Как РПЦ относится к фильму «Страсти Христовы». полезно ли и нужно ли смотреть такие фильмы. все, кого я знаю, рыдали при просмотре этого фильма, страдания, увиденные не могут оставить равнодушными никого, может, кого и к вере лицом повернут. для меня было интересно знать мнение сведущего и грамотного ПРАВОСЛАВНОГО человека (а удалось даже и у священника!!!). На нашем экране много чего можно увидеть, а мы по незнанию можем недооценить или пропустить что то, что сознательно было искажено при съемках. Это меня и интересовало. Хотя Пилата там изобразили слишком мягко, сомневающимся и принявшим решение только под «давлением» но все же он его принял. Может, это только у меня такое впечатление.

Ответ на вопрос — Как русская православная церковь относится к фильму «Страсти Христовы», полезно ли и нужно ли смотреть такие фильмы

Вопрос о таком фильме не может иметь официально негативное мнение Церкви, потому что он не нарушает церковное вероучение, сделан весьма качественно во многих вопросах. Конечно, в нём присутствует чисто голливудский драйв, хотя и в очень минимальных количествах.

Потому можно говорить лишь о негативных, или позитивных мнениях тех, или иных представителей духовенства. Это событие не такого уровня, чтобы Церковь ради него созывала собор для выяснения своего мнения. (Напомню, что официальное мнение Церкви — мнение определение соборное).

Стоит ли его смотреть каждому христианину, и лично Вам, вопрос открытый и должен решаться сугубо Вами. Ведь я не знаю Ваш склад ума, психические возможности, силу воли воображения, эмоционального влияния, и так далее.

Для одни этот фильм может оказаться опасным, взбудоражив эмоциональную сторону и воображение. Св.отцы советуют не иметь никакого образа визуального в воображении во время молитвы, дабы не впасть в прелесть. Ум должен сосредоточиться на самих словах молитвы, а не на визуальном образе.

Но людям, умеющим держать под контролем свои эмоции и воображение, не страдающим сердечными болезнями, вряд ли стоит запрещать.

Нужно помнить, что фильм показывает очень натурально страдания Господа. Это не те обобщённые, лишённые страстности изображения, к которым мы привыкли на иконах страстей Господних. На нашем Распятии Господь даже не провисает, а величественно обнимает вселенную пронзёнными руками с Креста.

В фильме показан не образ страдания, а весьма реалистично и исторически достоверно показаны все детали страшных мук Господа.

Весьма советую смотреть этот фильм чёрствым сердцем, говорящим «ну распяли Его, и что с того?» Пусть посмотрят, что значит простое слово «распяли».

В языковом отношении фильм весьма шикарен Использована речь времён Господа. Есть много глубоких выражений в переводе субтитрами на русский язык, сделанном явно православными людьми. Именно в таком переводе фильм демонстрировался в кинотеатрах.

Помню фразу с Кресте «Мама, Я творю всё новое». Это же богословская глубина.

Есть ещё одна интересная визуальная составляющая: не помню, как это называется, но суть в том, что в фильме весьма часты постановочные «замершие» кадры, явно скрупулёзно воссоздающие иконографию, известные гравюры в наших детских Библиях. Помню навскидку два таких момента: фраза Пилата «Се человек», и «Снятие со креста и положение во гроб», явно воссоздающее изображение на антиминсе.

Не могу умолчать о том, как я впервые увидел этот фильм. Меня, тогда ещё подростка, пригласил, и лично повёл в кинозал на него за свой счёт один, очень уважаемый мною батюшка, сказав, что я должен это увидеть в кинозале.

Как раз к тому времени появился в моём городе кинотеатр, оснащённый по последнему слову техники.

Нужно ли говорить, что фильм на меня произвёл колоссальное впечатление? Это был единственный фильм в кинотеатре в моей жизни, когда весь фильм зал молчал. Ни единого звука. Никто не покупал поп-корна и кока-колы. Все понимали — на экране страдает Сам Господь.

Оператор выставил звук весьма громко и эффектно, и надо сказать правильно. Когда согласно евангельской истории Господа бичевали римские легионеры римскими плетьми, называемыми «кошками», каждый удар отдавался не только ушах, но в каждой клетке организма. Помню, что в некоторые моменты меня, долговязого подростка захлёстывала ненависть к мучителям моего Бога, желание встать и так им «врезать»…. на этом фоне просто пронзали слова Господа «Прости им…».

Конечно были слёзы на глазах, конечно было не до сна ночью. Но я вынес урок — возможность мне окаянному и ленивому прийти к Покаянию, Причастию, сподобиться быть со Христом в Его Царстве, была куплена ценой действительно нечеловеческих добровольных(!) страданий!

Когда фильм кончился, зал молча вышел, соблюдая не естественную для такого заведения тишину…

Для меня это фильм — шедевр. Мужская эмоциональность не так подвержена как женская влиянию, потому я не испытываю таких проблем при просмотре, как особо впечатлительные люди.

Я смотрю это фильм как минимум раз в год, и не жалею. Но я одно дело — а Вы другое. Свои мысли я Вам высказал, показав две стороны одной медали. Дальше решать Вам.

Для меня фильм полезен. Он позволил мне посмотреть на евангельское повествование не как на далёкую, привычную лакированную временем историю, а как на реальные, страшные муки Господа ради всех нас.

«Ибо вы куплены ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии».

Источник: http://boguslava.ru/kak-rpc-otnositsya-k-filmu-strasti-xristovynuzhno-li-smotret-ego/

Фильм «Страсти Христовы» вызвал у кинокритиков множество споров ещё до своей премьеры. Большое количество людей не согласны с подобной интерпретацией событий, которые были описаны в Библии.

Более того, многие считают, что некоторые события были показаны чересчур реалистично и жёстко. В определённых кругах ходит молва, что во время съемки фильма, на некоторых людей из съёмочной группы попадали удары молнии.

Актёр, сыгравший Иисуса Христа, Джеймс Кэвизел был поражён ударом молнии в то время, когда снималась сцена, где он висел на кресте. Данный эпизод фильма снимался недалеко от Рима, в уединённом месте. В те же сутки в Жана Микелини, помощника режиссёра, также ударила молния. Никто из пострадавших не погиб, однако у некоторых остались ожоги на пальцах.

Однако не все верят в столь удивительные события. Как всем известно, удар молнии – это даже не 220 вольт, как в обычной розетке. Это тысячи вольт, которые прошли по некоторым членам съемочной группы, а выживают после такого единицы. Многие придерживаются мнения, что режиссёры инсценировали вышеизложенные события, с целью повышения интереса публики к фильму. Обманывать зрителей не хорошо, тем более, когда снимаешь фильм об Иисусе Христе.

Съемки картины начались 4-го ноября 2002 года в городах Матера и Крако в Италии, продлившись 10 недель, при бюджете 25 миллионов $.

  • После просмотра фильма Папой Римским по всем газетам пробежала информация о том, что он одобрил картину. Через несколько недель представитель Папы заявил, что ничего подобного он не говорил. Отдуваться пришлось одному из продюсеров картины, который признался, что немного приврал.
  • Поначалу Мел Гибсон намеревался обойтись вообще без субтитров, однако впоследствии они были добавлены.
  • Актер Джеймс Кэвизел, сыгравший роль Христа, жаловался, что отнюдь непонарошку получил плеткой по спине. Мощный удар рассек ему плечо. До сих пор на спине актера красуется шрам длиной в 14 дюймов.
  • Предварительных билетов на фильм было продано больше, чем на любой другой фильм в истории кино. Кроме того, «Страсти Христовы» стали самым кассовым фильмом категории «R».
  • Чтобы положить на тело Кэвизела кровавый грим, требовалось около 10 часов.
  • 100 миллионов долларов из кассы фильма Гибсон пожертвовал католической церкви.
  • Фильм был запрещен в Кувейте и Бахрейне.
  • Фильм держит первую строчку в рейтинге самых скандальных и дискуссионных фильмов в истории кино (журнал «Entertainment Weekly» от 16 июня 2006 года).
  • В фильме гвозди проходят сквозь ладони, на Туринской плащанице же — сквозь запястья. Гвозди сквозь ладони не держат вес тела распятого.
  • Кэвизелу не пришлось придумывать, как изображать физические мучения — он их действительно испытывал. От многослойного грима его тело покрылось волдырями, и он не мог засыпать. Крест, который Кэвизел нес на Голгофу, не был бутафорским — он весил около 70 килограммов. Хотя съемки проходили зимой, актер был одет только в львиную шкуру. Часто ему становилось так холодно, что он не мог говорить — его замерзшее лицо приходилось отогревать, чтобы он хоть немного мог шевелить губами.
  • Гибсон знал, что ему понадобятся лучшие в мире специалисты по гриму, чтобы сделать сцены бичевания и распятия как можно более реалистичными. Для съемок этих эпизодов Джеймса Кэвизела ежедневно гримировали в течение семи часов.
  • Мел Гибсон — католик-традиционалист. Он не согласен с Ватиканом по вопросу языка, на котором должны проводиться богослужения. Гибсон считает, что только на латыни.
    Сцены распятия были сняты в городе Матера на юге Италии, недалеко от того места, где Пьер Паоло Пазолини снимал в 1965.
  • Сценарий фильма был написан Мелом Гибсоном и Бенедиктом Фицджеральдом на основе четырех канонических евангелий: от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна.
  • Картина начинается без традиционных стартовых титров. Всю информацию о создателях можно почерпнуть лишь в финальных титрах.
  • Майя Моргенштерн, исполнившая роль матери Иисуса, во время съемок была беременна. Она тщательно скрывала эту новость от всей съемочной группы. В тот момент, когда все выяснилось, заменить актрису уже не представлялось возможным.
  • Кстати, когда Джеймс участвовал в кастинге, он был полностью уверен, что будет сниматься в фильме, посвященному виндсерфингу. Впрочем, узнав, что ему доверили роль Иисуса, не отказался.

?Интервью актера Джима Кавизела о съемках в фильме «Страсти Христовы»:

Поделитесь с друзьями:

Источник: http://afmedia.ru/kultura/interesnye-fakty-o-filme-strasti-hristovy

>Фильм Страсти Христовы

Знаете ли вы, что

  • Сюжет фильма основан на четырех канонических евангелий: от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна.
  • В фильме нет начальных титров. Всю информацию о нем, включая название, можно увидеть только в заключительных титрах.
  • Майя Моргенштерн, играющая Марию (мать Иисуса), всего на шесть лет старше Джеймса Кэвизела.
  • Фильм был запрещен к показу в Кувейте и Бахрейне по религиозным соображениям. По некоторым данным он был запрещен еще и в Малайзии, однако, это не так. В этой стране картину можно было посмотреть, но билеты на нее продавались только в христианских церквях.
  • В интервью журналу Newsweek Джеймс Кэвизел рассказал о трудностях, с которыми ему пришлось столкнуться на съемках этого фильма. Актеру пришлось вытерпеть два настоящих удара плетью, один из которых оставил у него на спине огромный шрам. Также ему приходилось терпеть жуткий холод во время съемок сцены распятия. А еще в него ударила молния, но к счастью тут обошлось без последствий.
  • Съемки этого фильма серьезно подорвали здоровье Джеймса Кэвизела, и ему даже потребовалась операция на сердце. По слухам, Мэл Гибсон оплатил все медицинские счета актера, в качестве извинений за пережитые им страдания.
  • Джеймс Кэвизел получил травму плеча, когда крест весом в 70 килограмм упал прямо на него.
  • В рейтинге Entertainment Weekly от 16 июня 2006 года этот фильм занимает первое место в списке самых противоречивых фильмов всех времен.
  • Во время сцены с весящим на кресте Джеймсом Кэвизелом можно заметить, что кожа актера приобрела синеватый оттенок. Это был не специальный эффект, а настоящий признак удушья – причина смерти распятых жертв.
  • Во время съемок сцены бичевания Джеймс Кэвизел случайно получил два настоящих удара плетью. Один из них был настолько сильным и больным, что актер резко выдернул руку из кандалов и в результате повредил запястье. После этого было решено снимать сцену с помощью визуальных эффектов. В руки палачам дали просто палки, без хлыстов, и когда они делали взмах, Кэвизел изображал страдания от удара плети. Позже хлысты были добавлены в фильм с помощью компьютерной графики.
  • По словам Мэла Гибсона, эпизод, в котором Иисус лежал в объятиях Марии после того, как он был снят с креста, был вдохновлен знаменитой статуей Микеланджело «La Pieta».
  • Герои фильма говорят на латинском и арамейском языках. При этом Мэл Гибсон хотел убрать из картины и субтитры, но прокатчики не дали ему сделать это.
  • После съемок этой картины, многие из актеров стали католиками. Среди них был и атеист Лука Лионелло, который играл Иуду.
  • Помощник режиссера Жан Микелини дважды получил удар молнией во время съемок фильма.
  • По словам Мела Гибсона, Майя Моргенштерн, игравшая Марию, была беременна во время съемок. Она скрывала это, пока однажды не подошла к Джеймсу Кэвизелу (Иисусу) и не сказала на ломанном английском языке: «У меня есть ребенок. В животе».
  • В фильме звучит фраза «Кровь его на нас и на потомках наших!» на арамейском языке. Однако, несмотря на то, что она присутствует в Евангелии, Мэл Гибсон убрал ее из субтитров, чтобы фильм не упрекнули в антисемитизме.
  • Фильм снимался под названием «The Passion». Однако в октябре 2003 года было обнаружено, что студия Miramax уже снимает фильм с таким же названием. Мел Гибсон изменил название на «The Passion of Christ». А спустя месяц назвал его окончательно – «The Passion of the Christ».
  • Фильм включен в список «1001 фильм, который вы должны посмотреть за свою жизнь», под редакцией Стивена Шнайдера.
  • Первоначально Мэл Гибсон не хотел включать в фильм музыкальное сопровождение.
  • В первый день показа фильма, во время сцены распятия, Пегги Скотт, 56-летний менеджер по продажам рекламы из Вичита, штат Канзас, упала от явной сердечной недостаточности. Позднее она умерла в больнице.
  • Предвидя денежные потери, премьера картины в Мексике была перенесена на неделю раньше (с 25 марта на 19 марта), потому что пиратские копии фильма уже были доступны через несколько дней после премьеры в США.
  • Маколей Калкин был первым выбором Мэла Гибсона на роль Иисуса, но тестовые кадры показали, что он еще слишком молод для этой роли.
  • Из заработанных фильмом денег, Мэл Гибсон пожертвовал 100 миллионов долларов католической церкви.
  • Истощенный вид Розалинды Челентано был связан с тем, что она сидела на жесткой диете – ела только бобы и рис.
  • Среди всех фильмов с рейтингом R «Страсти Христовы» считались самым кассовым фильмом в мировом прокате, пока его рекорд не был побит «Дэдпулом» (2016).
  • В тот момент, когда Иисус говорит слова «Отец, в ваши руки, я воздаю должное моему духу» и смотрит на небо, его зрачки расширяются. Это обычный признак смерти, так как все мышцы тела полностью расслабляются.
  • Музыка для первого трейлера, выпущенного в 2003 году, взята из партитуры Питера Гэбриеля, сочиненной для фильма «Клетка для кроликов» (2002). Этот трек называется «Running to the Rain».
  • На Филиппинах фильм получил рейтинг PG-13.
  • Проходя пробы на этот фильм, Джеймс Кэвизел думал, что картина про виндсерфинг, а когда узнал, что будет играть Иисуса, решил не отказываться.
  • Эпизод с распятием снимался в итальянском городе Матера. Неподалеку от этого места снимался фильм «Евангелие от Матфея» (1964).
  • Для сцен распятия и бичевания Джеймса Кэвизела гримировали каждый день по семь часов.

Больше фактов (+28)

Сюжет

Осторожно, текст может содержать спойлеры!

Под покровом ночи римские солдаты являются в Гефсиманию с целью арестовать Иешуа из Назарета. Своими смелыми речами он вызвал негодование в фарисейских кругах, обличая их в лицемерии. Поэтому священники подкупили одного из учеников мужчины – Иуду из Искариота. За 30 серебряных монет тот согласился выдать местонахождение учителя. Остальные последователи, видя, что за Иешуа пришли солдаты, начали оборону. Петр даже выхватил меч и отрубил ухо одному из врагов. Но учитель запретил им, объяснив: «Кто поднимет меч, тот от меча и погибнет!». Он исцелил ошеломленного солдата и без сопротивления последовал за конвоем.

Судить пленника предстояло Понтию Пилату. Прокуратор признал в узнике человека Божьего, отказываясь выносить суровый приговор. Мужчина надеялся ограничиться ударами бича. Но «подогретая» фарисеями толпа кричала: «Распни!». Люди требовали высшей меры наказания – распятия на кресте. Пилату ничего не оставалось, как удовлетворить их требование. Но перед этим он произнес: «Кровь этого человека остается на вас и на детях ваших!». Иешуа избичевали, а затем солдаты насадили ему на голову колючий венок из тёрна. Царь должен носить корону!

Взвалив на плечи крест, Мессия проходит дорогой скорби до Голгофы – месте распятия преступников. Обессиленный он падает, выронив свою тяжелую ношу. Но горожанин по имени Симон помогает пленнику. Мужчина несет крест часть пути вместо него. Прибыв на место, солдаты пригвождают руки и ноги Сына Божьего к кресту. Истекая кровью, учитель еще успевает спасти одного из распятых преступников, отпустив ему грехи. Произнеся: «Свершилось» – Иешуа испускает дух. В это время начинается ужасное землетрясение, и многие понимают, что причастны к смерти невинного человека. На третий день мужчина воскрес.

Читать дальше >Рецензии на фильм «Страсти Христовы»

  • Драматургия: Евангелия и мертвые языки


    На съемках фильма «Страсти Христовы» (2004) / Фото: Icon Productions
    Мэл Гибсон рос в семье католиков-традиционалистов и всегда живо интересовался христианством, так что обращение в творчестве к религиозной тематике было лишь вопросом времени. Впервые Гибсон заговорил о картине о страстях Христовых в конце 80-х годов, то есть еще до своего режиссерского дебюта. Однако разработка сценария потребовала многих лет.


    На съемках фильма «Страсти Христовы» (2004) / Фото: Icon Productions
    Гибсон решил перенести на экран последние двенадцать часов жизни Иисуса. За основу он взял все четыре канонических Евангелия, а также отдельные фрагменты из Ветхого Завета и Нового Завета, в том числе, например, из ряда Псалмов или из Откровения Иоанна Богослова. Также за вдохновением авторы обращались к многочисленным теологическим комментариям и художественным переосмыслениям страстных событий, например, к книге немецкого писателя XIX века Клеменса Брентано «Страдания Господа нашего Иисуса Христа». В целом же повествование выстраивалось в максимальном соответствии с тем, как события описаны в христианских текстах.

    На съемках фильма «Страсти Христовы» (2004) / Фото: Icon Productions
    Отдельной и достаточной уникальной задачей, связанной с драматургией фильма, стал язык общения героев. Гибсон не хотел использовать английский по ряду соображений. Прежде всего, он стремился к максимальному погружению в действие, а потому считал, что современная речь будет выбивать зрителя из истории. И наоборот — языки, адекватные времени истории, способствовали бы убедительности. А понимать суть разговоров, по мысли Гибсона, аудитория будет в любом случае. Во-первых, потому что история Христа всем хорошо знакома. А во-вторых, потому что Гибсон планировал опираться на выразительный визуальный ряд, о чем мы подробнее поговорим чуть позже.
    Любопытно, что режиссер монтажа Джон Райт говорит, что из-за непонятных для зрителя языков относился к картине на монтаже как к немому кино. Впрочем, в итоге Гибсон чуть отказался от радикализма своей идеи, добавив в фильм субтитры.

    Кадр из фильма «Страсти Христовы» (2004) / Фото: Icon Productions
    Сценарий картины сначала был написан Гибсоном вместе с Бенедиктом Фицджералдом на английском языке. Затем реплики были переведены на вульгарную латынь и специально реконструированный арамейский язык. Во времена Христа также был распространен общий греческий, однако Гибсон решил ограничиться использованием только двух языков, чтобы зритель мог отличать римскую речь и семитскую.
    Переводом занимался иезуит и исследователь древних языков Уильям Фулько. Он признает, что речь в фильме может не на 100% совпадать с речью того времени, однако считает, что удалось добиться максимально возможного соответствия. В сценарной записи для актеров и режиссера текст построчно разбивался на английский, необходимый древний язык и его транскрипцию. Так актерам было проще заучивать реплики и произносить их с полным пониманием.
    Внимание к языку сказалось на темпе съемок. Если Фулько был недоволен произношением, то Гибсон делал дубли до тех пор, пока актер не добивался нужного произношения.

    Кастинг: многонациональный состав и страсти Кэвизела


    На съемках фильма «Страсти Христовы» (2004) / Фото: Icon Productions
    То, что фильм снимался на древних языках, развязывало Гибсону руки в плане кастинга. Действительно, фильм впечатляет многонациональностью актерского состава. Главная роль Христа досталась Джеймсу Кэвизелу. По мнению Гибсона, он был единственным американским актером, подходящим для роли. В том числе потому, что Иисуса режиссер видел мужественным и достаточно крепким. Кэвизел с его ростом 1.88 и спортивным телосложением подходил. Тем более это было оправдано, что на экране предстояло показать серьезные физические испытания — человек с менее героической внешностью тут был бы не убедителен.

    Кроме внешних данных Гибсон отмечает, что Кэвизел впечатлил его умением погружаться в образ и жить в роли в предлагаемых обстоятельствах. Терпеливость и сговорчивость актера, надо полагать, режиссер тоже оценил.

    Кадр из фильма «Страсти Христовы» (2004) / Фото: Icon Productions
    Румынку Майю Моргенштерн, сыгравшую Деву Марию, Гибсон выбрал, увидев случайно ее крупный план в одной из картин 90-х годов. Режиссер сразу понял, что только эта актриса подойдет на роль в фильме — по мнению Гибсона, в ней была способность показать принятие мук, переживание страданий с достоинством и сдержанной эмоциональностью.
    Гибсон хотел обойтись без звездных имен в картине, поскольку опасался, что присутствие популярного актера будет отвлекать от сути фильма. Однако каждый раз при обсуждении кандидатки на роль Марии Магдалены авторы упирались в кандидатуру Моники Беллуччи — она очевидно подходила лучше всех. Так что Гибсон согласился позвать ее в картину и, по его признанию, в итоге об этом не пожалел.

    Кадр из фильма «Страсти Христовы» (2004) / Фото: Icon Productions
    Во второстепенных персонажах Гибсону была важна фактурность, не идеальная, но зато выразительная внешность, а также способность к работе с языками. В ролях второго плана и эпизодах преимущественно были задействованы актеры из Италии (Франческо Де Вито — Петр; Розалинда Челентано — Сатана; Лука Де Доминичис — Ирод), но также были исполнители из других стран, например, из Болгарии (Христо Шопов — Пилат), Швейцарии (Джаррет Дж. Мерц — Симон Киринеянин), Франции, Туниса, Марокко. На площадке Гибсон работал с актерами через переводчика, но, как отмечает Беллуччи, чаще он предпочитал не рассказывать, а показывать. В этом плане, конечно, большим подспорьем для Гибсона было то, что он сам актер.

    Кадр из фильма «Страсти Христовы» (2004) / Фото: Icon Productions
    Конечно же, о страстях Джеймса Кэвизела на картине необходимо поговорить отдельно. Актеру буквальным образом пришлось пострадать на съемках. Начнем с того, что из-за интенсивности съемок и серьезного грима Кэвизел почти не спал. Кроме того, ему нужно было носить терновый венец, давивший на голову, и грим синяков, из-за которого один глаз почти не видел. В результате актера все съемки преследовала мигрень.
    Ради реализма Кэвизелу приходилось таскать не бутафорский крест, а вполне настоящий, весом 70 килограммов. В одной из сцен падения актеры-римляне должны были поймать крест, но не успели этого сделать, так что конструкция едва не раздавила актеру голову.
    Отдельной сложностью была поза распятого. Даже при хорошей физической подготовке Кэвизел вспоминает, что мог продержаться на кресте не более 8-10 минут. Артист едва не получил обморожение, так как натурные съемки проходили осенью-зимой, и в то время, как вся группа была в пуховиках, Кэвизел оставался практически голым. А еще в актера во время съемок сцены распятия ударила молния. И он остался жив и невредим. Это знак.

    Грим и спецэффекты: 3D-трансферы, аниматроника и VFX

    Грим в фильме «Страсти Христовы» (2004)
    «Страсти Христовы» — один из самых жестоких и кровавых фильмов в истории мирового кино. Конечно, Гибсон не хотел уходить в экстремальную эстетику, но определенная степень натурализма режиссеру была необходима. Он хотел показать страсти Христовы не отстраненно или абстрактно, а максимально буквально, реалистично жестоко.

    Художник пластического грима Кристен Тинслей отмечает, что Кэвизел ни в одном кадре фильма не появляется просто самим собой — на нем обязательно есть хотя бы парик и какие-то элементы грима. Всего Тинслей разработал девять различных комбинаций грима для изменения героя по ходу действия: от Тайной вечери до снятия с креста.
    Для Кэвизела необходимо было сделать комбинации пластического грима лица, всей поверхности тела, зубные протезы, парики, бороды. При этом важной задачей было разработать такой пластический грим, который бы позволял актеру сохранять подвижность. Большое количество элементов требовало долгой работы. Чтобы это время сократить, использовался метод 3D-трансферов (грубо говоря, трехмерные объемные переводилки), которые наносились на тело и имитировали раны, шрамы, ссадины и прочие увечья. Чтобы наносить этот грим, для Кэвизела даже было разработано специальное кресло. 3D-трансферы позволили урезать время грима с восьми часов до двух.
    На съемках фильма «Страсти Христовы» (2004) / Фото: Icon Productions
    Реализма в сценах бичевания Христа позволили добиться визуальные эффекты. В действительности в руках актеров, игравших воинов, были только рукоятки, с которыми они изображали нанесение ударов, а кнуты и плети, как бы контактирующие с телом, добавлялись на постпродакшне средствами компьютерной графики.
    Следы ранений же делались средствами пластического грима, который потом до нужной поры, опять же с помощью графики, убирался. Когда Кэвизел снимался со стороны лица, актеры-воины могли использовать реальные кнуты. Только били они по перегордке, стоявшей за спиной главного героя. Правда, дважды по Кэвизелу попали по-настоящему, промахнувшись мимо перегородки. Одного раза хватило, чтобы свалить актера с ног, а второго — чтобы он вывихнул кисть.

    Спецэффекты в фильме «Страсти Христовы» (2004)
    Спецэффекты понадобились и для создания других истязаний. Гвозди в руки Христа при распятии забивались наложением нескольких слоев изображения: кадры с площадки без гвоздя и кадры из павильона на фоне хромакея, где гвоздь забивался и искусственную руку. Для некоторых кадров, например, переворачивание креста с прибитым к нему Иисусом или удара Христа копьем, была изготовлена похожая на Кэвизела аниматронная модель, которая могла двигаться, дышать и поворачивать голову с помощью сервомоторов.

    Локации и декорации: «намоленные» места и Нью-Йорк, ставший Иерусалимом

    Кадр из фильма «Страсти Христовы» (2004) / Фото: Icon Productions
    Съемки фильма проходили с ноября 2002 года по январь 2003 года в Италии, причем в местах, «намоленных» для создания картин на библейские сюжеты. Группа работала в городе-призраке Крако и в городе Матера. И там и там прежде снималось несколько известных картин на религиозную тематику, в том числе в Матере создавалось «Евангелие от Матфея» Пьера Паоло Пазолини.
    Места эти привлекают кинематографистов своей фактурностью, древностью и сходством с Иерусалимом и его окрестностями. Также часть съемок проходила на римской студии Чинечитта. Например, здесь в павильоне снималась открывающая сцена в Гефсиманском саду, который был воссоздан искусственными средствами. Здесь же Гибсону внезапно помог Мартин Скорсезе. Он оставил после съемок «Банд Нью-Йорка» гигантскую декорацию. Художник-постановщик Франческо Фриджери смог перестроить ее, сделав ряд других декораций, например, резиденцию Понтия Пилата (авторам это позволило серьезно сберечь бюджет и время). Гибсон отмечает большую заслугу Фриджери: он сумел сделать пространство, которое гармонировало с локациями Матеры.

    Визуальное решение: живопись, слоу-моушн и «взгляд Бога»

    Караваджо «Положение во гроб» (1604), Вильям Бугро «Пьета» (1876), Сальвадор Дали «Христос Святого Иоанна Креста» (1951), (слева направо)
    Визуальными референсами для картины оператор Калеб Дешанель называет едва ли не всю многовековую традицию изображение страстей Христовых: от ранней иконописи и фресок до живописных полотен Возрождения, барокко, романтизма, академизма XIX века и даже сюрреализма. Но особенно Дешанель и Гибсон выделяют влияние Караваджо. Оно сказалось с одной стороны в плане тенебристского светотеневого решения, а с другой — в плане брутальности и натурализма.
    Некоторые живописные работы буквально определяли отдельные кадры. Например, «Пьета» Вильяма Бугро. Несмотря на популярность этого сюжета в живописи, Гибсон отмечает, что кадр, где дева Мария оплакивает Христа, создавался под прямым воздействием работы Бугро, с желанием «ухватить сущность этого полотна». Один из кадров с резким ракурсом в сцене распятия был подсказан работой Сальвадора Дали «Христос Святого Иоанна Креста». Некоторые известные полотна служили своего рода эмоциональными референсами, например, «Плот „Медузы“» Теодора Жерико.
    Кадр из фильма «Страсти Христовы» (2004) / Фото: Icon Productions
    Гибсон хотел добиться в фильме ощущения максимально реалистичного, натурального света. С учетом эпохи авторы могли имитировать солнечный или лунный свет, а также свет от огня и свечей. Вспоминая ночные сцены, где использовался холодный рассеянный свет и дым, Дешанель говорит, что до «Страстей Христовых» ему не приходилось использовать такого большого количества приборов, чтобы создать настолько темное изображение.
    Для имитации лунного света использовались HMI-лампы. Задача осложнялась еще и тем, что снимался фильм с использованием анаморфотной оптики. Дешанель работал с линзами Panavision Primo, C и E series, а также Cooke. Объективы были с фокусным расстоянием от 40мм до 600мм.
    Кадр из фильма «Страсти Христовы» (2004) / Фото: Icon Productions
    Если говорить о приемах, то Гибсон много играет в картине с частотой кадров. Встречающаяся на протяжении всего фильма техника — слоу-моушн. Режиссер признается, что часто использовал скорость съемки в 28, 30 и больше кадров в секунду. И во многих сценах прием действительно смотрится уместно — в картине много эпизодов с повышенным драматизмом, и слоу-моушн помогает этот драматизм подчеркнуть. По мнению Гибсона же, повышенная кадровая частота придает изображению особую символичность и уподобляет кадр ожившей живописи.
    Кадр из фильма «Страсти Христовы» (2004) / Фото: Icon Productions
    Еще один характерный для режиссерского почерка Гибсона прием, который многократно появляется в фильме — съемка с верхней точки, что еще называют «взглядом Бога». Прием имеет очевидный религиозный подтекст и появляется в самые драматичные моменты повествования, особенно связанные со смертью. Камера на кране взмывает ввысь, как бы показывая действия глазами некой метафизической силы. Для съемки спецэффектного кадра с падением капли с неба использовался 47-метровый кран. Само собой подобные кадры еще и очень эффектны и зрелищны.

    Источник: https://tvkinoradio.ru/article/article15135-kak-eto-snyato-strasti-hristovi

Рубрики: Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *