Забавные рассказы и реальные случаи из приходской жизни

Одного семинариста однажды послали товарищи на Рождество в деревеньку, закупить домашних продуктов на разговение. Дело было на Западной Украине, а семинарист сам родом был из России. Товарищи предупредили его, что там принято говорить «Христос народився» (Христос родился). Он это усвоил. И вот пришел он в ту деревеньку. На улице стоят мужики и, как водится, с подозрением смотрят на незнакомца. Ну, он не растерялся и сказал: «Христос народився!» На что мужики ответили «Славіте Його» (славьте Его) — но тут, к их изумлению, семинарист дал такого деру, что мужики и опомниться не успели. Как потом оказалось, семинарист подумал, что они сказали: «Словите его».

Из беседы мирянки и священника:
— Батюшка, мой помянник с каждым днем пополняется! Не успеваю записочки писать.
— Можно поминать и не всех зараз, а по частям, если имен много…
Девушка удивленно:
— Батюшка… зараз?
Священник улыбнулся и ответил:
— Да уж, самых зараз как раз и поминать в первую очередь.

Во время архиерейской службы на причастие к чаше подходит бабуля с младенцем. Диакон спрашивает имя. Бабуля говорит: «Василий». Тут все замечают, что вместо младенца у нее завернут кот. Бабуля, закатывая глаза: «Причастите, болеет…» Архиерей разворачивается и идет в алтарь. Отцы пытаются спрятаться друг за друга. Архиерей заходит в алтарь и спрашивает: «Отцы, кто кота исповедовал?!»

Из книги «Улыбнись! Смешные истории из жизни
священников и мирян»

Источник: https://zyorna.ru/catalog/item/ulybnis-smeshnye-istorii-iz-zhizni-svyashennikov-i-miryan-93499

Шутки и веселые истории из жизни священников и мирян

Первый и единственный выпуск передачи «В мире живых православных»
Сегодня мы расскажем вам о таком подвиде православных как послушник обыкновенный. Послушник Обыкновенный (лат.- ryasoforus normalis) – сокращ. ПО.
ПО довольно редкий и ценный вид православных. В нашей стране представители ПО обитают в основном в центрально-европейской части. Это обусловленно историческим фактом — строительством монастырей на территории Древней Руси. Как вы уже поняли, чаще всего ПО обитает в монастырях. ВНИМАНИЕ! Если вы встретили ПО, пожалуйста, не пытайтесь его приручить. Этим вы подвергаете опасности его и свою жизни. Отведите его в ближайший монастырь. Там знают , как о нем позаботиться.
Я расскажу вам о ПО на примере конкретного представителя, который знаком мне как я самой себе.
Обычно ПО поселяются в монастыре после получения образования. Диплом специалиста прибавляет баллы к гордыньке ПО, однако в монастыре довольно быстро выясняется, что свой диплом (если он не врач, не ветеринар или на худой конец не бухгалтер) он может засунуть в подмышку или отгонять им мух. В результате этого открытия баллы гордыньки уменьшаются. Молодые представители ПО обычно хороши собой, ну или прямо скажем, что уж тут, красивы. Это тоже прибавляет к гордыньке, поэтому миловидность ПО скорее минус, чем плюс. Среди исследователей ходят споры о том, каким ПО должен быть внешне: высоким или низким, толстым или худым, светлым или темным или с пятнистым окрасом…единого мнения нет. По моим наблюдениям, лучшего всего быть низеньким и пухленьким.
Как правило ПО поселяется в монастыре здоровым. Но через некоторое время особи, гордынька которых очень завышена, приобретает какую-либо болезнь. Болезный ПО – это самая бесполезная единица монастыря, поэтому болезнь автоматически прибавляет к смирению. В древней Спарте болезного ПО скинули бы со скалы, но православные знакомы с Евангелием, поэтому вынуждены терпеть БПО.
Обычно поступивший в монастырь ПО ожидает стать вскорости подвижником, но спустя какое-то время понимает, что для этого он слишком любит макароны и конфеты.
Поступает ПО в монастырь с качествами, которые очень ценятся в миру – гордость, тщеславие, дерзость, веселость, общительность. Однако вскоре обнаруживается, что в монастыре ценятся совсем другие качества, те над которыми ПО раньше только мог насмехаться. Итак, необходимые для ПО качества: смирение, послушание, самоосуждение, скромность, молчаливость. Как вы понимаете, нашему ПО приходится переосмысливать все свои представления о мире и это занимает не один год. Трансформация ветхого ПО происходит довольно болезненно, сопровождается обильным слезоистечением и переодическим впаданием в уныние. Лечение таких состояний заключается в принятии епитимий от матушки игумении ну и конечно чая с конфетами (5 раз в день). Несмотря на все трудности, после успешной метаморфозы ПО может расчитывать на спасение своей вечной души.
В питании ПО неприхотлив. Большую часть года он обходится постной пищей. Предпочитает макаронные изделия, жареную картошку, кофе и конфеты. Алкоголь в месте селения ПО не приветствуется. Раз в год допускается непродолжительное отлучение ПО из места заключ….простите, поселения.
Пожалуй, в этом выпуске обойдемся представленной информацией. Возможно продолжение)) (с)

Источник: https://forum.optina.ru/topic/1426-%D1%88%D1%83%D1%82%D0%BA%D0%B8-%D0%B8-%D0%B2%D0%B5%D1%81%D0%B5%D0%BB%D1%8B%D0%B5-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D0%B8%D0%B7-%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B8-%D1%81%D0%B2%D1%8F%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D0%B8-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D1%8F%D0%BD/

>ОДЕРЖИМАЯ

Рассказ священника

Хочу рассказать одно давнее событие из моей священнической практики, и за достоверность его ручаюсь моей священнической совестью и преклонностью лет, а также уверен, что если есть в живых современники бывшего события, чужие или родные, то они подтвердят сказанное мною.

Сорок лет назад поступил я священником Старобельского уезда в слободу Городище, находящуюся в одной версте от границы Войска Донского. Слобода эта в половине прошлого столетия населена была выходцами из Полтавской, Черниговской и частью из западных уездов Харьковской губернии. Все они малороссы – народ простой, верующий, ведут жизнь патриархальную, в семействах сохраняют почтение к родителям и старшим, к церкви и пастырям усердны и уважительны, властям послушны. В первый год я ещё не успел практически ознакомиться с обязанностями священника.

Однажды приходит ко мне поздно вечером крестьянин моего прихода Алексей Водоложский и просит исповедовать и приобщить Св. Тайн его больную жену Агафью. Немедленно пошёл я в церковь, взял Св. Дары и вместе с ним отправился в его дом.

Избы, или по-малороссийски хаты, в той местности большею частью разделяются перегородкою на две части: в первой ставятся у них св. иконы и всё держится чисто, а во второй за перегородкой устраивается кухонная печка и подмостки вместо кровати. Больная лежала на подмостках; обратившись к ней, я сказал: «Слушай молитвы к исповеди и Св. Причащению». По окончании молитв, когда присутствующие все вышли из комнаты, я стал подходить к ней ближе: мгновенно подхватилась она, села и, устремив на меня сверкающие глаза, заскрежетала зубами, а затем неистово вскрикнула: «Зачем? Кто тебя звал? Вон уйди!» При этом сжала кулаки и готова была броситься на меня.

В первый момент какой-то огонь пробежал по всему моему организму, и я крепко смутился, но тотчас вспомнился мне рассказ отца моего, бывшего священником более сорока лет, о том, как он успокоил одного подобного больного, возложа на него дароносный крест . Едва я коснулся им больной, она упала на спину и закрыла глаза. Тогда, положив дароносный крест ей на грудь, я начал громко читать молитву: «Да воскреснет Бог и расточатся врази Его». С больной в это время происходило поразительное явление: грудь находилась в покойном состоянии, а в руках и спине происходило такое конвульсивное движение, как будто бы эти части были совершенно отделены от груди; продолжалось это минут десять. Потом она страшно зевнула, с каким-то тяжёлым стоном, открыла глаза и слабым, едва слышным, голосом сказала:

– Батюшка, родной, это вы?

– Да, я давно уже пришёл. Ты слышала, как я читал молитвы?

– Нет, родной мой, ничего не помню.

– Что же, желаешь исповедоваться и приобщиться Св. Тайн?

– Ради Бога удостойте, я сильно хвораю.

– Перекрестись и слушай молитвы.

– Не могу руки поднять, – сказала она.

Я приподнял ей руку, и она перекрестилась; потом прочитал слова молитвы и напутствовал её. Начал было я расспрашивать, давно ли она больна, но она так ослабела, что не могла говорить, а муж её передал, что уже несколько лет, в месяц раз, страдает она головною болью, и прежде, бывало, проспит сутки и, хотя слабая, но встает и работает, а в последнее время, когда заболевает, то не спит и беспрестанно говорит о предметах не всегда понятных, а иногда произносит ругательство на того из членов семейства, кто станет молиться Богу, и даже на св. иконы.

Возвращаясь домой крайне расстроенный, я томился недоумением, что делать. Наступало время Великого поста, и я положил в душе своей служить в среду и пятницу, после Преждеосвященной литургии, молебен о страдающей от нечистого духа. Наутро, пригласив диакона, двух причетников и мужа больной, я передал им своё намерение и просил их до окончания молебна не вкушать пищи, а также внушил и всему семейству поститься в эти дни, внимая словам Спасителя: «Сей род ничем не изыдет, токмо молитвою и постом».

С первой же среды Великого поста начали служить молебное пение о немощной, обуреваемой от духа нечистого, и читать молитвы заклинания свт. Василия Великого. Жестокой бранью встретила нас больная, когда мы только стали входить в дом: свирепый взгляд, скрежетанье зубов, неистовый крик навели такой страх на всех, что входящие прятались один за другого. Причетник начал приготовлять ризы на столе, но когда она вскрикнула: «Зачем это? Кто тебя позвал? Вон прими!» – он бессознательно отскочил к другому концу стола; затем она, устремив на него дикий взгляд, начала говорить ему: «Бутылочку принес (это был елей от лампады пред иконой Божией Матери)? Я тебя не боюсь, ты клятвопреступник, ты наш! Ты обманываешь своего начальника, ты знаешь, когда Егор убил Дмитрия, ты присягал, а что ты на присяге показал? Что видел, как Егор махал палкою на собаку, и больше ничего не видел. А ведь я сам там был и помогал им ссориться!». Больная в ненормальном состоянии говорила от имени мужского: был, ходил, делал, – и простая истовая малоросска употребляла иногда вряд ли могущие! быть ей знакомыми литературные слова. Незадолго перед поступлением моим в Городище, действительно, случилось там убийство, и причетник был привлечен к суду в качестве свидетеля. После причетник сам рассказал нам, что, действительно, он видел, как Егор бил палкой по голове Дмитрия, но на суде не показал этого, хотя и присягнул. Потом, обратившись ко мне, больная вскрикнула: «Ты для чего не велишь никому есть, хочешь голодом поморить, толкуешь – поститесь, молитесь, – я сам хоть сто лет буду поститься и поклонов сейчас положу тысячу», – при этом больная начала кланяться сидя, так шибко, что головою била о колени. Я сказал: «Ты не так молишься, надо прежде перекреститься, а потом положить поклон: перекрестись!» Крестьяне, стоявшие возле неё, мужики молодые, сильные, хотели её рукою перекрестить, но сколько ни усиливались, не могли согнуть руки её и привести к челу.

Во время пения молебна больная что-то невнятно говорила, но когда начал я читать молитвы заклинания, она страшно взволновалась, начала браниться и, вставая с постели, направилась ко мне; два мужика держали её сколько было силы, затем и третий присоединился, но не могли удержать. С мужиков пот градом валился, а она как будто без усилия двигалась, подошла ко мне так близко, что я мог положить ей на голову крест. Во время второй молитвы, которая читалась в возбужденном состоянии, с глубокою верою и сквозь слёзы, больную начало сильно трясти, и затем, зевнув с тяжёлым стоном, она опустилась на руки крестьян как мёртвая: её положили на кровать, и уже перед концом молебна она открыла глаза и, узнав меня, слабым голосом сказала: «Батюшка! Простите меня, может быть, я кого обидела, я ничего не помню!» Служение молебнов продолжалось неопустительно во всю Св. Четыредесятницу; больная иногда бывала при служении в полном сознании и усердно молилась, а большей частью находилась в ненормальном состоянии и, в этом последнем, предсказывала семейству, в какое время мы придем. «Вот уже, – говорит, – выходят из церкви, дошли до такого-то двора», – хотя видеть этого нельзя было, так как церковь находилась в стороне от дома, на расстоянии половины версты; иногда же передавала им, что делалось в церкви.

В Городище не было ещё школы, и мальчики, заучивая молитвы со слов родителей, читали их неправильно и с грубыми ошибками, почему я распорядился, чтобы после каждого служения они оставались в церкви и учили молитвы, которые диакон громко и раздельно читал им, а они все вслух повторяли за ним каждое слово. В одно время, после вечерни, больная в доме начала бранить мальчиков:

– Проклятые хлопцы, как кричат и барабанят, слово в слово за диаконом, один только славный хлопчик засмеялся, – и сама больная при этом разразилась смехом, – а диакон рассердился, лается, ругается, кричит: дурак, скотина, бей поклоны, а поп на диакона рассердился, кричит: не смей этого делать, – опять расхохоталась.

Случай этот, действительно, был в церкви именно в то время, когда больная рассказывала. В Малороссии чтут, как особую святыню, херувимский ладан, нарочито приготовляют большие куски смирны и просят положить в кадило во время Литургии, когда поют Херувимскую песню или «Ныне Силы небесные с нами»; этот ладан хранят в домах в почётном месте, носят на груди и окуривают им комнаты во время рождения младенцев и при других случаях. При служении молебна я употреблял этот ладан, но раз как-то забыл взять – переодевшись в другой кафтан, оставил его в кармане того кафтана, в котором служил Литургию. Не доходя несколько дворов до дома больной, вспомнил и поручил мальчику, который поил лошадь у колодца, чтобы он сел верхом и как можно скорее съездил ко мне домой взять ладан. Когда я с причтом вошёл в дом больной, она, уставив дикий взор на стену, бранилась:

– Вот проклятый хлопец, как стрела летит, хоть бы лошадь споткнулась и убился окаянный, уже подъехал ко двору и собак не боится, побежал в хату.

– Кого ты бранишь? – спросил я.

– А того, что поехал.

– За чем он поехал?

– Не скажу: то поганое, вонючее, скверное.

– Да если знаешь, скажи, как называют его?

Каким-то глухим, но сильным голосом больная произнесла: «В кафтане, в кармане», – потом начала плакать и говорить:

– Я был большой, а теперь маленький, ты меня задушил: прежде на печке не курил, а теперь так надушил поганым, что и уголка не осталось для меня.

Однажды муж больной рассказал, что накануне днём больная бранила кого-то, вспомнила Деркульский завод (это государственный конный завод, находящийся от Городища верстах в десяти), говорила, что лошадь пристала и маляра бьёт лихорадка, а деньги поповы – два рубля – пропали. Действительно, накануне я посылал в Деркульский завод к живописцу заказать небольшую икону свт. Василия Великого и Димитрия Ростовского, давал посланному два рубля. Это было весеннее время, и земля раскисла так, что лошадь на пути пристала, едва к ночи он приехал и застал живописца больного лихорадкой. Икону заказал я с целью, чтобы больная имела её постоянно на груди. Не более как через неделю икона была привезена; освятив её в церкви, я взял с собой в дом больной, но прежде, чем я пришёл, больная бранилась, кричала и велела запереть двери, не пускать попа. При появлении моём закричала:

– Что ты это принес, не ходи сюда, что ты меня мучишь, ты знаешь, я послан заслуживать чин, я уже несколько лет живу в ней и получу чин.

– Разве между вами есть и старшинство?

– У нас большой господин есть, у него несметные легионы: представь себе поле осенью, когда оно распахано, и сколько глаз твой обнимет, всё черное – такая у нас тёмная сила; мы вели брань с Ангелами, сам господин дрался.

– Что же вышло из этого? Вы были повержены и будете мучимы на Суде.

– Это ещё не скоро будет.

– Ты обратись к милосердию Господа Иисуса.

– Он меня не примет.

– Нет, Господь сказал, что «грядущаго ко Мне не изжену вон» (Ин. 6, 37).

– Он скажет: смирись и покорись, а я Ему не покорюсь; мы ещё долго будем бороться с Ним.

Когда я хотел возложить икону, больная начала уклоняться, и головою так быстро качала во все стороны, что с трудом могли возложить. Во время молебна кричала: «Хоть выгонишь, а как только не перекрестится Агафья, я опять войду и буду мучить её». К концу поста больная находилась в нормальном состоянии. На Страстной седмице – очень слабая, но ходила в церковь, говела, приобщалась Св. Тайн. В июне месяце пошла с другими богомольцами в Митякинскую станицу Войска Донского поклониться местночтимой иконе Божией Матери, а оттуда привезли её на подводе. Прежняя болезнь возвратилась. Когда по просьбе мужа пришли служить молебен, больная встретила такими словами: «Вот я опять буду мучить Агафью, она не перекрестилась, когда пила воду из криницы, я и вскочил в неё». Это был последний случай: во время чтения молитв больная пришла в сознание, и болезнь не возвратилась.

При посещении больной много раз приходилось мне слышать рассуждения о предметах, совершенно неведомых и недоступных простой женщине, но тогда, к сожалению, не приходило в голову записывать это, а имелось в виду достигнуть одного: умолить Господа Бога силою благодати Своей исцелить больную от страданий.

В практике священнической, конечно, не мне одному пришлось видеть это, а собранные факты могли бы рассеять современные заблуждения и спасти тех, кои по легкомыслию могут дать в себе место действию и насилию нечистого духа.

Из Харьковских Епархиальных Ведомостей, 1883 год.

Источник: https://bookap.info/okolopsy/avtorov_o_dushevnyh_boleznyah/gl4.shtm

Остряк – самоучитель

Чтобы хорошо шутить, надо научиться понимать юмор. Понимание придет с практикой. Когда ты начнешь сознательно придумывать и анализировать шутки, то поймешь, что они строятся по формулам, это почти математика. Пригодятся также эрудиция и словарный запас. Если в твоем лексиконе десять слов, то и юмор будет соответствующий. И не надо бояться сказать глупость. Даже профессиональные юмористы выдают 75% бреда.

Вадим Галыгин

Для начала советую почитать что-нибудь, скажем, из Петрова с Ильфом. Если после чтения и осознания своей ущербности у тебя все еще останется желание попробовать стать шутником, начинай тренироваться. Шути для начала в кругу друзей и близких. В публичных местах тебя могут не понять.

Михаил Шац

Советую читать специальную литературу. Я использовал: Феофан Калужский, «Над чем на Руси смеются», «Библиотека юного сталинца», 1936; Ольга Дермачева, «Хохочущие бабы», изд. «Молодая гвардия», 1982; Равиль Гулямов, «Там, под усами», изд. «Техническая книга», 1990.

Иван Ургант

Нет такой девушки, которая, составляя список базовых требований к парню своей мечты, забыла бы упомянуть наличие чувства юмора. Впрочем, ты и без этого знаешь, что быть самым остроумным в любой компании – очень приятно и почетно. Как и всякое другое умение, способность шутить можно развить. Чувство юмора всего лишь хитрая мышца, которую можно накачать. Возможно, с помощью нашей статьи ты успеешь это сделать уже к пляжному сезону.

5 верных способов сказать смешное

Юмор только кажется свободной, спонтанной и буйной формой творчества. Если же стереть с лица глупую улыбку и с серьезным видом проанализировать, что именно вызывает смех, можно вычленить готовые формулы смешного. Вот самые распространенные и наиболее простые в применении из них. И хотя все они б/у, если ты возьмешь их на вооружение, это здорово поможет твоему ч/ю.
1. Их поменяли местами

Самый механический и простой способ создать шутку (или хотя бы ее подобие) – поменять местами два каких-нибудь элемента. Это могут быть буквы в слове (президент – дрезипент), буквы в словосочетании (потные руки – ротные пуки), слова в предложении (попасть с расстояния сто метров в глаз белки – попасть в сто метров с расстояния белки) и пому тодобное (Федор Конюхов – конюх Федоров). Главный секрет в применении этой формулы – быстрота. Услышал подходящую для перевертыша фразу, тут же ее перевернул – заработал улыбку («И не забудь помыть посуду и выбросить мусор!» – «Хорошо! Посуду выброшу, мусор помою!»). Конечно, 99% получающихся у тебя перевертышей окажутся бессмысленной чушью, но даже ерунда может вызывать положительные эмоции. Любая скучная новость из программы «Время» заиграет, если в ней будет участвовать дрезипент Ведмедев.
2. Новое слово в…

Сотни фразеологизмов, которыми ты постоянно пользуешься, настолько затерлись от употребления, что ни ты, ни твои собеседники не замечают их. Сдуй с них пыль, заменив одну из износившихся деталей на новую. Вместо «беситься с жиру» говори «беситься с холестерина», вместо «метод кнута и пряника» – «метод кнута и пиццы», вместо «склеить ласты» – «склеить лыжи (ботинки фирмы «Скороход»)». Обрати внимание: чем более уместна замена, тем веселее получается. Если ты заменишь в выражении «божий одуванчик» название цветка на «бао­баб», особенно забавно это будет звучать в случае, когда размеры старушки приближаются к габаритам упомянутого дерева.
3. Как слышится?
Прямой смысл слов и выражений – богатое поле для шуток. («Как ты после вчерашнего?» – «Как огурчик! Зеленый, и на груди появились какие-то подозрительные пупырышки».) Суть этого метода – не обращать внимания на контекст и обстоятельства, а сосредоточиться на какой-нибудь одной, пусть и не очень значимой детали («Подержи дверь» – «Думаешь, если ты отпустишь, она куда-нибудь убежит?»). Прислушайся к повседневной речи – ты диву дашься, сколько поводов для подобных глупых шуток скрыто почти в каждой фразе («Ты опять опоздал на два часа! Как это называется?» – «Гм… Сдаюсь. Ну и как это называется? Первый раз слышу эту загадку!»).
4. Да побольше, побольше!
Если ты внимательно нас читаешь, то наверняка заметил, что мы уже сорок миллиардов раз использовали в нашем журнале прием комического преувеличения. Как заметил однажды комик Билл Косби, в математике 1 + 1 = 2, в юморе 1+1 = 11 («Давно нас ждешь?» – «С сентября. 1989-го года»). Ты и так частенько привираешь, сделай еще шаг и начни врать в квадрате: «Я так испугался этого шороха, что даже мои соседи поседели!» Кстати, формула «что даже соседи чего-то там» довольно продуктивна. Запомни ее и применяй при каждом удобном случае («Я в тот день так напился, что даже мои соседи встали наутро с головной болью». «Он столько весит, что даже его соседям пришлось сесть на диету»).
5. Оригинал штампа
Еще один алгоритм построения шутки – перевернутое с ног на голову клише: пословица, изречение, цитаты из песни или фильма и т. д. Это не самый простой из способов (придется напрячь воображение), но и не самый сложный (у тебя есть печка, от которой следует плясать). В начале шутки ты берешь для разбега известное всем клише, затем, оттолкнувшись от него, прыгаешь и приземляешься совсем не там, где тебя ждали.
«Я готов отдать правую руку, лишь бы научиться играть на гитаре!»
«Я готов отдать правую руку, лишь бы стать инвалидом!»
«Я готов отдать правую руку, лишь бы стать левшой!»
«Я готов отдать правую руку. У меня их все равно три».
Уверены, ты и дальше сможешь продолжить эксплуатацию этого клише одной левой.

Остроумие для ленивых

Как прослыть весельчаком, не придумывая шутки.
Цитируй
Как заметил однажды Михаил Жванецкий, «Одна употребленная к месту цитата стоит десяти рассказанных не к месту анекдотов». Заучи десяток цитат, например из «Двенадцати стульев», и поджидай удобного момента. Коллега появился на работе в обновке? Подойди к нему и объяви во всеуслышание: «Начать карьеру многоженца без дивного, серого в яблоках, костюма было невозможно». Кто-то получает нагоняй от начальства? Заметь вполголоса: «Со стороны могло показаться, что почтительный сын разговаривает с отцом, только отец слишком оживленно трясет головой».

В идеале используемая цитата не должна быть затрепанной от частого употребления («Кому и кобыла невеста»), иначе она потеряет часть своей силы. При этом желательно, чтобы хотя бы примерно угадывался источник. Хорошая цитата приносит с собой дух произведения, и в душе слушателей оживают все былые положительные эмоции, связанные с цитируемым произведением. Кстати, именно поэтому цитата из Жванецкого, с которой мы начали, не произвела на тебя особого впечатления. Ну и еще потому, что мы сами ее придумали.

Рассказывай анекдоты

Попали как-то на необитаемый остров француз, немец и Михаил Жванецкий. И стали они соревноваться, кто лучше расскажет анекдот. Дошла очередь до Жванецкого, он и говорит: «Один рассказанный к месту анекдот стоит десяти употребленных не к месту цитат». Да, как ни крути, но более надежного способа заполучить репутацию шутника и юмориста, чем травля анекдотов, нет. Это ничего, что не ты их придумываешь. Невозможно без симпатии относиться к тому, кто тебя смешит. Гнев можно вызвать, только если окажется, что ты забыл концовку анекдота.
Говори с акцентами
Любая скучная фраза, сказанная с эстонским акцентом, вызовет улыбки окружающих, если, конечно, ни говорящий, ни окружающие не эстонцы («Пер-редайтэ мне, па-ажалуста, со-ол, да поб-быстрэе»). Не хуже и прочие «веселые» акценты: грузинский («Слишь, сол, пэрэдай, да?), еврейский («Я имею попросить вас соль. Да ну шо ви мне суете? Ну это прямо смешно, а не соль!»), эскимосский («Моя соль просить, спасибо говорить!»). Возможно, впрочем, последний пример был китайский.

Когда поют лопаты

Почему они не смеются твоим остротам, а только угрюмо сопят, тщательно избивая тебя ногами?
Ты не был первым
Поверь, если человека зовут Слава и ему больше десяти лет, он уже две тысячи раз слышал шутку про «Славу КПСС». Ни одна Света не улыбнется, если ты состришь что-нибудь вроде «спать при Свете». Реакцию Анатолия Вассермана на твой каламбур про «реакцию Вассермана» угадать тоже несложно. Тебе пришла в голову шутка? Прекрасно! Но, прежде чем выложить ее, на секунду задумайся, насколько она будет нова для слушателя.
Ты знаешь больше, чем другие
Расскажи своей бабушке такой случай из выдуманной нами твоей жизни: «Был недавно в китайском ресторане. Спрашиваю у официанта: «А Wi-Fi у вас есть?» Он ушел, потом приходит и говорит: «Вай Фай – сегодня выходной, но есть его брат Вай Вэнь». Если твоя бабушка рассмеется, она просто очень тебя любит. Помни: если хотя бы один из ключевых элементов шутки будет неизвестен слушателю, анекдот развалится как карточный домик, построенный из песка.

Ты переусердствовал

Многие слабые шутки были приняты на ура и в хорошем смысле слова подняты на смех только потому, что прозвучали неожиданно. Юмор должен выглядеть спонтанным. Никогда не подготавливай аудиторию, что сейчас вылетит птичка («Ух ты, какую я шутку придумал! Закачаетесь! Слушайте…»). Заблаговременно просить прощения и оправдываться тоже не следует («Анекдот, конечно, довольно дурацкий, но мне понравился. В нем затронута тема извращенного секса с животными, так что заранее извиняюсь перед присутствующими тут дамами и животными. Так вот…»).

Если шутка провалилась, самое худшее, что ты можешь сделать, – это судорожно вспоминать следующий анекдот («На этот раз точно смешной!»). Он может оказаться еще хуже. Но самым трагичным финалом будет, если ты начнешь обвинять собеседников в отсутствии чувства юмора и приправишь обвинение подробным анализом соли шутки. Благодаря подобному поведению несмешные клоуны становятся мертвыми клоунами.

4 теории юмора

Теория Вайсфельда
Юмор – инструмент для создания альтернативных реальностей. Наши шутки – это та же возня животных, только еще более упрощенная. Имитация имитации жизни. Мы проверяем реакции других людей без физического вовлечения их в конфликт: «Ну как ты думаешь, где я был до трех ночи? Ходил в бордель с нашей медсестрой и ее подругой стюардессой!»
Теория Фредриксон
Юмор необходим для улучшения контроля над эмоциями. Шутка – это опрокидывание реакции существа на стресс: «Тебе тут пиццу принесли. Но мы ее съели! Ха-ха!» Развитая психика требует быстрого перехода, например, от злобы к счастью, потому что застревание в какой-то одной эмоции делает тебя уязвимым. Низшим животным, а также некоторым охранникам, добавим мы, переходы в новое состояние даются тяжело.
Теория Оурена – Бачоровски
Для блага эволюции двое взрослых должны быть генетически несхожи: только так они смогут выдать хороший ассортимент потомства. Однако разница в генах (а значит, в цвете глаз, кожи, сосков и пейсов) может отпугивать: второй организм воспринимается как чужой. Значит, должен быть механизм закрепления симпатии, отличный от внешней привлекательности. Таким механизмом становится «эмоциональная петля»: первый шутит, второй счастлив, первый счастлив, что второй счастлив, и т. д. Шутки над необидчивой женщиной – хороший цемент для отношений («Милый, а змеи спят с открытыми глазами?» – «Не знаю, я же позже тебя встаю»).
Теория Малкея – Миллера
Эти двое считают, что юмор – механизм не привязывания, а выбора партнера. Оба признают, что выбор в сексе всегда за женщиной, поэтому шутить обязан мужчина. При этом Малкей считает, что юмор – продукт демонстративной агрессии, он призван унизить самцов-конкурентов на глазах у самок: «Сань, это не ты печатал про самолечение триппера – там на принтере осталось?» Ну а добряк Миллер пишет, что шутка не должна быть именно обидной, юмор просто знак хорошей интеллектуальной формы, а значит, качественных генов. Похоже, его теория, в кои-то веки учитывающая характер людей, а не горилл, – самая правильная.

Школа LOLa. Как стать одним из двух миллионов самых веселых парней в Интернете.

Прокат плакатов

Люди любят картинки. Но если ты не умеешь ни рисовать, ни пользоваться фотошопом, то сыграть на этой людской слабости можно с помощью популярного жанра – «демотиваторов». Дикая смекалка и наркотики-стимуляторы не понадобятся. Когда-то в первые месяцы своего возникновения демотиваторы были пародией на мотивационные плакаты, но сейчас границы жанра размылись и твоя задача упростилась. Берешь картинку и придумываешь к ней короткую подпись. Или наоборот. Образцы и инструментарий ты найдешь на сайте demotivators.ru.

Акула клавиатуры
Один из самых легких способов отточить свое остроумие – стать сетевым критиком. Иди в кино на свежий, еще мало кем виденный отстой (лучше на российские фильмы – не прогадаешь), а потом с расстановкой и смаком начинай его уничтожать словом. Ругательные рецензии обожают все. А врожденным остроумием, чтобы добиться уморительного результата, обладать необязательно: особо идиотские фильмы вызывают хохот, когда ты просто пересказываешь сюжет (из последних примеров – «Цветок дьявола» и «Мантикора»).
Байкортостан
Подлый, но почему-то действующий метод веселить народ – выдавать байки за реальные случаи из своей жизни. Диалоги с несуществующими тупыми клиентами, подсмотренные случаи с вымышленными идиотами, высосанные из пальца разговоры в «аське» – этим хламом полон (и преуспевает!) сайт bash.org.ru. Если держать историю в рамках реализма, дактилоскопия и эксгумация не выявят подделку. А смешно будет всем.

Блог: ловля блох

Если ты ведешь блог, не допускай типичных ошибок:
1. Мат и грязные словечки способны оживить даже самый бестолковый текст. Но чтобы владеть ими виртуозно, надо иметь два диплома лингвиста-осквернителя. Не пытайся повторить это, не имея должной квалификации или долгой практики.
2. Использование подонковского сленга является признаком имбецилии, а не остроумия (как остроумно полагают имбецилы).
3. Нет ничего дурного в том, что ты показываешь друзьям полюбившиеся анекдоты и прикольные видео. Но с вирусными рекламными роликами будь осторожнее: многих людей раздражает реклама, даже если она «глядите, какая прикольная!».
4. Увеличение числа смайлов в посте не повышает его остроумия и даже сильно притупляет его восприятие. Самые смешные шутки в мире произносятся с серьезным лицом.

У кого мы собезьнничали юмор

Еще в 1932 году психолог Ф. Гудинаф выяснил, что чувство юмора – навык врожденный, а не перенимаемый у взрослых, как речь или привычка курить после секса. Слепоглухонемые младенцы в его опытах смеялись от щекотки наравне со здоровыми. Но так как у ученых в то время не было ни сегодняшних денег, ни ложного ощущения значимости их работы, идеи Гудинафа должного развития не получили. Серьезные теории о происхождении юмора появились лишь в конце XX века. Причем выдвинули их этологи – исследователи поведения животных. Так, например, Дж. Панксепп в 1998 году описал чувство юмора у обезьян, псовых, медведей и даже, на удивление, у крыс. Конечно, юмор в этом случае нужно понимать в широком смысле: вряд ли обезьяна способна оценить комизм ситуации, когда к ней в банк на собеседование придет человек в разных носках. Однако все эти животные способны к шуткам двух типов. Во-первых, пик-а-бу – это когда одно животное пугает другое, делая вид, что собирается его съесть, а потом «смеется» над страхом жертвы. Во-вторых, публичное унижение – когда один самец сталкивает с ветки или подминает под себя другого, а потом: да ладно, серый, ты че, обиделся? Причем, если обезьяны равны по статусу, жертва имеет право на ответную «шутку», а обидчик не должен обижаться. То есть обязан поддаться, когда в следующий раз будут валить уже его.

Как выяснил еще один этолог, Дж. Гэмбл, такой скудный запас острот объясняется лишь отсутствием речи. Как только горилл или шимпанзе обучали языку жестов, они тут же начинали шутить гораздо тоньше (по обезьяньим меркам). Например, обманывали других обезьян – мол, под камнем спрятана еда, – а потом с довольным уханьем наблюдали, как те надрывают свои безволосые зад­ницы, поднимая валун. Кроме того, глазастые зоопсихологи Ван Хоф и Пройшофт обнаружили у обезьян и крыс два типа реакции на шутки.
Оскал (губы закатаны, зубы обнажены и плотно сжаты) – что-то вроде улыбки, которую выдают объекты розыгрыша. Интересно, что оскал в более широком смысле – это сигнал подчинения. Поэтому аналогами оскала в мире людей нужно признать не только фразу «Ха-ха, ну конечно!», но и «Вы такой остряк, Пал Палыч!»
Игровое лицо (рот открыт, губы вытянуты, дыхание становится частым) – прообраз смеха. Животные используют его, чтобы различать игру и реальность. В детстве, когда детеныши обучаются, они часто затевают драки, возню и погони. Если взрослый бежит за тобой и смеется – это игра. Если сосредоточен – видимо, на горизонте хищник и драпать надо по-настоящему. Панксепп, кстати, выяснил, что звери «без юмора», выращенные серьезными особями (не умеющими показать игровое лицо из-за травм или намордника), менее приспособлены к жизни, хуже решают задачи и справляются со стрессом.

Чего хохотят женщины

И последний научный факт, без которого мы просто не можем приступить к параду шуток и острот, которым на самом деле (хоть это пока и неочевидно) и является наша стать­я. Точнее, не совсем факт, а результат пары экспериментов, поставленных антропологами Э. Бреслером и Дж. Грингроссом. Независимо друг от друга эти двое ставили опыты на женщинах (сплошь сексапильных) и мужчинах разных возрастов, статусов и внешних данных. Поскольку на главном требовании эксперимента – чтобы все женщины были еще и голыми – ученым настоять не удалось, проходил он так. Мужчинам, заполнявшим обычные анкеты, как на сайтах знакомств, присваивался статус в зависимости от уровня дохода, образования и внешности. Эту оценку статуса женщинам не показывали, однако анкеты они могли читать свободно. Кроме того, у каждого мужчины на руках была автобиография, написанная профессиональными юмористами. Типы юмора разнились: туалетный, шовинистический, самобичевательный, обидный для других мужчин и т. п. – всего восемь видов. Проходя через строй женщин, мужчина зачитывал свою «автобиографию» и получал итоговую оценку сексуальной привлекательности. Потом то же самое повторялось наоборот. Если не считать банальных выводов типа «чувство юмора очень важно для знакомств», Бреслер и Грингросс выяснили следующее.

Мужчинам не нравится, когда женщина шутит сама

Возможно, воспринимая их как конкуренток («Может, она и сексом сама будет с собой заниматься, и… котлеты есть?»), участники опыта занижали баллы самым смешным рассказчицам. А если кого и называли очень привлекательными, то хохотушек, которые активнее всего смеялись во время первой стадии. Так что женщины могут вообще не шутить. Но, к счастью, они и не умеют, ха-ха!

Почти не имеет значения, как шутит мужчина

Максимальные оценки, независимо от статуса, получили счастливчики, которым попалась «просто смешная» автобиография. Нейтральный юмор, без ярко выраженного объекта шуток, без пошлости и фиксации на какой бы то ни было теме, повысил сексапил мужчины в глазах женщины. Все остальные типы юмора сработали заметно хуже. Но, что удивительно, разницы между ними считай что не было: туалетный юмор понравился почти такому же числу женщин, как и высоколобый. Хотя было одно исключение, которое заслуживает отдельного абзаца.
Самобичевание работает, только если ты и так уже крут
Старый совет «Если не можешь смеяться больше ни над чем, смейся над собой» может оказаться убийственным для мужчин с низким статусом. Если женщина в опытах Грингросса знала, что перед ней неудачник, самобичевательный юмор («Если есть деньги, я люблю зай­ти в шикарный ресторан и заказать большую порцию макнаггетсов») только снижал привлекательность мужчины в ее глазах. Однако если она знала заранее – из анкеты – о весомых и звонких достоинствах визави, лузерские шутки работали на уровне нейтральных. То есть наилучшим образом.

Источник: https://sparkmann.livejournal.com/31008.html

Рубрики: Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *