприимство, несмотря на тесноту.
Двухкомнатная квартира стала еще теснее, когда мать Алексея имея троих детей – Алексея, Тихона и Варвару самоотверженно взяла в свой дом сестру. После смерти мужа сестра осталась с тремя детьми и теперь всем приходилось жить вместе. Для детей соорудили полати. Среди шести братьев и сестер святой Алексий выделялся мягкосердечием и терпением, не любил ссор, хотел чтобы всем было хорошо, любил развеселить, утешить и ласково пошутить со смирением, от чистого сердца.
В гостях в разгар игр в детских комнатах он вдруг становился серьезен, удалялся и прятался, замыкаясь в себе. За это его прозвали «блаженный Алешенька».
В годы юности Алексей учился в Заиконоспасском училище,а затем в Московской духовной семинарии. Здесь проявилась его старательность, исполнительность, готовность помогать людям.
Многие товарищи его становились врачами, увлекся медициной и Алексей, но мать решительно воспротивилась этому и желая иметь в нем для семьи молитвенника, заявила: » Ты такой маленький, где тебе быть доктором, будь лучше священником».
Тяжело было Алексею оставить свое увлечение, деятельность врача представлялась ему наиболее плодотворной в служении людям. Со слезами простился он с друзьями, но пойти против воли матери, которую любил, он не мог. В этом также вскоре открылся промысел Божий о святом.
Впоследствии Алексей понял, врачевать души людей и молиться за погибающих было его истинное призвание и был очень благодарен матери.
По окончании семинарии Алексей Мечев был на покров Богородицы 14 октября 1880 года поставлен псаломщиком Знаменской церкви Пречистенского сорока на Знаменке. Здесь, как и покровителя его праведного Алексия в Риме, его тоже ожидало тяжелое испытание. Настоятель храма оказался человеком крутого характера, неоправданно придирчивым. Он требовал от новичка исполнения обязанностей сторожа, обходился настолько грубо, что даже бил и замахивался на святого кочергой. За беззащитного псаломщика вступался диакон. Брат Тихон, посещая Алексея, часто заставал его в слезах.
Но святой, проявляя свое ангельское терпение, не высказывая жалоб и не прося о переводе в другой, спокойный храм. Здесь таинственно совершалось укрепление и горячая закалка души будущего светильника миру, совсем как в житии праведного Алексия Римского. И спустя годы старец благодарил настоятеля, за то, что он дал ему пройти такую жестокую школу смирения, а настоятеля Георгия вспоминал как своего учителя. Уже будучи священником святой, узнав о смерти обидчика поспешил на похороны его и со слезами провожал его до могилы, к великому удивлению знавших отношение к нему почившего.
Мудрость духовная за терпение обильно посещала своего избранника и он говорил потом, что когда люди обличают нас в чем-то без вины, они помогают нам бороться со своим самолюбием, своим демоном «яшкой». Два у нас врага- «яшка» и «окаяшка» — так батюшка называл самолюбие, человеческое «я», эго, тотчас заявляющее о своих правах, когда кто его задевает и ущемляет. Таких то людей надо любить как благодетелей»,-учил он в дальнейшем своих духовных детей евангельскому мировосприятию.
Спустя четыре года Алексей женился на дочери псаломщика юной Анне Петровне Молчановой и тот же год был рукоположен во диакона епископом Можайским Мисаилом.
Диаконское служение у алтаря Господня святой исполнял ревностно, соединяя сердечную простоту со внешней кротостью и смирением. Брак его был счастливым и благословенным. В жене он видел и находил друга и помощника. Анна любила своего мужа и сочувствовала ему во всем. Она страдала тяжелым заболеванием сердца и ее здоровье стало предметом его постоянных забот.
Видя в жене первого помощника в пути ко Христу, он дорожил дружескими замечаниями жены и слушал их так, как иной слушает своего старца, и тотчас стремился исправлять замеченные ею недостатки. Во всем этом выражалась живущая в его сердце живая деятельная любовь. В семье родилось пятеро детей, дочери Александра и Анна, Алексей, умерший на первом году жизни, Сергей, ставший священником и наследником дела отца, и дочь Ольга… (далее в житии святого)
Пришло время уезжать из Москвы в Сибирь и возвращаться на работу. По дороге попросили водителя заехать на таганку к обители блаженной Матроны. С Божиим благословением сели в поезд и мирно отправились в путь. Скатертью простиралась дорога, но перед отъездом небольшое искушение не позволило запастись припасами. И вот благословение праведного Алексия Московского настигло на второй день пути. Ко мне подошла приятная православная женщина и разговорилась о своем сыне, который находился в опасности. Она просила помолиться за него.
Он отверг все советы взрослых и пошел в армию без православной защиты, в обычные войска с тяжелым атеистическим прошлым и неуставными отношениями. Юнец оправдывал итакой выбор тем, что хотел закалить свой характер.
Полагаясь только на свои физические силы он стал игрушкой дьявола и усваивал звериные отношения среди себе подобных безродных и безпамятных, не понимая, что опыт зла и есть зло, и что вся его дальнейшая жизнь будет определяться этим выбором, если он не принесет покаяния и не пожелает идти церковным путем – служить не теряя возможности ходить в храм и среди верующих сослуживцев.
Он так убедил свою мать не вмешиваться, что она не смела даже думать о его избавлении из стаи атеистов. Мне все было ясно и я прямо сказал, что она как мать имеет право на любые действия, а он еще щенок, чтобы рисковать жизнью и здоровьем, данным ему родителями. Восемнадцать лет не возраст для приключений.
Через такие врата ада в нашу жизнь приходят все неприятности и искушения. В чем тогда ум, в чем послушание родителям, если следовать дурацким путем, напролом? Сколько таких гибнет в армии ничего никому не доказав, кроме роковой глупости щенка?
Затем она рассказала, что когда посещала приход на Маросейке, где прославляются мощи праведного Алексия и настоятель прихода отец пожелал благословить ее частицей от гроба праведного Алексия и достала из сумочки небольшой сверток белой бумаги. Когда она разворачивала его, от открывшейся под бумагой древесины отделился кусочек. Она перекрестилась и сказала, что это наверное знак отдать его мне.
Я был потрясен и с молитвой и благодарением принял счастливый дар праведного Алексия, который я не мог бы получить от настоятеля, так как не был с ним знаком. С того времени в моем доме пребывает святыня в долготу дний. Я понял, почем так пристально смотрел на меня праведный Алексий.
Когда наша беседа подходила к концу, мать солдата решила пожертвовать мне за молитву о сыне четыреста рублей а шесть сот дать на храм в моем городе. Так я получил пропитание на дорогу от праведного Алексия и великую святыню, которая налагает на меня высокую ответственность, и которой мое недостоинство страшится. Велик Бог, велики силы его явленные в сотворении мира и страх его не имеет границ. Бойтесь Бога Великого и всемогущего, потрясающего планеты и взрывающего огненные звезды в бесконечном мраке миров.
Меня ждали испытания, вскоре ушла из жизни дорогая мать, пришлось уезжать в Москву и биться за будущее не имея здоровья и условий для жизни. Но во всех скорбях я имел остров покоя и услады, у мощей моих трех Алексиев.
ЧУДЕСНАЯ ВСТРЕЧА У МОЩЕЙ АЛЕКСИЯ
Спустя год я снова приехал на Маросейку и произошло просто чудо для меня. Я попросил присесть у мощей по слабости ног и пока сидел и наслаждался духовностью места вдруг служащая у мощей рассказала мне что 29 сентября открывают комнату в которой святой старец принимал людей и пригласила меня на праздник. Затем она открыла мне, что в Новоспасском монастыре на метро Пролетарская есть могилка старца архимандрита Алексия и я радостно сказал-так это будет четвертый мой покровитель в Москве!
ВХОЖДЕНИЕ ВУЗКИЙ КРУГ ПОСЕТИТЕЛЕЙ ОСОБОЙ КОМНАТЫ СВЯТОГО СТАРЦА АЛЕКСИЯ
Тогда же я узнал, что только два раза в году открывают для паломников личную комнату с вещами святого Алексия. И я оказался там в тот осенний октябрьский день. Каждому входящему сестры смотрительницы выдавали конфету из лукошка.
В комнате нельзя прикасаться к вещам, можно только приложиться к резному кресту старца и поклониться на икону Богоматери в левом углу. Все здесь как при жизни- в шкафу на входе рясы и пальто за стеклом, посошок, застеленная покрывалом кровать. При входе снимают обувь. После входа охватывает особое чувство благоговения и трепета. Я просил разрешения постоять у входа и рассмотреть все спокойно и получил возможность почти два часа там постоять.
Живой музей святого человека, фото матери и жены…Занавески начала 20 века, мебель 19 века. На столике в глубине у окна крест, святые книги и укращенная жемчугами и бумажными цветами большая Икона Богоматери…

Источник: https://www.proza.ru/2017/12/06/1591

Священник

Надгробие Алексея Мечёва на Введенском кладбище

Вся его жизнь была связана со служением в московских храмах. Служил псаломщиком в Знаменской церкви. С 18 ноября 1884 года — диакон церкви великомученика Георгия в Лубянском проезде. С 19 марта 1893 года — священник храма святого Николая в Клённиках на Маросейке, в котором прослужил до конца жизни. Это был один из самых маленьких храмов Москвы, в котором было очень мало прихожан. Несмотря на это, ввёл в церкви ежедневное богослужение, восемь лет служил в пустом храме почти в одиночестве. Однако постепенно священник получил известность как добрый пастырь, в храме становилось всё больше прихожан, со временем сформировалась одна из самых известных в Москве православных общин. По воспоминаниям верующих, его проповеди были просты, искренни, трогали сердце глубиной веры, правдивостью, пониманием жизни.

В нижнем жилом этаже храма открыл церковно-приходскую школу, устроил приют для сирот и неимущих. В течение 13 лет преподавал Закон Божий в женской гимназии Е. В. Винклер (был известен как добрый наставник, стремившийся, чтобы его ученики стали верующими людьми, а не получали формальные знания). Способствовал возрождению древнерусской иконописи, благословив на писание икон свою духовную дочь Марию Соколову (впоследствии монахиня Иулиания). Был близок к оптинским старцам. После кончины жены и встречи со святым Иоанном Кронштадтским сам получил известность как старец (хотя и не принимал монашества, оставаясь приходским священником в сане протоиерея). Был скромным и прозорливым человеком. Часто вёл беседы с прихожанами на темы о житиях святых.

Был духовником Николая Бердяева. В 1922 году, когда Бердяев получил приказ ОГПУ покинуть РСФСР, он, находясь в большом смятении, обратился к отцу Алексею. «Не смущайтесь, езжайте смело. Ваше слово должен услышать Запад», — сказал отец Алексей.

В советское время его дважды вызывали на «собеседование» в ОГПУ (в конце 1922 и 30 марта 1923 года), ему запрещали принимать верующих. Не был подвергнут репрессиям из-за тяжёлой болезни. В мае 1923 года уехал отдыхать в Верею, где и умер.

Был похоронен в Москве на Лазаревском кладбище, на его похороны собрались многие верующие столицы. Литургию отпевания совершал архиепископ Феодор (Поздеевский), а в похоронах принял участие патриарх Тихон (оба архиерея были только что освобождены из заключения). В 1930-е гг. прах перенесён на Введенское кладбище.

Святой праведный Алексий Московский

Память 9 / 22 июня

Из книги «Синаксарь: Жития святых Православной Церкви», вышедшей в издательстве Сретенского монастыря.

***

Праведный Алексий Мечев

Святой праведный Алексий Мечёв родился в Москве 17 марта 1859 года в благочестивой семье регента кафедрального Чудовского хора Алексея Ивановича Мечёва.

С рождения жизнь отца Алексия была связана с именем святителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского (память 19 ноября). Святитель Филарет спас его отца от смерти на морозе, когда тот был ребенком. Увидев в этом Промысл Божий, святитель и далее заботился о спасенном ребенке, а потом и о его семье. Во время рождения отца Алексия (роды у его матери Александры Дмитриевны были трудными) митрополит Филарет молился вместе с Алексеем Ивановичем Мечёвым об удачном разрешении его жены от бремени и предсказал: «Родится мальчик, назови его Алексием в честь празднуемого нами сегодня святого Алексия, человека Божия».

Алексий рос в семье, где царила живая вера в Бога, любовь, добросердечное отношение к людям. Учился он в Заиконоспасском училище, затем в Московской духовной семинарии, по окончании которой мечтал поступить в университет и стать врачом. Однако его мать воспротивилась, желая видеть сына священником. Алексию было нелегко отказаться от своей мечты, но против воли горячо любимой матери он не пошел. Впоследствии Алексий Мечёв понял, что обрел истинное призвание.

По окончании семинарии Алексий служил псаломщиком в Знаменской церкви Пречистенского сорока. Здесь ему суждено было пройти тяжелое испытание. Настоятель требовал от псаломщика выполнения и таких обязанностей, которые лежали на стороже, обходился грубо, замахивался на него кочергой и даже бил. Но Алексий сносил все безропотно, не жаловался и не просил о переводе в другой храм. Впоследствии святой благодарил Господа за то, что Он дал ему пройти такую школу. Уже будучи священником, отец Алексий, услышав о смерти этого человека, пришел на отпевание, со слезами благодарности и любви провожал его до могилы, к удивлению тех, кто знал отношение к нему почившего.

Потом отец Алексий говорил, что, когда люди указывают на недостатки, которые мы сами за собой не замечаем, они помогают нам бороться со своим «яшкой». (Два у нас врага: «окаяшка» и «яшка» – батюшка называл так самолюбие, человеческое «я», тотчас заявляющее о своих правах, когда его кто волей или неволей задевает и ущемляет.) «Таких людей надо любить как благодетелей», – учил он в дальнейшем духовных детей.

18 ноября 1884 года он был рукоположен в диакона и стал служить в церкви великомученика Георгия в Лубянском проезде. Отец Алексий внешне проявлял величайшую простоту, внутренне же испытывал пламенную ревность о Господе.

В 1884 году Алексий женился на дочери псаломщика Анне Петровне Молчановой. Брак его был очень счастливым. Но Анна Петровна страдала тяжелым заболеванием сердца, и здоровье ее стало предметом постоянных забот отца Алексия. В семье родились дети: дочери Александра (1888) и Анна (1890), сыновья Алексей (1891), умерший на первом году жизни, и Сергей (1892), а также младшая дочь Ольга (1896).

19 марта 1893 года диакон Алексий Мечёв был рукоположен в священника к церкви святителя Николая в Кленниках. Хиротония состоялась в Заиконоспасском монастыре, совершил ее епископ Нестор, управляющимй Московским Новоспасским монастырем. Приход этой церкви был малочислен, поскольку поблизости находились большие известные храмы. Хотя отец Алексий готовился к пастырству в деревне, он, получив приход в столице, всецело предал себя воле Божией и стал трудиться, положив в основание молитву и духовное бодрствование.

Введя в своем храме ежедневное богослужение, святой Алексий восемь лет служил в пустой церкви, почти в одиночестве. Со временем скорбящие и обремененные горестями люди потянулись в этот храм, и от них пошла молва о его добром настоятеле.

Жизнь духовенства малых приходов того времени была материально тяжелой, бытовые условия плохими. Матушка Анна Петровна тяжело болела, у нее началась водянка, сопровождавшаяся большими отеками и мучительной одышкой. Она так страдала, что принялась упрашивать мужа, чтобы он прекратил ее вымаливать… 29 августа 1902 года, в день Усекновения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, Анна Петровна скончалась.

Святой праведный Алексий Московский

Отец Алексий очень горевал. Он закрывался у себя в комнате и изливал душу пред Господом. В это время в Москву приехал праведный Иоанн Кронштадтский. Его пригласила к себе домой очень близкая отцу Алексию купеческая семья, которую связывали с кронштадтским пастырем дела благотворительности. В этом доме и встретился с ним безутешный священник.

На вопрос Алексия Мечёва: «Вы пришли разделить со мной мое горе?» – отец Иоанн ответил: «Не горе твое я пришел разделить, а радость: тебя посещает Господь». Впоследствии отец Алексий скажет о себе: «Господь посещает наше сердце скорбями, чтобы раскрыть нам сердца других людей». Святой Иоанн посоветовал ему: «Будь с народом, войди в чужое горе, возьми его на себя – и тогда увидишь, что твое несчастье мало, незначительно в сравнении с общим горем, и легче тебе станет».

Благодать Божия, обильно почивающая на кронштадтском пастыре, по-новому осветила жизненный путь отца Алексия. Призыв отца Иоанна он принял как возложенное на него послушание. К восприятию благодати старчества он был, несомненно, подготовлен многими годами поистине подвижнической жизни, когда всего себя отдавал молитве и служению людям. И теперь, по выражению одного из духовных чад, он «верным и несменяемым стражем стал у скорбного сердца человеческого».

Всех приходящих в храм святителя Николая в Кленниках, искавших помощи, отец Алексий встречал с сердечной приветливостью, любовью и состраданием. В души их вселялись радость и мир Христов, появлялась надежда на милость Божию, на возможность обновления души. Проявляемая батюшкой любовь вызывала у каждого ощущение, что его полюбили, пожалели, утешили больше всех. Святой Алексий был преисполнен любви. Он не знал жестокого слова «карать», а знал милостивое слово «прощать». «Путь к спасению заключается в любви к Богу и ближним», – говорил отец Алексий.

Он не налагал на своих чад бремени тяжелого послушания, ни от кого не требовал особенных подвигов. В то же время, подчеркивая необходимость хотя бы самого малого внешнего подвига, он указывал, что надо взвесить свои силы и возможности и выполнять во что бы то ни стало то, на что решился. Наделенный благодатным даром прозорливости, святой по глубокому смирению старался не показывать полноты этого дара.

Указание, как поступить в том или ином случае, батюшка высказывал только раз. Если пришедший возражал, отец Алексий устранялся от последующего разговора, не объясняя, к чему приведет неразумное поведение. Тем же, кто пришел с покаянным чувством и был преисполнен доверия, он оказывал молитвенную помощь, предстательствуя за них пред Господом и принося избавление от трудностей и бед.

В нижнем жилом этаже храма батюшка открыл церковноприходскую школу, устроил приют для сирот и неимущих, в течение 13 лет преподавал закон Божий в женской гимназии Е.В. Винклер; способствовал возрождению древнерусской иконописи, благословив на писание икон духовную дочь Марию Николаевну Соколову, впоследствии монахиню Иулианию.

Проповеди батюшки были просты, искренни, трогали сердце глубиной веры, правдивостью, пониманием жизни. Молитва святого Алексия никогда не прекращалась. Наполняя собою храм, она вселяла в присутствующих уверенность, что при всей житейской суете можно быть далеким от всего земного, иметь непрестанную молитву, чистое сердце и предстоять Богу еще здесь, на земле. Когда батюшка молился, то, по отзывам видевших его, он горел на молитве, внимал каждому слову молитвы жадно, словно боясь упустить миг духовного восторга. Старец учил, что личная молитва, беседа с Господом и обращение к Нему – это надежное и спасительное средство для укрепления в себе веры в Промысл Божий.

Отец Алексий очень чтил святыню храма – Феодоровскую икону Божией Матери (она по сей день находится в храме святителя Николая в Кленниках), служил перед ней молебны. Однажды, в преддверии событий 1917 года, во время молебна он увидел, как из очей Царицы Небесной покатились слезы. Это видели и все присутствующие.

Велико было смирение отца Алексия. Он никогда не обижался на грубости, сторонился проявления к себе знаков почтения и уважения, избегал пышных служб. «Я что? Я – убогий…» – говаривал он. Однажды, заставив духовную дочь вспомнить на исповеди, что она плохо говорила о своей родственнице и не придала этому значения, он сказал ей: «Помни, Лидия, что хуже нас с тобою во всем свете никого нет».

Истинными духовными друзьями отца Алексия были современные ему оптинские подвижники: старец иеросхимонах Анатолий (Потапов), прославленный ныне как преподобный (память 30 июля), и скитоначальник игумен Феодосий. Они изумлялись подвигу московского старца, жившего «во граде яко в пустыни». Отец Анатолий приезжавших к нему москвичей направлял к отцу Алексию. Старец Нектарий говорил: «Зачем вы ездите к нам? У вас есть отец Алексий».

Святой патриарх Тихон всегда считался с отзывом батюшки в случаях хиротонии и даже предложил ему взять на себя труд по объединению московского духовенства.

Дважды отца Алексия вызывали на собеседование в ОГПУ, запрещали принимать народ. Во второй раз его отпустили сразу, ибо увидели, что он тяжело болен.

В последних числах мая 1923 года отец Алексий уехал в Верею, где обычно отдыхал. Он предчувствовал, что уходит навсегда. Перед отъездом отслужил в своем храме последнюю литургию, попрощался с духовными детьми, уходя, простился с храмом, проливая обильные слезы.

Скончался святой Алексий 9 июня (ст. ст.) 1923 года. Гроб с его телом был доставлен в храм святителя Николая в Кленниках. До самого утра следующего дня церковные общины Москвы прощались с почившим и служили панихиды. Проводить отца Алексия в последний путь прибыл на Лазаревское кладбище святой патриарх Тихон, освобожденный в этот день из заключения. Святейший отслужил по усопшему литию, опустил гроб в могилу и первым бросил в нее горсть земли.

Через десять лет, в связи с закрытием Лазаревского кладбища, останки святого праведного Алексия и его супруги были перенесены на Лефортовское Введенское кладбище. Тело батюшки было нетленным.

Отец Алексий Мечёв причислен к лику святых Русской Православной Церкви. Канонизация его совершилась на Божественной литургии в храме Христа Спасителя 20 августа 2000 года.

В 2001 году, на праздник Всех святых, в земле Российской просиявших, совершилось обретение мощей святого Алексия. Когда стала видна крышка гроба, в воздухе разлилось дивное благоухание, напоминавшее аромат святого мира.

В настоящее время мощи святого праведного Алексия Мечёва находятся в московском храме святителя Николая в Кленниках.

Имеется множество свидетельств благодатной помощи в различных нуждах по молитвам к старцу. Много таких случаев было отмечено при восстановлении храма, где служил святой. На опыте известно, что когда в скорби обращаются к нему: «Батюшка отец Алексий, помоги!», помощь приходит очень скоро, ибо святой праведный Алексий стяжал от Господа великую благодать молиться за тех, кто к нему обращается.

Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский,
адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря

Источник: https://pravoslavie.ru/54415.html

праведный Алексий Мечёв

Дни памяти: 29 января (11 февраля) (новомуч.), 9(22) июня , 20 августа (2 сентября) (Собор Московских святых), 16(29) сентября (Перенесение мощей)

Святой праведный Алексий Мечёв родился в Москве 17 марта 1859 года в благочестивой семье регента кафедрального Чудовского хора Алексея Ивановича Мечёва. С рождения жизнь о. Алексия связана с именем Cвятителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского. Алексий рос в семье, где царила живая вера в Бога, любовь, добросердечное отношение к людям.

Учился Алексий Мечёв в Заиконоспасском училище, затем в Московской духовной семинарии, после окончания которой мечтал поступить в университет и стать врачом. Но мать воспротивилась этому. Алексию было тяжело оставить свою мечту, но против воли горячо любимой матери он не пошёл. Впоследствии Алексий Мечёв понял, что обрёл своё истинное призвание, и был очень благодарен матери. По окончании семинарии Алексий Мечёв служил псаломщиком в Знаменской церкви, где с ним зачастую очень грубо обращались, но Алексий сносил всё безропотно, не жаловался и не просил о переводе в другой храм. Впоследствии он благодарил Господа за то, что Он дал ему пройти такую школу. В 1884 г. Алексий Мечёв женился на дочери псаломщика Анне Петровне Молчановой по большой любви. 18 ноября того же года был рукоположен во диакона и стал служить в церкви великомученика Георгия в Лубянском проезде, внешне проявляя величайшую простоту, а внутренне испытывая пламенную ревность о Господе. 19 марта 1893 г. диакон Алексий Мечёв был рукоположен епископом Нестором, управляющим Московским Новоспасским монастырём во священника к одной из самых маленьких церквей в Москве – Св. Николая на Маросейке. Несмотря на то, что о. Алексий готовил себя к пастырству в деревне, получив приход в столице, он всецело предал себя воле Божией и стал трудиться положа в основу своего дела молитву и духовное бодрствование. Он ввёл в своём храме ежедневное богослужение, 8 лет служил в пустом храме почти в одиночестве. Но постепенно скорбящие и обременённые горестями люди потянулись в этот храм, от них и пошла молва про его доброго настоятеля.

В 1902 году скончалась жена о. Алексия. О. Алексий очень горевал и был безутешен. Он закрывался у себя в комнате и изливал свою душу перед Господом. Но однажды произошла у о. Алексия встреча с ныне прославленным святым праведным Иоанном Кронштадтским. О. Иоанн посоветовал: «будь с народом, войди в чужое горе, возьми его на себя, и тогда увидишь, что твоё несчастье мало, незначительно в сравнении с общим горем, и легче тебе станет». О. Алексий вступил на стезю старчества.

Всех приходящих в маросейский храм, искавших помощи, погрязших в грехах, забывших о Боге, о. Алексий встречал с сердечной приветливостью, любовию и состраданием. В душу их вселялась радость и мир Христов, появлялась надежда на милость Божию, на возможность обновления души. Проявляемая Батюшкой любовь вызывала у каждого ощущение, что его больше всех полюбили, пожалели, утешили. Батюшка был преисполнен любовию. Он не знал жестокого слова «карать», а знал милостивое слово «прощать». Он не налагал на своих чад бремени тяжёлого послушания, ни от кого не требовал особенных подвигов, подчёркивая в то же время необходимость хотя бы самого малого внешнего подвига, указывал, что надо взвесить свои силы и возможности и выполнять во что бы то ни стало то, на что решился. Проповеди Батюшки были просты, искренни, трогали сердце глубиной веры, правдивостью, пониманием жизни.

В нижнем жилом этаже храма Батюшка открыл церковно-приходскую школу, устроил приют для сирот и неимущих, в течение 13 лет преподавал Закон Божий в женской гимназии Е.В. Винклер; способствовал возрождению древнерусской иконописи, благословив на писание икон свою духовную дочь Марию Николаевну Соколову (в последствии монахиня Иулиания). Истинными духовными друзьями отца Алексия были оптинские старцы иеросхимонах Анатолий (Потапов – также канонизированный ныне как преподобный), игумен Феодосий. Они изумлялись подвигу московского старца «во граде яко в пустыни».

В последних числах мая о. Алексий уехал в Верею, где отдыхал прошлые годы. Он предчувствовал, что уходит навсегда. Перед отъездом отслужил в своём храме последнюю литургию, попрощался с духовными детьми, уходя, простился с храмом. Много плакал. Скончался о. Алексий в пятницу 9/22 июня 1923 года. Гроб с телом о. Алексия был доставлен в храм Свт. Николая в Клённиках. До самого утра следующего дня церковные общины Москвы прощались с почившим и пели панихиды. Причтен к лику святых Архиейреским Собором 2000 г. В 2001 году на праздник Всех святых в земле Российской просиявших совершилось обретение мощей святаго праведного Алексия Московского.

Рубрики: Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *