Самые ужасные в мире паломники или какие они иногда бывают. Всем гидам обязательно к прочтению.

Самые ужасные в мире паломники или какие они иногда бывают. Всем гидам обязательно к прочтению.

День первый.

Начиналось всё безобидно. Встретил паломников в Бресте, краткий инструктаж, провёл через границу, вышли из туннеля в Тересполе в зал ожидания. Говорю им – пока я подгоняю автобус, пройдите к обменнику валют (кантору) и поменяйте евро на злотые. Сразу же от паломников следуют стандартные дебильные вопросы – сколько нам менять денег? Сразу же стандартные и не менее дебильные ответы – а сколько у вас есть? После того, как они поняли идиотизм диалога, смягчаюсь, и говорю – вот сколько вы запланировали потратить в дороге денег, меняйте ровно половину. Потом у обменника остановлю только через три дня. Выхожу за автобусом и вижу – идут за мной. — Чего, спрашиваю, идёте? Идите деньги меняйте!

— Нет, мы решили нам пока не надо, потом поменяем. В итоге, отбросить свои инстинкты и довериться опытному гиду решили только 2 человека. Ну ок. Не нужны тебе в Польше злотые – ну кто ж тебе дурак? Естественно, возле первого же супермаркета, в бесплодных попытках купить бутылку воды за евро, приходят и спрашивают – а где тут обменник? – А чего 10 минут назад на вокзале не поменяли? — ну там же курс вокзальный! Етит вашу, думаю. А разницу между курсом продажи и покупки слабо было посмотреть? 2%!!! Нет, блин, стойкий стереотип – на вокзале менять нельзя, гид – обманщик, он в сговоре с менялами, мы сами во всём разберемся по ходу движения. Нет проблем, был при магазине кантор, пошли, задёшево отдали свои евры. Потому что курс был не очень, поменяли небольшую сумму, которая к обеду, естественно, у половины народа испарилась. В Ченстохове снова пришлось искать обменник.

Странно, думаю. Обычно все паломники – люди абсолютно адекватные, гида слушаются. Скорее всего завелось какое-то дерьмецо и их постоянно заводит. Проследил, вычислил. Так и есть. Мадам неопределенного возраста, одетая в неописуемый цветастый балахон а-ля Ташкент поверх спортивного трико. Поначалу не обратил внимания, подумал, ну мало ли, может с поезда забыла переодеться. Потом выяснилось, что это её стандартная одежда. Я понимаю конечно, в Европе одеваются либерально, да. Но при этом — с неповторимым чувством стиля, особенно характерным для Польши. Среди прекрасно одетых полячек она смотрелась как индийская курица среди лебедей. Точно, проследил – оно.

Первый серьёзный звоночек прозвенел после Ченстоховы. ОНО заявило:

— Вот мы едем мимо кучи разных городов, а почему мы в эти города не заезжаем?

Поначалу подумал, человек неудачно пошутил, и ответил что-то весёлое. Не прокатило.

— Нет, я посмотрела на гугле маршрут, по которому мы едем, там куча разных городов,а мы едем и ни в какие из них не заезжаем, а едем по какому-то лесу. Я платила не за то, что бы по лесам ездить!

Ёпта. Такое в моей практике впервые. Ладно. Заплатила так заплатила. Будем говорить с этих позиций. Ок, говорю ей спокойным голосом, раз вы заплатили, то всё, что мы обязаны посетить, указано в программе. Посмотрите, какой город из сегодняшней программы мы НЕ посетили?

Полезла ведь в сумочку (о сумочке разговор будет отдельный), достала программу. Читает – трансфер в гостиницу, ужин.

— ну и что это такое – трансфер? Понапридумывали разных туристических словечек, непонятно, будет в этот день экскурсия или нет? Я вот в поезде ехала с двумя женщинами, у них по маршруту все города включены, 5 столиц! Я тоже посмотрела наш маршрут до гостиницы, там много крупных городов, а мы в них не заезжаем, едем по каким-то автобанам и лесам!

Охренеть. Оно мне не только будет указывать, в какие города заезжать, оно мне ещё и маршрут прокладывать будет. Через центры городов. С экскурсиями.

Креплюсь. Вежливо отвечаю: — не вопрос. Поедем. 50 евро заезд в центр города, 50 евро экскурсия. И согласуйте этот вопрос с остальными паломниками, что бы на меня жалоб не было. И да, мы приедем в 2 часа ночи. Потому что ехать через всю страну – от белорусской границы до чешской.

— да я, кричит, лучше б в 2 ночи приехала, зато посмотрела бы всё.

— но тогда, говорю, останетесь без ужина. В 2 часа ночи для вас готовить уже никто не будет.

Охладилась на время. Я тоже при@уел. Ну отвык я в Польше от простого, человеческого хамства. Еду, внутри всё бурлит конечно, никакой экскурсии уже не веду.

— Трансфер, объясняю, это ваша доставка от вокзала в гостиницу. Он всегда выбирается по кратчайшему расстоянию и уж точно пролегает мимо больших городов и не включает экскурсии. И так 12 часов ехать, с 8 утра до 8 вечера, а вам ещё экскурсии.

— а зачем тогда сделали приезд так далеко, в Брест?

Ну что на тупость ответишь? Возмущенным голосом включаю тонкий троллинг:

— я тоже, говорю, возмущаюсь, зачем так далеко приезд сделали? Прилетели бы самолётом в Прагу или Дрезден или Берлин, три часа и вы в гостинице. Лично мне совсем не интересно ездить за 700 км вас встречать аж в Беларусь. Вот чего вы самолётом не прилетели? А? Там доплатить-то совсем ерунда, 200-250 евро – и вы уже в Европе! И вам хорошо, и мне меньше бензина жечь. Бензин у нас дорогой, больше 100 рублей за литр. А так я лишние деньги из-за вас тратить должен.

Призадумалась. Считает, сколько это в рублях выходит. Вышла почти стоимость всей поездки. Но виду не подаёт. — Да, говорит, 15-18 тыс. рублей разницы. Надо было самолётом лететь.

Ага, думаю, надо ей было. Ты ради экономии ехала сюда в плацкартном вагоне, как в 19-м веке. Будешь ты ещё за самолёт доплачивать. Да ты удавишься скорее. Вообще не понимаю, как в 21 веке можно ездить в плацкартных вагонах.

В общем, понемногу оттаял, снова начал экскурсии рассказывать, а после отличного ужина и вовсе у всех настроение поднялось. До поры до времени.

День второй.

Почти без приключений.

Приезжаем в Дрезден, смотрю, опасливо ко мне жмутся, озираются. С чего бы, думаю? Потом осмелели, гуляют так нормально, даже в свободное время сами по городу пошли по магазинам. Потом, уже в автобусе спрашивают – а где же эти, чёрные? Кто? – не понимаю я. — Ну, беженцы же! У вас же тут их толпы, вся Германия в коллапсе из-за них, народные митинги против иммигрантов, которые разгоняет полиция, арабы костры жгут на центральных площадях, не ходят поезда, люди бояться на улицу выходить…

— Откуда, спрашиваю, такая информация?

— По телевизору же показывают!

Понятно. На тупость обычно отвечаю тупостью. Быстрее доходит. – Это ещё что, говорю. Вот я теперь в Америку летать боюсь. Там Сан-Франциско полностью уничтожен, Лос-Анджелес в руинах, человеку там делать нечего.

— А там что?

– Ужас, говорю. Вчера по телевизору Терминатор смотрел – просто кошмар. Кровища.

Смотрю – в глазах разрыв шаблона. Поясняю: — вы в Германии хоть одного беженца видели? – Нет. – Вот и я не видел. Потому что скорее всего все они в лагерях для беженцев под надзором полиции. А вы уж сами решайте кому верить – своим глазам или своему телевизору.

День третий.

Оно изволило потеряться в Праге.

Только перешли Манешув мост, зашли в обменник, выходим – нет её. Вернулся до парковки, обыскал соседние улицы – не-а. Вообще все туристы твёрдо знают – потерялся- стой на месте. Гид обязательно за тобой вернётся. Но интеллектуально одаренным личностям, сии правила, по-видимому, по-барабану. Оно пропало. Все паломники обрадовались, и начали наберебой убеждать меня, что оно само хотело отделиться и по Праге погулять самостоятельно. Ну и отлично. По практике зная, что ОНО – не тонет, не особо и переживал. После проведения всех экскурсий, сидя в ресторанчике, телефон словил wi-fi, я вошёл в облако и достал оттуда лист с телефонами всех паломников. Звоню потеряшке. Что, спрашиваю, долго ещё планируете гулять? Давайте, через полчасика подтягивайтесь к парковке. — Ок.

В общем, потеряли час в тот момент когда оно пропало, и ещё час, пока оно шло до парковки.

Правда, пока ехали домой, я жестоко отомстил. Обратно ехать через все Судеты, сплошные серпантины, а из-за задержки пришлось ехать по темну. Оно сидит на переднем сиденье рядом со мной, а я смачно и на предельно допустимой скорости, с наслаждением прописываю горные повороты до визга шин. Вдоволь наигравшись, поздно вечером приехали к ужину. Сели за прекрасный стол, начали делиться впечатлением. Не помню уже, кто первый из паломников произнёс фразу «могли бы и извиниться за то что отстали от группы», но эта фраза была роковой. Она сработала как катализатор. Оно взвилось и обдало паломников невиданным словесным поносом. Обвинялись все, и во всём, и что мы ненавидим её с самого начала, и что никакие мы не православные, раз не подождали потерявшегося человека, на минуточку зашедшего в магазин (бл…., 100500 раз предупреждал – никуда не заходим без спросу, магазины будут потом, потеряетесь же в момент!) и что нам вообще должно быть всем очень стыдно и я лично должен вернуть ей деньги за неполученные экскурсии.

— Вообще не вопрос, говорю. Сколько вы заплатили за эту поездку? 300 евро? Кладу ей на стол деньги и говорю, что бы завтра утром её в гостинице не было.

Вулкан беснующейся фурии продолжал полыхать. Три паломницы пересели за другой стол, одна ушла в слезах в номер, я пошёл её успокаивать. Когда вернулся, вулкан ещё пылал гневом. Персонал гостиницы, в шоке от увиденного, робко прятался на кухне и спрашивал меня, что с этой пани?

— Бесноватая, говорю. А, тогда всё ясно. Все качали головой и цокали языками.

В общем, понты понтами, а работу надо работать. Деньги остались лежать на столе, значит, не хочет съезжать, и теперь мне её терпеть ещё 5 дней минимум. В общем, пошёл в машину, взял клей и инструменты, починил ей очки ( у ней разбились и -6, без очков как слепой котёнок). Вывел её на балкон, успокоил, сказал что всё не так, как она себе представляет, и что все к ней настроены абсолютно ровно и повода для истерик нет. Вроде поверила и успокоилась.

Но такого, как в тот день, в моей 10-летней практике не было НИКОГДА.

День четвёртый.

Про сумки. Сумки оно всегда брало с собой на переднее сиденья. Причём не одну, а две-три. Парочку положит на пол, а одну, самую большую, с деньгами и документами, всегда держала в руках. Поначалу я это терпел, но когда оттуда выкатилась очередная бутылочка, вскипел. Вслух, сказал, конечно, спокойно:

— Лена, давайте с вами договоримся – сумки вы будете оставлять в багажнике. Вот сейчас эта баночка с чешским пивом выкатится, и закатится под педаль тормоза. Впереди поворот на спуске, я жму на тормоз, но нажать уже не смогу – и привет. А ваша большая сумочка, которую вы всё время держите в руках, постоянно норовит задеть рычажок КПП. Вот двинет он его вниз на скорости, и вы попадаете на ремонт коробки за 1500 евро.

Как и на всякое существо с примитивным алгоритмом мышления, полученный посыл действовал на неё только 1 день. В дальнейшем я просто не заводил машину, пока она не убирала свои торбы в багажник.

Кстати, торб у неё было много, после посещения всех магазинов ждали только её одну и подолгу. На личное время других ей было глубоко наплевать, она ведь заплатила не за то, что бы всюду торопиться и уважать время других паломников. Пиво она покупала везде и тянула его прямо в автобусе, а поскольку сидела она справа от меня, впереди, то всё это амбре доставалось и мне. Пока я не сказал ей, что штраф за распитие спиртного в автомобиле – 150 евро. После этого пила только на остановках.

День пятый.

Это поведение оказалось заразным. Первой неадекватностью заразилась её соседка. Едем во Вроцлав на Литургию. Соседка спросила, будут ли во Вроцлаве обменники? – Конечно будут, там их куча, это туристический центр. Приезжаем в Собор, подам записки,подходит она ко мне и с укором в глазах – а где же обменники? Вы же обещали! Как мне записки подавать?

Во номер. Она чуть не каждый день с поиска обменника начинала. Вообще тема финансов у неё была больная. Всё высчитывала, где на пару грошей дешевле. Объясняю: Канторы – они после службы, в обед, в центре. А в такую рань, кто ж вам обменник-то откроет? Оплатите еврами, у вас их примут здесь. Пошла заказывать. Приходит вся в ужасе – какие здесь записки дорогие!!! С меня за три записки 18 долларов взяли! Нет, отвечаю, не может быть. Здесь нет фиксированной цены, все записки на пожертвования. В итоге оказалось, она просто сдачу не забрала. Но свою порцию гнева за 15$, я, конечно, получил.

Да, подумал, что ОНО хотя бы на Литургию в Собор оденется прилично. Не-а. Балахон и трико, просто других расцветок. Это, оказывается, стиль одежды такой.

Шестой день

— прошёл почти без приключений. Видимо, сказывались последствия вчерашней исповеди. НО на завтраке вчера обнаружил крайне скудное содержание сыров и нарезки. Вообще их количество потихоньку уменьшалось уже четыре дня. Пошёл вчера к нашему гостиничному шеф-повару, замечательной пани Эмилии, прошу подрезать ещё. Она кивает и говорит с улыбкой – о, сегодня у гостей хороший аппетит! Расспрашиваю – она нарезала с утра стандартную (ну т.е. огромную порцию). Странно, думаю, всегда еда оставалась, даже с собой брали остатки, что бы бутербродами в обед перекусить. Пани Эмилия специально нам пакетики приносила, чтобы эти бутерброды из остатков нарезки мы упаковали и взяли с собой на экскурсию. Потому чтовсе экскурсии – по 12 часов,с раннего утра до позднего вечера. Ладно, я выясню, в чём дело. Так вот сегодня решил встать пораньше и придти на завтрак на 10 минут раньше. Прихожу и наблюдаю такую картину: четверо паломников, естественно из числа самых «малообеспеченных» и молодых, пришли пораньше и деловито набивают пакетики булочками со всевозможными нарезками и овощами. Покончив с пополнением запасов, садятся за стол и начинают доедать то, что осталось. Вторая половина паломников пришла к почти пустому столу.

Мягко делаю замечание, на что слышу возмущенное – ну это же мы на обед, мы же должны что-то покушать? Блин. Обеда у нас НЕ включено, только завтраки и ужины, а вы сейчас полгруппы оставили бы без завтрака, если бы я не заметил. Вам и так разрешили с собой еду забирать, хотя в Европе это считается дурным тоном, ну так вы уж хоть не наглейте! У нас же не шведский стол, а порционный, фактически – по ресторанному меню. Ну что поделаешь. Люди первый раз в культурную заграницу попали. До этого, как я понял, весь их опыт ограничивался дешевыми Египтами и Турциями.

Седьмой день – вольный, поэтому я их почти не видел, ездил себе по магазинам на закупы. Однако оно всплыло на ужине и снова начало привычно возмущаться. Дело в том, что в расписании свободного дня указаны объекты, которые при желании можно посетить самостоятельно, ввиду близкого их расположения. В ейном же воспалённом мозгу это вырисовалось в мою ОБЯЗАННОСТЬ проводить в этот день экскурсии. Слушать я её не стал, ушёл спать пораньше. Завтра – день освобождения.

День восьмой.

Ранний выезд, в 2:30 утра.

Около 7 утра остановились у МакДональдса перекусить. Нам с собой дали целую коробку разных продуктов, одноразовую посуду, что бы утром на МОПе мы могли бы хорошо позавтракать. Пока они кушают,я обычно полчаса дремлю в этом месте в машине. Вылезает и оно. Заявляет:

– откройте мне багажник, мне надо деньги взять, мне нужно кофе, я без кофе не могу.

ЁПРСТ. Ну кто сумку с деньгами на кофе сдаёт в багаж в самый низ? Я говорю, сейчас не буду всю машину из-за вашей сумки разгружать, вот вам 10 злотых на кофе, потом отдадите. Развернулся, ухожу спать. Слышу – сзади шипит злобно – это мы ещё посмотрим, кто кому отдать должен, вы мне ещё за Прагу деньги не отдали! Вот честно – хотел выкинуть её сумки из машины и пусть дальше едет как хочет. Но сильно хотелось спать и терпеть тварину оставалось только полдня. Хрен с ней. Пусть живёт.

Через 25 минут проснулся и начал погрузку. Справа раздаётся уже привычное ворчание соседки:

— Вот блин, опять обманули, буржуи проклятые!

Интересуюсь, в чём дело. Оказывается, захотела попить, заказала кофе, ей дали маленький стаканчик, где на донышке было 30 грамм кофе. Взяли 6 злотых. Вот за что спрашивается? Как этим напиться? Что это за обман кругом?

— Ну так вы что заказали? – Эспрессо? Вот и получили. 30 грамм – стандартная доза кофе эспрессо. Хотели просто пить, заказали бы бутылку воды.

Продолжает возмущаться. – нет, ну у нас в Москве я тоже заказывала ЭКСПРЕССО, и там приносили большие порции в нормальных стаканчиках.

Понятно, думаю. Ни хрена ты в кофеях не понимаешь, и не отличишь эспрессо от американо или капуччино от макиато. Ладно, смиряемся, ещё несколько часов и ты покинешь моё личное пространство навсегда.

Последние 200 км до Тересполя, 9:00. Сидит, мразь, рассуждает:

— Так, до Бреста осталось 2 часа, интересно, что мы полдня на вокзале делать будем? Чего ради так рано вставали?

Про себя тихо матерюсь. Спрашиваю вежливо – а как это вы посчитали, что через 2 часа в Бресте будете? Показывает планшет, где ей Гугл в содружестве с Джипиэсом нарисовал дорогу через центр Варшавы и выдал результат – 183 км, 1 час 47 минут.

Е@ать –копать. Матерюсь про себя громче. Ещё одна гугломанка просвещенная.

Вслух же отвечаю – мадам, через центр Варшавы никто не ездит. Все ездят по объездной. Это не 183 км, это 243. Но и там возможны пробки. 2 часа потерять на пробках – это хорошо и легко отделались. Потом вам надо ещё доехать до Паджеро – это два часа минимум, отдохнуть и пообедать, хотя бы полчаса. Потом ещё полчаса — и Тересполь. Там я вам куплю билеты и посажу на электричку на 15:30 до Бреста. Но приехать надо раньше, потому что погранконтроль начинается за час до отправления. Так что приезжаем впритык. На грани. Лучше молитесь чтобы пробки были небольшие и не было непредвиденных ситуаций на дороге. Не железная дорога всё-таки. Элементарно колесо лопнуть может – и опоздали на поезд.

Вроде немного поутихла. Потом начинается снова нытьё: — а вот, когда мы ездили в Италию, нас прямо в Брест на вокзал привозили, и никуда мы свои тяжелые чемоданы не таскали по этим лестницам.

Твою ж дивизию. Ок, говорю. У вас гугл в руках, посмотрите на сайте польских пограничников, сколько стоит очередь на Варшавском мосту на Брест, я завожу людей на вокзал в Тересполь, а потом с вами персонально мы поедем через автомобильный погранпереход в Брест. Только сначала вы мне напишите расписку, что не имеете ко мне претензий, в случае опоздания на ваш замечательный плацкартный поезд Брест-Москва из-за длинной очереди на границе. Ок?

Заткнулась. Почти до конца поездки её больше не слышал. Но зато вслух всю дорогу обсуждала с соседкой, какие бывают неправильные туры, и как хорошо ехать в турпоездку за 200 евро 5 столиц. Блин, думаю, что ж ты не поехала-то, а? Во первым там не VIP-автобус, а на 50 человек, гиду просто некогда было бы с тобой общаться. Во вторых там только завтраки на шведском столе. А в третьих – только 3 экскурсии по 40 минут включены в цену, всё остальное оплачивается – от 40 евро и выше. Ты бы там заплатила только за ужины и доп.экскурсии 300 евро сверху.

В Тересполь приехали за час до регистрации. С удовольствием и нежностью выложил чемоданы и провёл к терминалу. Попрощался с нескрываемым удовольствием, хотя в группе было 5 отличных паломников. Чаевых, естественно, не дал никто. Впервые в практике. Не барское это дело – благодарить за 12 часовой восьмидневный труд. Да и не до того мне было. Обычно с паломниками сродняешься за это время. Расставаться — откровенно жалко. А теперь единственное моё желание было – отъехать километров за 20 и насладиться чашкой большого капучино за столиком на улице и снять стресс. Тут же разослал координаты двух героинь среди коллег для включения в чёрный список.

Источник: http://palomniki.su/piligrimages/2015/10/64484.htm

Паломничество

У этого термина существуют и другие значения, см. Паломничество (значения). Запрос «Пилигрим» перенаправляется сюда; см. также другие значения.

В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 30 марта 2016 года.

Католические паломники в Великую пятницу на Виа Долороза в Старом городе Иерусалима.

Пало́мничество (от лат. palma «пальма»; от пальмовой ветви, с которыми жители Иерусалима встречали Иисуса Христа) — путешествие верующих с целью поклонения к географическим местностям и реликвиям, имеющим сакральное значение в данной религии. Богомольца, совершающего такое путешествие, называют паломником или пилигримом (от лат. peregrinus «чужеземец, странник»).

В христианстве — путешествие к Святой земле и другим географическим местностям, имеющим сакральное значение для христианской веры (см. Pilgrimage church) с целью поклонения и молитвы; вообще хождение верующих к святым местам на поклонение.

Христианский обычай основывается на стремлении верующих поклониться местам и святыням, связанных с Христом, апостолами, Пресвятой Богородицей, помолиться перед чудотворными иконами, окунуться в священные воды реки Иордан и святые источники. В других религиях имеются аналогичные обычаи:

  • Хадж — посещение мусульманами Мекки, Медины и совершение там предписанных ритуалов;
  • Ко́ра — ритуальный обход вокруг какой-либо святыни в религиях Индии, Непала и Тибета;
  • у ламаистов — посещение Лхасы (Тибет);
  • у индусов — посещение Праяга и Варанаси (Бенарес, Индия) (последний также у джайнов и махаянистов);
  • у буддистов — Буддийские места паломничества в Индии
  • у буддистов Японии и синтоистов — посещение Нары.
  • в иудаизме периода Первого и Второго Храма три ежегодный праздника (Песах, Шавуот, Суккот) предполагали паломничество к Храму.
  • у бахаев принято паломничество в Хайфу и Акко

История паломничества

Хождение верующих к святым местам на поклонение известно ещё с глубокой древности. Центрами паломничества в древности были храмы Амона в египетских Фивах, Осириса в Абидосе, Аполлона в Дельфах и др.

В Ветхом Завете упоминаются случаи путешествия благочестивых израильтян ко главной тогдашней святыне Скинии с Ковчегом Завета (позже — в Иерусалимский храм) для совершения жертвоприношений и молитв.

В Новом Завете также видим продолжение обычаев паломничества, когда Святое семейство — Дева Мария с 12-летним отроком Иисусом Христом и супругом Иосифом Обручником совершили ежегодное посещение Иерусалима на праздник Пасхи (Лк. 2:41—52).

Апостол Павел, несмотря на смертельную угрозу и многочисленные уговоры, совершил своё последнее паломничество с соблюдением всех ветхозаветных обрядов, во время которых он и был схвачен и арестован.

Для предотвращения паломничества христиан, римские императоры всячески стремились уничтожить всё, что связано с Иисусом Христом, разрушали храмы, срыли гору Голгофу, даже переименовывали города, а на христианских святынях устраивали языческие капища.

С получением свободы в IV веке христиане значительно чаще стали совершать паломничества и не только в Палестину, где совершались божественные деяния Спасителя. Каждый паломник получает много впечатлений от чудесных знамений и необычных совпадений, происшедших с ним во время паломничества.

Однако святитель Григорий Нисский осуждает чрезмерное увлечение паломничеством, считая, что паломники часто совершают путешествия из праздного любопытства, впадают в неприличные истории и искушения. Многими православными считается, что в любом храме можно причаститься Тела и Крови Христовых (самой Высшей святыни), а деньги, собранные для паломничества, лучше раздать нищим. Среди православных монахов приветствовалось затворничество (от соблазнов мира), а паломничество и крестные ходы допускались для укрепления ещё неокрепших в вере членов Церкви.

В средние века наряду с Палестиной паломничество стало предприниматься: у православных — в Константинополь, на гору Афон (Греция); у католиков — в Рим и Лорето (Италия) по дороге франков, в Лурд (Франция).

Паломники в Сантьяго-де-Компостеле

Западная церковь различала:

  • великое паломничество (peregrinationes primariae) — путешествия к Святому Гробу в Палестину, в Рим (Limina apostolorum), Сантьяго-де-Компостелу (см. Путь Святого Иакова) и Лорето (см. Дом Богородицы);
  • малое паломничество (peregrinationes secundariae) — посещение местных отечественных святынь.

Современные паломники

В конце XV в. для совершения паломничества требовалось предварительное разрешение духовных властей, которое давалось под условием платежа пошлины в пользу Папы. Пунктом отправления служила Венеция (впоследствии — и Марсель), где паломники запасались путеводителем, отпускали бороду и облачались в паломническую одежду — калиги, коричневый или серый плащ, греческую шляпу с весьма широкими полями, обыкновенно украшенную раковинами; клюка, сума и бутылка (выдолбленная тыква) дополняли паломнический наряд. К плащу и шляпе паломники прикрепляли красный крест. В Венеции паломник заключал контракт с судохозяином (патрон), который обязывался не только перевезти его в Святую Землю и обратно, но и сопровождать его в странствиях по святым местам, обеспечивать ему во время всего пути пищу и защиту, платить за него подати мусульманским властям и т. п.

Постепенно стали допускаться дальнейшие смягчения: знатный господин мог послать вместо себя слугу или наёмника. Образовались даже светские цехи профессиональных наёмных паломников (в Германии называемых Sonnweger), которые вскоре сильно размножились, так как этот своеобразный промысел оказался весьма прибыльным. В XVI в. паломник мог быть направлен от целой общины за её счёт.

С 1881 г. во Франции стали ежегодно организовывать паломнический караван в Святую Землю, придавая ему характер приношения покаяния за преступления республиканского правительства против церкви; в состав такого каравана, численность которого нередко доходила до 300—400 чел., входили лица белого духовенства и зажиточные люди ультрамонтанского настроения. С конца 1870-х годов такие же немецкие караваны устраиваются францисканцами в Вене и Мюнхене.

Паломник. Акварель работы И. Репина

Паломничества на Святую Землю из России

В России паломничества в Святую Землю начались уже в первые времена русского христианства. Трудность и опасность пути заставляла паломников собираться в «дружины». Совершая свой путь, главным образом, через Константинополь, древнерусские паломники заимствовали у западных пилигримов костюм. К XII в. страсть к паломничеству до того распространилась, что церковная власть находила нужным сдерживать не в меру ревностных богослужителей.

С половины XV в. в российском паломничестве совершается как бы перелом. Уже прежние «паломники» полны жалоб и негодования на притеснения «срацын» и «злых арапов», а взятие Константинополя турками окончательно предало христианские святыни Востока в руки неверных.

Хождения в Святую Землю возобновляются лишь во второй половине XVI в. Известно знаменитое паломничество купца Василия Гагары. Но чаще это, так сказать, «официальные паломничества», совершаемые людьми, которых посылало московское правительство на Восток с поручениями и милостыней. А с XVIII в. начинает преобладать новое, более сознательное и критическое отношение к Востоку.

Продолжительные войны с Турцией во времена царствования Екатерины II (вторая половина XVIII в.) затруднили паломничество русских людей на Восток. Однако в XIX в. удобство и безопасность путей сообщения привели к сильному его росту в Святую Землю. Немаловажную роль в этом сыграло учреждение в 1847 году Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и создание в 1882 году Императорского Православного Палестинского Общества.

Годы 1820 1840-е 1859 1866 1869 1870-е 1880 1889 1896
Человек 200 около 400 950 1098 2035 около 1500 2009 3817 4852

Современное паломничество в России

В настоящее время в России начинает возрождаться паломничество верующих в святые места. Большую роль в этом играют действующие монастыри и церкви, организуя такие мероприятия. Появились паломнические службы, специализирующиеся на организации паломнических поездок по всему миру. Некоторые туристические компании также активно включились в этот процесс.

По данным Русской духовной миссии в Иерусалиме, православные из России, с Украины и из Молдавии, которые приезжают в этот город совершить паломничество, составляют около половины духовных странников со всего мира.

За пределами России русские богомольцы помимо Палестины посещают греческий Афон, итальянский город Бари, где покоятся мощи Николая Чудотворца, черногорскую столицу Цетине, где находится десница Иоанна Крестителя и другие христианские святыни.

Несмотря на кажущуюся внешнюю схожесть паломничества с экскурсионным туризмом, внутренняя их суть весьма различается: в то время, как экскурсионный туризм имеет своей целью посещение интересных мест, паломничество предполагает предварительную духовную работу, «очищение души», перед посещением святыни. Однако часто паломничество подменяется экскурсионным туризмом, когда людей просто проводят по «экскурсионным объектам», без предварительной внутренней, духовной, подготовки. Поэтому ещё весной 2003 года Межрелигиозный совет России внёс предложение в Госдуму РФ о разграничении понятий «паломничество» и «туризм» на правовом уровне.

Опыт церковного паломничества: на что обратить внимание

(6 голосов: 4.3 из 5)

В.С. Стрелов

  • Подготовка к паломничеству
  • Чем мы можем помочь?
  • Встречи подготовки
  • Программа
  • По бюджету и отчетности
  • По непосредственной жизни в паломничестве

Паломничество – это духовное путешествие. Мы отправляемся в него, чтобы укрепиться в вере, что-то пережить опытно.

Путешествовать можно в одиночку, а можно сообща. И тот, и другой способ имеет свои плюсы и минусы. Скажем, с группой чаще удается более насыщенно и интересно провести время, потому что разрабатывают маршрут знающие люди, становятся возможны некоторые встречи, места, до которых в одиночку не доехать; но, вместе с тем, с кем-то в группе может быть непросто, да и свободы меньше, придется выполнять общие требования, может быть, брать на себя ответственность – готовы ли вы к этому? Напротив, если ехать в одиночку, вы ни от кого не зависите, однако должны очень четко понимать, чего вы хотите и как этого достичь, как все спланировать – на подготовку уйдет достаточно много времени. Итак, если вы выбираете ехать так или иначе, почему вы это делаете?

Хорошо бы изначально определиться с целями паломничества. Что вы хотите от него, чего ожидаете?

Многие люди воспринимают паломничество как экскурсию, причем в первую очередь стремятся узнать побольше информации. Но настоящее паломничество – это духовное путешествие. В нем мы можем:

  • Просто что-то посмотреть, узнать,
  • Познакомиться с опытом других,
  • Что-то пережить самим,
  • Лучше увидеть себя перед Богом и ближними,
  • Учиться любви друг ко другу,
  • Восстановить силы,
  • Стремиться еще к чему-то вами придуманному.

Важно правильно распределить время между всем, что отвечает этим целям. Обычная ошибка – чрезмерный акцент на информационной стороне, деятельности в ущерб общению, молитве и восстановлению сил.

Паломничество – это не отдых, а сосредоточенная жизнь. Неделю или две можно прожить очень насыщенно, так что будет казаться, что прошел значительный период жизни. Однако для этого требуется хорошая подготовка и готовность к тому, что потребуется быть достаточно организованным.

Паломничество, где не было никаких трудностей, вряд ли поможет человеку вырасти. Но эти трудности должны быть посильными. Часто именно опыт совместного преодоления трудностей становится тем, что объединяет. Но есть трудности объективные (скажем, что-то пошло не так с погодой, транспортом, сбились с маршрута), а есть субъективные: нам не нравится то или иное, те или иные люди. Часто открывается, что в обычной жизни мы слишком привыкли к комфорту, к своему образу жизни, к привычному кругу людей, а здесь приходится утесняться: в пище, в условиях проживания, в том, чтобы принимать людей, не похожих на нас. Что это родит в нас: благодарение, молитву, или ропот, уныние, взаимные обвинения? Тесная совместная жизнь в течение нескольких дней вскрывает многое, о чем в себе не подозревал ранее, и в этом смысле совместное паломничество – это духовный путь к самому себе, конечно, если человек готов это именно так воспринимать.

Хорошо организованное паломничество придает сил, а не лишает их. Устать могут организаторы, которым следует заранее подумать о полноценном отдыхе и восстановлении сил, заложить минимум три дня на это после, а в самом паломничестве чередовать дни активности, общения с группой и отдыха.

Чем мы можем помочь?

Скажем, в Карсаве у о. Виктора Мамонтова принято совместно мыть посуду, колоть дрова, носить воду, готовить еду… Кстати, это невероятно сближает! И не важно, что в каком-то монастыре сестры готовы все сделать сами – почему бы нам не взять это на себя, дать и им отдохнуть? Готов ли я служить другим как ответственный? Или без всякой официальной роли взять на себя заботу о более слабом участнике группы, помогать ему? Вносить в группу маленькие радости, атмосферу празднования?

В организационном плане необходимо, чтобы были выбраны или назначены ответственные по следующим направлениям:

  1. Руководство. Главная ответственность – за людей и принятие важных решений: кого пригласить и брать, как составить программу, встречи. За ним – принципиальные договоренности по транспорту, проживанию, питанию, экскурсиям. Ему необходимо отдельно встречаться со всеми ответственными по направлениям до начала нового дня. Если люди ему доверяют как духовному лицу, то возможно, его главная задача – просто общение по душам с участниками, слушание их.
  2. Проживание и экскурсии. Если программа требует больших перемещений и проходит в не очень известном месте, стоит распределить ответственность по поиску мест проживания. Здесь лучше начинать с совета с опытными людьми и рассмотреть возможность работы с турфирмой.
  3. Деньги. Собирает деньги, ведет учет, выдает под расписку.
  4. Маршрут. Продумывает детали перемещений, готовит карты, ориентируется на местности и готов объяснить, как куда добраться, всегда с телефоном и планом.
  5. Расселение и питание. Продумывает, кого с кем поселить, ведет учет проживания и питания, взаимодействует с принимающей стороной. Также по необходимости составляет график дежурств.
  6. Молитва. Можно заранее подготовить молитвы, песни – в электронном или печатном сборнике. Можно выбирать новых ответственных на день – за форму молитвы, предстоятеля на утрене и вечерне, поручить сказать проповедь. В автобусе оставляется свободное место у микрофона.
  7. Режим, сбор группы. Напоминает о времени, пересчитывает группу.
  8. Здоровье группы. Узнает о медицинских особенностях участников, смотрит, все ли одеты как надо, напоминает о требованиях в поездке (например, носить с собой кепку от солнца, крем от загара или комаров, регулярно пить).
  9. Руководители малых групп. Лучше, если большая группа ходит не толпой, а разделившись на малые группы, в каждой из которых свой более подготовленный ведущий: он знает программу, маршрут, следит за тем, чтобы никто из его группы не потерялся, со всеми вопросами участники обращаются в первую очередь к нему. Хорошо, если он сам может быть в качестве гида, но не обязательно.

Иногда, если ответственный справляется на 80 процентов, что-то не доделывает, необходимо назначать двоих, чтобы другой покрывал остальные 20.

Важно, чтобы участники знали этих ответственных и с ними решали большинство вопросов, только с принципиальными шли к общему руководителю (и желательно в специальное время, не лишая его возможности спокойно обедать, к примеру).

Встречи подготовки

Подготовка к паломничеству начинается заранее, хорошо бы месяца за три.Важно не искать общность на месте и тем более не решать там оргвопросы, а уже туда ехать готовыми.

Для этого проводятся несколько встреч с участниками, ведется дополнительное информирование через интернет. Если кто-то регулярно не может прийти на встречи подготовки – это повод предупредить, что человека могут и не взять. Пропуская подготовку, чаще всего человек уже на месте создает дополнительные трудности себе и другим вовремя не проясненными вопросами, а то и несогласием с общим ходом паломничества. Люди могут сомневаться, получится ли у них фактически участвовать (по деньгам, из-за обстоятельств жизни), но если они хотят участвовать, пусть приходят на общие встречи-обсуждения. Запись участников, соответственно, должна иметь свой дедлайн. Руководитель объявляет это, и после указанного времени принимать кого-то стоит только в виде исключения. Иногда ограничения связаны не с датами, а с размером группы – например, автобус на 19 человек, или место для проживания на определенное число людей. В таком случае новеньких можно поставить в лист ожидания.

Первая встреча. На первой встрече можно попросить участников немного рассказать о себе с точки зрения участия в церковной жизни, об их духовном образовании, служении, интересах. Чего они хотят от поездки? Также можно поставить прямой вопрос: каковы ваши сильные стороны и слабости в общении, в путешествии, есть ли особенности здоровья, которые нужно учитывать. На первой встрече можно предложить распределить ответственность, или предложить дать ответ ко второй встрече.

У всех необходимо собрать контакты; если поездка за границу, предложить вариант того, как будет осуществляться связь – и собрать иностранные контакты также заранее. До начала поездки у руководителя должен быть полный список телефонов, равно как и у участников – список телефонов ответственных и мест проживания.

Важно начинать молиться о поездке с первой встречи.

Хорошо бы определить место (переписка, группа в соцсети или форум), где будет выкладываться актуальная информация о поездке, и договориться о том, чтобы регулярно (не реже раза в неделю за месяц и каждые два дня в последний месяц) смотреть его. Если кто-то не может, просит, чтобы его информировали отдельно смс. Можно поручить размещение информации там отдельному человеку.

Вторая встреча. Примерную программу с учетом пожеланий первой встречи стоит иметь уже ко второй встрече, и заранее послать ее всем для обсуждения. На второй встрече должно окончательно стать понятно с ответственными. После детального обсуждения программы можно составить примерную смету расходов и выслать общую сумму на человека как можно раньше, особенно, если поездка предполагает значительные траты. Необходимо заложить 30% на орграсходы и непредвиденные нужды. Сразу необходимо собрать минимальный взнос, часть из которого удерживается, если участник отказывается без уважительных причин (болезнь, что-то с родственниками и пр.) накануне. Можно этот взнос повышать по мере того, как приближается дата поездки. Если поездка за границу, заранее стоит предупредить о валюте сборов. Уточненную смету нужно выслать участникам не позднее 2 недель до начала поездки.

По всем контрагентам (турфирме, проживанию) – необходимо связываться предварительно как с можно большим количеством участников, чтобы не быть заложником одного варианта. Если паломничество приходится на время туристического бума, подготовку в этом вопросе необходимо начинать за полгода.

Далее встречи с ответственными, и накануне поездки – общая встреча-молитва, последние прояснения.

Программа

Программа паломничества может включать в себя:

  • посещение определенных мест (необходимо узнать стоимость посещения и рабочее время, адрес),
  • встречи с людьми или группами для обмена опытом (здесь также важно узнать возможное время и подумать о подарках, взять все контакты),
  • моменты общей жизни (время молитвы, еды, обсуждений, отдыха или празднований),
  • время общения не в группе, а тет-а-тет,
  • свободное время (на прогулки в одиночку, магазины и пр.).

Важно, чтобы люди заранее получили программу с расписанием, особенно это касается времени приема пищи – кому-то необходимо дробное питание, не просто утром и вечером, и он должен сам об этом заранее позаботиться.

Турфирмы, если с ними связываться, будут стараться предложить максимум своих услуг. Организаторы паломничества должны четко понимать, что они не могут сделать своими силами, и только на это и соглашаться. В частности, у турфирм могут быть спеццены на проживание, свой транспорт, знающие гиды. Вместе с тем, они могут не знать обо всех церковных гостиницах, их гиды могут не вполне понимать нужд группы. Необходимо понимать, что и от организованных экскурсий требуется отдых.

По непосредственной жизни в паломничестве

Лучше всем заезжать и уезжать в одно определенное время – иначе сложно формировать бюджет, возникают дополнительные трудности с тем, как встретить, особенно, если кто-то хочет заехать в незнакомое место или ночное время.

В группе попадаются люди, которые не привыкли к дисциплине: они сразу должны понять, что в таком случае они сами лишают себя части программы: «Если вас нет, и вы никак не предупредили об отсутствии своих ответственных, не взыщите, ждем 15 минут, а потом – останетесь без ужина, или просто без транспорта, будете добираться сами».

В автобусе можно делать многое: молиться, читать, обсуждать, заранее что-то разучивать. Вечерами (хотя бы раз в два-три дня) хорошо подводить итоги дня: как настроение, что получилось удачно, что хотелось бы изменить, что предложить в общую жизнь. Также вечером корректировать программу с ответственными. Непосредственное наполнение программы зависит от общей активности всех и от ведущих по направлениям.

Но программа программой, а то, что получит человек, зависит больше от его внутреннего настроя, от того, есть ли постоянная молитва в сердце, способность удивляться и благодарить, и готовность послужить тому, кто оказался рядом.

Паломничество закончено: что дальше?

Опыт совместных паломничеств сближает. Хочется потом встречаться, заново вспоминать и переживать какие-то моменты, люди лучше узнают друг друга, от простого знакомства переходят к более глубоким отношениям. Из совместного паломничества может родиться что-то новое, что будут делать вместе участники, узнав друг друга, увидев таланты и дары друг друга, найдя общий интерес.

Паломничество – это путь не только для себя.

Тем, что нам дано, можно делиться. Конечно, если это происходит часто и на бегу, какие-то впечатления могу «замылиться». Но если устроить вечер воспоминаний и пригласить тех, кто действительно хотел бы прикоснуться к вашему опыту, вы сможете не потерять, а приобрести. Здесь помогут фотографии, записи. Когда мы делимся тем, что нам открылось, мы можем заново пережить волнующие моменты.

Вы отдали – и этим вы богаты.

Но вы – рабы всего, что жаль отдать (М. Волошин)

Проверить, было ли паломничество успешным, можно лишь одним способом: спросив себя, рождается ли в сердце благодарность Богу и людям, меня окружающим.

«Наследие»

Источник: https://azbyka.ru/opyt-cerkovnogo-palomnichestva-na-chto-obratit-vnimanie

Рубрики: Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *