Русский

Морфологические и синтаксические свойства

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. обличе́ние обличе́ния
Р. обличе́ния обличе́ний
Д. обличе́нию обличе́ниям
В. обличе́ние обличе́ния
Тв. обличе́нием обличе́ниями
Пр. обличе́нии обличе́ниях

об-ли-че́-ни·е

Существительное, неодушевлённое, средний род, 2-е склонение (тип склонения 7a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -облич-; суффикс: -ениj; окончание: -е .

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. действие по значению гл. обличать, обличить ◆ Вера есть, по божественному Павлу, уповаемых извещение, вещей обличение невидимых. Платон (Левшин), «Катихизис пятый», 1757 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Долгое время плыли они молча и не смотря друг другу в глаза, боясь даже в них увидеть обличение тайной их страсти〈…〉 М. Е. Салтыков-Щедрин, «Глава», 1847–1848 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  2. результат такого действия; речь, статья и т. п., обличающая кого-либо или что-либо ◆ Нет; не судьба нам и на этот раз увидать молодую боярыню в обличениях сердечных её слабостей. Н. С. Лесков, «Старые годы в селе Плодомасове», 1862 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ ― Ну да, да, вы обличители, ― так, кажется, это называется. Со многими из ваших обличений и я соглашаюсь, но… И. С. Тургенев, «Отцы и дети», 1862 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

Синонимы

Антонимы

  1. сокрытие, укрытие

Гиперонимы

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • существительные: обличитель, обличье
  • прилагательные: обличительный
  • глаголы: обличить, обличиться, обличать, обличаться

Этимология

Происходит от ??

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    Список переводов

    • Украинскийuk: викриття, викривання

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»
      • Добавить хотя бы один перевод для каждого значения в секцию «Перевод»

      Источник: https://ru.wiktionary.org/wiki/%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5

      Осуждение

      Не судите, да не судимы будете. Ибо каким судом судите,
      таким будете судимы; и какою мерою мерите,
      такою и вам будут мерить.

      Когда вы критикуете, то просто выражаете недовольство и несогласие с кем-либо или с чем-либо. Вы считаете, что ваше мировосприятие самое правильное. Осуждение гораздо опаснее. Оно проникает глубже в подсознание и приводит к более серьезным заболеваниям.

      Один пациент постоянно болел венерическими заболеваниями.

      Причина была в нем самом. Если какая-либо женщина отказывалась с ним переспать, то он успокаивал себя такой мыслью: «Если она не хочет со мной спать, то это значит, что Бог оградил меня от встречи с ней — наверное, она больная». Ему и в голову не приходило, что женщина не хочет идти с ним потому, что он просто не в ее вкусе, — себя-то он считал неотразимым мужчиной. Но мысль уже была послана в эфир. И если женщина была здорова, то его мысли возвращались к нему в виде болезни.

      «Не судите, да не судимы будете…»

      Осуждая человека, мы приписываем ему то, что есть в нас самих. Ведь мы общаемся не с самим человеком, а с тем образом, который мы уже создали в своем подсознании.

      Нет людей плохих или хороших. Есть просто люди, разные люди. Это мы их делаем плохими или хорошими — делаем своими мыслями. А потом расплачиваемся за это. Каждый создает свой мир сам. Мы притягиваем именно то, что сами из себя представляем. Когда я стал менять свои мысли, то мне в жизни стали встречаться исключительно доброжелательные люди, везде — в транспорте, на рынках, в государственных учреждениях.

      Если мы осуждаем кого-либо, то вскоре сами становимся такими же.

      Воспринимайте окружающий мир и каждого человека как бесконечную тайну, загадку. И себя воспринимайте так же. И стремитесь разгадать эту тайну.

      Осуждение — это производная от гордыни, эгоизма. И имеет такое же позитивное намерение, как и критика. Люди осуждают друг друга или общество для того, чтобы они стали лучше.

      Намерения хороши, но способ плохой. Прежде чем осуждать кого-либо, подумайте, а есть ли гармония в вашей душе? И стоит ли привлекать в свою жизнь и в жизнь своих детей неприятности и болезни?

      Как же действует осуждение и какие последствия оно дает? Если мы осуждаем человека, то подсознательно запускаем программу уничтожения этого человека, которая потом возвращается к нам ответной агрессией и разрушением. На информационно-энергетическом уровне мы получаем ответный «удар» в виде какой-то неприятной ситуации или заболевания.

      Чем более духовен человек, тем более опасно его осуждение. И опасно прежде всего для него самого.

      Если вы осуждаете группу людей, то идет мощная ответная агрессия не только на вас, но и на ваших детей. Ведь дети несут ответственность не только за действия, но и за мысли своих родителей. А взрослые несут ответственность за своих детей.

      Одни люди осуждают наркоманов и преступников, другие — гомосексуалистов. Многие — целые народы и государства. Ведь еще совсем недавно наш народ с самого детства учили осуждать и ненавидеть капитализм. И теперь многим поколениям придется отрабатывать такое отношение отцов и дедов. А как часто старшее поколение осуждает правительство, не понимая того, что наше правительство отражает нас самих, наше коллективное подсознание, и потому является самым лучшим для нас.

      . Любая мысль работает. Хорошая — на вас, плохая — против вас. Можно даже сказать, что любая мысль работает на вас — и хорошая и плохая. Просто хорошие, созидательные мысли дают приятные переживания, а негативные мысли создают такие ситуации, на которых нужно учиться позитивно мыслить.

      Есть люди, которые осуждают все человечество, считая его несовершенным и греховным. Дети таких родителей просто нежизнеспособны, так как в них программа уничтожения всего человечества усиливается во много раз. Агрессия родителей отражается на детях. Такие родители даже не подозревают о том, что своим осуждением они убивают своего ребенка, калечат его душу.

      Пример.

      Женщина, осуждающая алкоголиков, получает сына-алкоголика. Родители, осуждающие и ненавидящие безнравственных и непорядочных людей, получают сына-наркомана, алкоголика или преступника. Мужчина, презирающий женщин, становится импотентом. Женщина, презирающая мужчин, имеет болезни матки или бесплодие. И т. д.

      Осуждение на подсознательном уровне действует медленно, но верно, а потому дает тяжелые так называемые неизлечимые заболевания. Чаще это онкология, наркомания и алкоголизм.

      Получается, что болезнь блокирует подсознательную программу разрушения. Но не Вселенная и не Бог дают нам эти болезни в наказание, а мы сами их создаем в себе своими мыслями, словами и поступками. Измените свои мысли — и болезнь будет не нужна!

      Пример из жизни:

      На приеме сидит мужчина с серьезным заболеванием.

      Причина его болезни — гордыня и, как одна из ее производных, осуждение и презрение к людям.

      — Я не понимаю, доктор, — говорит он раздраженно, — как можно не осуждать некоторых людей. Вот возьмите, например, преступников, убийц. Их что же, любить надо?

      — Да! Но любить и принимать их надо не за их действия, а за то, что каждый из них является частицей Бога
      и, следовательно, выполняет в этом мире для Вселенной какую-то функцию. Представьте человеческий организм
      с его иммунной системой. Есть в организме клетки-убийцы — фагоциты. Они защищают организм от чужеродных агентов и уничтожают собственные больные клетки, очищая весь организм. Скажите, эти клетки нужны человеку? И оправданны ли их функции? — спрашивает доктор.

      — Конечно, — отвечает пациент.

      — Вот так и убийцы. Они очищают этот мир от тех
      людей, у которых зараженное мышление, мировоззрение, опасное для всей Вселенной.

      — Постойте, — не соглашается мужчина, — а как
      же дети? В чем они виноваты?

      — А дети и не виноваты. Они наследуют от своих
      родителей подсознательную программу поведения.
      Причем их подсознательная агрессия по сравнению с
      родителями со временем усиливается в десятки раз.
      Вот и приходится Богу останавливать эту программу
      еще в зародыше, пока она не развернулась.

      — И это, по-вашему, справедливо? — не успокаивается пациент.

      — Конечно, — отвечает доктор. — Лично я верю в справедливость Высшего Разума. Просто вы пытаетесь эти
      события оценить с точки зрения своей модели мира.
      Но модель каждого человека далека от Истины. Принимайте не разумом, а душой. Научитесь отключать разум в критических ситуациях, и тогда придет понимание.

      Кстати, судьи, следователи и прокуроры должны быть беспристрастны. Они должны просто следовать букве закона, но внутри, в душе, ни в коем случае не осуждать и не обвинять.

      Источник: http://www.happy-giraffe.ru/user/12989/blog/post23213/

      Толковая Библия
      Толкование на Первое послание Святого Апостола Павла к Коринфянам

      О Коринфском кровосмеснике (1–5). О церковной дисциплине вообще (6–13)

      1Кор.5:1–5. Начиная речь о церковной дисциплине, Ап. прежде всего указывает на особый случай, когда требовалось эту дисциплину проявить во всей строгости. Один из коринфских христиан взял себе в жены свою мачеху, и Ап. поэтому объявляет оказавшимся равнодушными к этому возмутительному поступку коринфским христианам, что он решил этого преступника предать сатане.

      1Кор.5:1. Есть верный слух, что у вас появилось блудодеяние, и при­том такое блудодеяние, какого не слы­шно даже у язычников, что некто вместо жены имеет жену отца своего.

      «Есть верный слух» – правильнее: вообще слышно… – «Не слышно даже у язычников». Закон Моисеев под угрозой смертной казни запрещал жениться на мачехе (Лев. 18:8). Римский закон также не дозволял этого1. Таким образом коринфский кровосмесник взял себе свою мачеху в сожительницы без всякого законного освящения. Так как Ап. осуждает только одного кровосмесника, оставляя без наказания его мачеху, то вероятнее считать ее язычницей.

      1Кор.5:2. И вы воз­гордились, вместо того, чтобы лучше плакать, дабы изъят был из среды вас сделав­ший такое дело.

      «И вы возгордились». Если бы Коринфские христиане представляли из себя тесную общину, в которой хранилось бы нерушимо понятие о высоком, святом своем назначении, то они, без сомнения, узнавши о таком проступке одного их своих собратий, тотчас бы облеклись в траур, как делает семья при потере своего главы. Но они настолько были увлечены мнением о своих совершенствах, что на такой случай не обратили внимания! – «Дабы изъят был» – этот результат, очевидно, стоял вне зависимости от решения самих коринфян и, след., тут Ап. разумеет не простое церковное отлучение. Тот, кто должен устранить кровосмесника, есть, по мысли Павла, Сам Бог, Который, конечно, на скорбные просьбы об изъятии из их среды преступника ответил бы так же, как тогда, когда совершил Свой Суд, после речи Петра, над Ананией и Сапфирою. Глагол изъять (αίρειν) в В. Завете употребляется иногда для обозначения смертной казни над преступниками закона (Втор.21:19–21).

      1Кор.5:3. А я, отсут­с­т­ву­я телом, но при­сут­с­т­ву­я у вас духом, уже решил, как бы находясь у вас: сделав­шего такое дело,

      Равнодушию коринфских христиан к страшному греху их собрата Ап. противопоставляет свое строгое отношение. Хотя он был далеко, но духом пребывал с ними и потому совершившееся в Коринфе так возмутило его, что он решил, как имеющий право решать судьбу кровосмесника.

      1Кор.5:4. в собрании вашем во имя Го­с­по­да нашего Иисуса Христа, обще с мо­им духом, силою Го­с­по­да нашего Иисуса Христа,

      «В собрании вашем». Суд над преступником должен быть образован из коринфских христиан. Духовно будет присутствовать на этом собрании и сам Апостол. Приговор будет произнесен «во имя Господа… Иисуса Христа», с ручательством того, что этот приговор будет приведен в исполнение «силою Господа нашего И. X.». Ап., имеет в этом случае в виду обетование Господа Иисуса Христа, данное Апостолам: «»истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе. Истинно также говорю вам: что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, что бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного. Ибо где двое или трое собраны во имя Мое; там Я посреди их»» (Мф. 18:18–20). «Связать» преступника, т. е. произвести суд над ним должны теперь те верующие коринфяне, которые соберутся «во имя Христа», имея совершенно «одинаковое» мнение о преступлении их собрата. Пусть это собрание будет и не большое – это не важно! Важно то, что среди них будет находиться Сам Глава Церкви – Христос, и они будут решать дело не по большинству голосов, а единодушно. Точно также и решение будет приведено в исполнение Христом в силу единодушной молитвы собравшихся.

      «Обще с моим духом». Ап., по сознанию своего единения со Христом (Гал. 2:20), смело говорит, что где будет невидимо присутствовать Христос, там будет и он, Павел, тем более в собрании Коринфской Церкви, которую он основал. О подобном перемещении души своей Ап. намекает во 2 посл. к Кор (2Кор.12:3): «не знаю – в теле или вне тела» (я был восхищен до третьего неба).

      «Силою Господа» – эти слова следует относить к следующему глаголу: «предать». Человеческое действие здесь соединяется с «силою» (σύν δυνάμει) «Господа» и потому является успешным.

      1Кор.5:5. предать сатане во изможде­ние плоти, чтобы дух был спасен в день Го­с­по­да нашего Иисуса Христа.

      «Предать». Естественнее ставить это слово в зависимость от глагола: «решил» (ст. 3). Что касается Апостола, то он, в силу своей апостольской власти, уже решил преступника «предать сатане». Собрание сочувствующих этому решению коринфян должно позаботиться о том, чтобы это решение пришло в исполнение, а в том, что такие сочувствующие найдутся – Апостол не сомневается. – «Предать сатане». Это выражение встречается только еще в 1Тим. 1:20. Одни толкователи видят в этом выражении обозначение простого отлучения от Церкви, но это толкование не обращает внимания на выражения: «силою Господа… и во измождение плоти». Кроме того, упоминаемые в 1Тим. лжеучители Именей и Филат были преданы сатане для того, чтобы научились не богохульствовать. Но разве отлучение от Церкви заставило бы их прекратить свои богохульства?! Другие, обращая внимание на выражение: «во измождение плоти», видят в настоящем случае предание преступника сатане, для того чтобы этот последний, по свойственной ему злобе и жестокости, мучил грешника, причем одни предполагают, что это предание сатане было тесно связано с отлучением, другие же не видят нужды делать такое предположение. Это последнее мнение нужно признать наиболее вероятным.

      Сатане в Св. Писании очень часто приписывается власть причинять людям физическое зло (напр. история Иова; Лк. 13:16; 2Кор. 12:7). Он пылает такою злобою к людям, что в благоприятном случае всегда нападает на них, мучит их, не разбирая, грешники ли это перед ним или праведники. Он не понимает даже, вредно это или полезно будет для его власти над миром… Наконец, телесные страдания, какие грешник должен был претерпеть от диавола (болезнь), должны были заставить его придти в себя и раскаяться.

      «Во измождение плоти» (εις όλεθρον τῆς σαρκός). Одни видят здесь уничтожение плоти в нравственном смысле этого слова, т. е. подавление греховных стремлений, в силу боли и раскаяния, какие были бы вызваны в грешнике чрез исключение его из Церкви. Но с этим мнением нельзя согласиться, потому что это исключение могло повести человека и к ожесточению во грехе, и потом для такой идеи Ап. воспользовался бы другими, более подходящими выражениями (напр. «упразднить» – Рим. 6:6; «умертвить» – Кол. 3:5; «распять» – Гал. 5:24). Другие видят в этом «измождении плоти» действительное ослабление тела, которое (ослабление) должно окончиться смертью. В таком смысле – в смысле «живого тела» – выражение «плоть» нередко употребляется у Ап. Павла (Флп. 1:22; Гал. 2:20) и, след., это толкование можно признать за правильное, тем более что пример подобного осуждения мы уже имеем в суде Ап. Петра над Ананией и Сапфирою (Деян. 5:1–11). Только там смерть преступников воспоследовала сразу по произнесении приговора, а здесь она должна была наступить после долгой болезни. – «Чтобы дух был спасен». Ап. не говорит, что дух, эта высшая сторона человеческого существа, непременно будет спасен, т. е. войдет в общение с Божеством и будет блажен. Но во всяком случае для спасения духа то средство, какое избрал Апостол – именно измождение тела, где свил себе гнездо грех, – единственно пригодное!

      «В день Господа», т. е. во время последнего суда над миром, который совершит Господь Иисус Христос при втором Своем явлении на земле. – Где принесет кровосмесник покаяние, которое послужит ему ко спасению? Здесь, на земле, пред смертью, потому что за гробом покаяние приносить уже поздно (см. притчу о богатом и Лазаре)2.

      1Кор.5:6–13. Случай с кровосмесником дает теперь Ап. Павлу повод сделать коринфянам несколько замечаний о соблюдении строгой церковной дисциплины. Указавши на причину, по которой они так равнодушно отнеслись ко греху своего собрата (6–8 ст.), Ап. говорит, что нужно особенно строго относиться к грешникам из своей христианской среды, – не входить с ними в общение и дурного человека удалять из христианского общества.

      1Кор.5:6. Нечем вам хвалиться. Разве не знаете, что малая закваска квасит все тесто?

      Еще раньше Ап. говорил о том, что самодовольство коринфян безосновательно (1Кор.4:19). Теперь он высказывает ту же мысль в приложении к случаю с кровосмесником. Упоенные своими внешними успехами в христианской жизни (обилие духовных дарований), они не обратили достаточного внимания на этот случай, очень важный. Вот к чему привела их похвала! (вместо: «нечем вам хвалиться» лучше перевести: «ваша похвала не ведет к добру»!).

      «Разве не знаете…». Они, столь кичащиеся своим познанием, должны бы понять, к чему ведет такое снисхождение, оказанное хотя однажды. Маленькое количество закваски делает кислым все тесто, т. е. и самый ничтожный грех может оказать вредное влияние на жизнь целой христианской Церкви.

      1Кор.5:7. Итак очистите старую закваску, чтобы быть вам новым тестом, так как вы бесквасны, ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас.

      1Кор.5:8. Посему станем праз­дно­вать не со старою закваскою, не с закваскою по­рока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины.

      Каждый христианин должен стараться подавить в себе старые греховные привычки и влиять в этом же направлении на других. – «Очистите старую закваску». Как евреи накануне пасхи удаляли из своих жилищ все квасное, которое было символом египетских пороков, какими они были заражены, живя в египетском рабстве, так и новый Израиль – христиане – должны удалить из сердца своего все худые склонности, какие были в них до обращения ко Христу. – «Чтобы вам быть новым тестом». Результатом этого будет то, что обновится вся христианская община, – она будет похожа на то пресное тесто, из которого пекся хлеб для пасхи и недели опресноков. – «Так как вы безквасны», т. е. они в идее, как члены тела Христова, совершенно чисты. Эту идейную чистоту они должны превратить в действительность. – Ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас». Со времени смерти Христа, которая явилась началом умирания людей для греха, для Церкви и для каждого отдельного верующего наступила великая духовная Пасха, когда все грехи должны быть удаляемы из общества христиан, как закваска удалялась со дня Пасхи из еврейских домов. Всякий христианин является человеком без греховной закваски.

      «Посему станем праздновать». Для христиан Пасха продолжается не одну неделю, а целую жизнь. «Для истинного христианина все дни Пасха, все дни Пятидесятница и Рождество» (Иоанн Злат.). «Порок» (κακία) – это вообще развращенность человека, когда он не в состоянии бороться со злом, а «лукавство» (πονηρία) обозначает намеренное потворство злу, основанное на злой воле человека. – «Но с опресноками чистоты и истины», т. е. с опресноками, какими у христиан должны быть «чистота» души, при которой невозможно питать симпатию к злу, и «истина», когда человек честно и открыто борется со злом. – Очень вероятно, что все эти образы употребляет Апостол здесь в виду того, что он писал свое послание во время Пасхи.

      1Кор.5:9. Я писал вам в по­слании – не сообщаться с блудниками;

      1Кор.5:10. впрочем не вообще с блудниками мира сего, или лихо­имцами, или хищниками, или идолослужителями, ибо иначе надлежало бы вам выйти из мира сего.

      В предшествующих стихах Апостол указал на ослабление церковной дисциплины в Коринфской Церкви. Теперь он делает некоторые пояснения к тому, что им сказано, чтобы коринфяне не впали в недоразумения. Когда он говорил в послании (ст. 2, 6 и 7 рассматриваемой главы)3, чтобы они не входили в общение с блудниками (ср. 2Ин.1:10), то разумел в этом случае только грешников из среды христиан, а не всех грешников вообще, которые живут на свете «мира сего», ибо иначе добрым христианам нужно бы оставить города и удалиться в пустыни! – «Идолослужители» могли встречаться и среди коринфских христиан. Это были те, которые и после своего обращения могли продолжать исполнение языческих обычаев, напр. посещали трапезы, устраивавшиеся в языческих храмах (см. 1Кор.18).

      1Кор.5:11. Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остает­ся блудником, или лихо­имцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе.

      Ап. перечисляет те пороки, которые должны встретить себе строгое осуждение со стороны Церкви, когда имеющий какой-либо из этих пороков продолжает называть себя христианином.

      1Кор.5:12. Ибо чтó мне судить и внешних? Не внутрен­них ли вы судите?

      1Кор.5:13. Внешних же судит Бог. Итак, извергните раз­вращен­ного из среды вас.

      Здесь Ап. оправдывает свое различное отношение к верующим и неверующим. Впрочем, говоря, что он не хочет судить «внешних», Ап. имеет здесь в виду себя как христианина вообще, а не как Апостола. Всякий христианин может сам порывать общение с своим собратом по вере, как скоро видит, что тот не хочет исправиться. Христос Спаситель сказал: «да будет тебе (упорный грешник) как язычник и мытарь» (Мф. 18:17). – «Внешних». Так назывались язычники у иудеев, но Ап. употребляет это выражение, очевидно, в приложении и к язычникам и к иудеям. Ап. как будто здесь противоречит заповеди Христа: «не судите…» (Мф.7:1). Но Христос запрещал осуждение злобное, когда человек осуждает ближнего на основании только одних предположений, стараясь угадать его сокрытые намерения. Такое осуждение запрещается и у Ап. Павла (1Кор.4:5). Но здесь Ап. советует, даже ставит в обязанность христианину суждение о поступке, явно нарушающем правильный строй христианской жизни, и притом суждение, соединенное с любящею заботою об изыскании средств, какие бы могли поставить человека на истинный путь («чтобы дух был спасен» – ст. 5). Первое суждение сопровождается некоторым чувством злорадства, а последнее – смирением и печалью (ст. 2). – «Итак, извергните..». Ап., повторяя здесь мысль, высказанную в законе Моисеевом (см. Втор. 17:7, 22:21, 24:7), повелевает удалять всех развращенных из среды христианского общества. Средства для этого указаны выше – именно, плач к Богу, обращение к Богу с прошением об удалении таких грешников (ст. 2) и личный разрыв с ними (ст. 11). Других средств церковной дисциплины по отношению к грешникам Ап. не знает, по крайней мере, не указывает. Конечно, об увещаниях, которые должны предшествовать церковному суду (Мф. 18:15–20), он здесь не считал нужным упоминать.

      Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Lopuhin/tolkovaja_biblija_64/5

      Осуждение

      Из наследия Оптинских старцев

      Икона «Притча о сучке и бревне». Конец XVIII в.

      В пост страсть осуждения особенно навязчива, помыслы осуждения ближних мучают душу, лишают душевного покоя. Оптинские старцы хорошо знали, как прилипчива и опасна эта страсть, и учили с ней бороться.

      «Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего»

      Преподобный Лев предупреждал:

      «Берегитесь паче всего зазирать и осуждать ближних – нам есть о чем попещись, свои язвы греховные смердят, надобно о них прилежать. За других вы ответа не дадите, а за себя».

      Преподобный Амвросий писал духовным чадам:

      «Истинные же рабы Божии не позволяют себе судить ни о чем. Они твердо помнят евангельскую притчу Господню: человека два внидоста в церковь помолитися, един фарисей, а другий мытарь. И начат фарисей исчитати пред Господом добрыя качества свои, и был отвержен за сие Господом. Мытарь же не смеяше и очию возвести на небо, и со смирением моляшеся: Боже, милостив буди мне, грешному! И за сие, несмотря на многое количество согрешений своих, не только получил прощение, но и оправдание».

      Преподобный Иосиф в письме к духовному чаду указывал на опасность осуждения для жизни земной и жизни вечной, для спасения души:

      «Надобно отставать от грехов и особенно от тех, коим ты наиболее подвержена, а то не только вечную муку ими заслужишь, но и на земле еще можешь много пострадать от людей и от болезней, доколе не смиришься. Что посеешь, то и пожнешь. Если будешь осуждать сестер, то от них подвергнешься осуждению и поношению, а если начальство, то слушай, говорит Святое Писание: “Ярость начальства – ярость львиная” (ср.: Притч. 20: 2). Понуждайся исправляться. Мир ти».

      Духовные последствия осуждения

      Потеря благодати

      Преподобный Амвросий объяснял, что из-за осуждения мы теряем благодать, а потеряв благодать, человек чувствует охлаждение к молитве и чтению духовных книг:

      «Жалуешься еще на то, что обленилась к чтению и молитве: это тебе за то, что много разбираешь чужие дела и скоро делаешь заключение».

      Ольга Рожнёва

      Источник и продолжение:http://www.pravoslavie.ru/58248.html

      Осуждение http://www.optina.ru/lection/51/

      О грехе осуждения

      В замечательной молитве святого Ефрема Сирина “Господи и Владыко живота моего” есть следующее прошение: “Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего”, что значит – даруй мне Твою благодать, дабы узреть мне и судить мои собственные ошибки, а не осуждать брата моего. С одной стороны, святой просит Бога дать ему дар самопорицания, а с другой – умоляет Его помочь не осуждать ближних.

      Что такое осуждение? Осуждение и порицание есть плод ненависти. Осуждение, по словам Иоанна Лествичника, болезнь тонкая, это состояние, устраняющее любовь, это нечистота сердца, утрата целомудрия. Осуждение поистине страшная вещь. Выскажем некоторые мысли по этому поводу.

      Господь сказал: “Ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься”. Всякое слово будет свидетельствовать или за нас, или против нас. Чего греха таить, осуждение ближнего доставляет нам большое удовольствие. Когда люди получают благосклонность некоего сильного мира сего или душа их полна ненависти, они с легкостью начинают порицать и осуждать других.

      Древний церковный писатель Ерма, написавший книгу “Пастырь”, говорил, что не следует осуждать кого-либо, а также не надо слушать тех, кто осуждает других. Если мы с удовольствием слушаем тех, кто клевещет или обвиняет других, мы уже виновны в грехе осуждения.

      Осуждение является демоническим состоянием. Первый, кто впал в этот грех, был сам дьявол. Дьявол осудил и оклеветал Бога перед прародителями, а затем стал учить осуждению людей.

      Обычно мы злословим о ком-то, когда тот не присутствует при разговоре. “И воссели владыки и хулят против меня…” – говорит Давид. И действительно, в Ветхом Завете мы читаем, что Саул, Авенир и Ахитофел насмехались над Давидом. Стих этот имеет отношение и ко Христу.

      Первосвященники Анна и Каиафа тайно встречались и, в конце концов, обвинили и решили убить Его. Иисус в то время находился в Саду и говорил о Боге, а те тайно оговаривали Его. Вот почему псалмопевец восклицает: “Воздай им по делам их, по злым поступкам их; по делам рук их воздай им, отдай им заслуженное ими”.

      Этот грех происходит от недостатка любви к ближним. Если бы мы любили своего ближнего, мы бы заступились за него. “Любовь все покрывает”, – говорит апостол Павел. Осуждение заставляет нас видеть грехи других, в то время как сами мы делаем вид, что непогрешимы. Мы всегда оправдываем самих себя, и, как правило, видим недостатки в других. Лучше бы кто-то вкушал плоть и пил кровь, чем “порицал братьев во плоти”, то есть вкушал бы плоть своего брата и изъедал его душу осуждением, как говорит Иоанн Дамаскин.

      Наблюдается следующее явление: люди, не имея на это ни власти, ни компетенции, осуждают грешников как словами, так и мысленно. В то время как только Бог может осудить, вынести приговор и осуществить его. Когда мы осуждаем человека, мы узурпируем права Бога. “А ты кто, который судишь другого?” – говорит апостол Павел. Один Господь может оправдать или осудить кого-то. Мы, люди, должны научиться “видеть свои прегрешения и не осуждать брата своего”.

      Осуждение является препятствием для нашей духовной жизни. Зачастую, когда в течение дня мы осудили или оклеветали кого-то несправедливо, вечером мы не в состоянии молиться. Все это: насмешки, осуждение, злословие, плохие мысли, злость, – вспоминается во время молитвы и загрязняет нашу душу. Дьявол, зная, что творение молитвы идет на пользу человеку, пытается воспрепятствовать этому. Таким образом, осуждение является грандиозным оружием дьявола. Оно насмерть поражает душу.

      Исаак Сирин объяснял, что Бог допускает искушения тому, кто подвержен греху осуждения. Например, плотские искушения, поражающие человека, есть результат его осуждения ближних. Ибо тем, кто возгордился перед братьями своими, Бог попускает плотские искушения, чтобы мы смирились, увидели свою ничтожность, и, таким образом, перестали осуждать своих ближних.

      Что однако должно делать нам, когда нас осуждают другие?

      Здесь я хотел бы вспомнить слова Иоанна Златоуста. Святой говорит, что, когда мы живем в грехе, даже если нас никто не осуждает или не обвиняет, мы являемся самыми ничтожными среди людей. Напротив, когда мы пребываем в прилежной добродетели, “даже если против нас целая вселенная”, т.е. даже тогда, когда весь мир осуждает нас, тогда мы “ревнители всего”, т.е. достойнейшие из всех.

      Поэтому нам должно прислушиваться не к тем, кто нас осуждает, а к добродетели жизни нашей.

      Митрополит Эдесский, Пельский и Aльмопийский, Иоиль. Жертва вечерняя, стр.161 -166

      Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”

      Митрополит Эдесский, Пельский и Aльмопийский Иоиль

      | 21 марта 2014 г.

      Источник и продолжение: Интернет-издание Пемпусия

      Не осуждайте, и не будете осуждены, или как бороться с …

      Как осудить осуждение / Православие.Ru

      Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин. О грехе осуждения. Часть 1

      Эфир от 03.10.2015. Всегда ли мы неукоснительно следуем правилу «Не судите и не судимы будете»? Что такое грех осуждения и как его распознать? На эти и другие вопросы отвечает Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин.

      Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин. О грехе осуждения. Часть 2

      Эфир от 24.10.2015. Почему большинство из нас подвержено греху осуждения? Какое должно быть отношение к осуждению в публичном пространстве? Как относиться к передачам в жанре «скандалы, интриги, расследования», и почему они имеют самый высокий рейтинг? Почему Церковь подвергается нападкам в прессе? На эти и другие вопросы отвечает Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин

      Источник: https://forum.optina.ru/blogs/entry/5271-%D0%BE-%D0%B3%D1%80%D0%B5%D1%85%D0%B5-%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/

      Как осудить осуждение

      Грех осуждения — один из самых коварных, вкрадчивых, незамечаемых и потому наиболее распространенных грехов. Он легко маскируется: осуждая, мы видим в этом проявление нашей собственной моральности, справедливости, а также ума, проницательности: «Я вижу, кто он есть, меня не проведешь». В отличие от грехов, совершаемых действием, грех словесного осуждения в большинстве случаев не несет непосредственно наблюдаемых практических последствий: сказал — и что? Можно считать, что не говорил. Что же до осуждения мысленного — это постоянная непроизвольная работа мозга, над которой мало кто из нас может рефлексировать, и хроническое воспаление нервов, которого тоже мало кто избегает. Многие из нас привыкли произносить на исповеди «грешу осуждением» как нечто дежурно-формальное — ясное дело, кто этим не грешит!

      Однако мы должны задуматься: почему такое внимание уделяли этому греху святые отцы, учители Церкви? Что именно мы делаем, осуждая других? И как нам если не избавиться, то хотя бы начать бороться с этим злом в наших душах?

      Об осуждении — очередная беседа с главным редактором нашего журнала игуменом Нектарием (Морозовым).

      — Отец Нектарий, мы уже попытались здесь определить причины распространенности этого греха — а есть ли иные?

      — Грех осуждения распространен, как и грех лжи, как и все грехи, которые мы совершаем исключительно словом. Эти грехи удобны, удобосовершаемы, потому что, в отличие от грехов, совершаемых делом, не требуют каких-то особых условий, обстоятельств — наш язык всегда при нас. Мне представляется, что есть две главные причины осуждения: во-первых, что бы мы сами о себе ни думали, ни говорили, мы на самом деле очень хорошо чувствуем свое несовершенство, понимаем, что не дотягиваем до того, чем хотели бы быть. Для неверующего это чувство собственного несовершенства лежит в одной плоскости, для верующего, воцерковленного человека — в другой: мы понимаем, что живем не так, как должны жить хрис-тиане, наша христианская совесть нас в этом обличает. И здесь есть два пути: или самоотверженно трудиться над собой, дабы достигнуть мира со своей совестью, либо осуждать других, чтобы на их фоне выглядеть хотя бы чуть-чуть получше; чтобы таким образом самоутвердиться за счет ближнего. Но тут вступает в действие тот духовный закон, о котором много писали святые отцы: глядя на грехи других, мы перестаем замечать собственные. А перестав замечать собственные грехи и недостатки, становимся особенно безжалостными к грехам и недостаткам других.

      Почему святые были так сострадательны к немощам ближних? Не только потому, что в их сердцах жила Божественная любовь, но и потому, что они сами, на собственном опыте познали, как трудно победить грех в себе. Пройдя через эту страшную внутреннюю борьбу, они уже не могли осудить кого-то, кто упал: они понимали, что сами могли бы упасть или падали, может быть, в прошлом точно так же. Авва Агафон, когда видел человека согрешившего, всегда говорил себе: «Смотри, как он пал: ты так же падешь завтра. Но он, скорее всего, покается, а вот будет ли время на покаяние у тебя?».

      Это одна причина осуждения, а другая — обилие совершенно реальных поводов для осуждения. Человек — существо падшее, поврежденное грехом, и примеров поведения, заслуживающего осуждения, всегда достаточно. Другой вопрос — заслуживающих чьего осуждения? Божественного осуждения — да. А мы — имеем ли мы право осуждать?

      — Но как не осудить, когда сталкиваешься с низостью, подлостью, хамством, изуверской жестокостью?.. В таких случаях осуждение — это естественная самозащита человеческого существа.

      — Вот именно — естественная. А чтобы быть христианином, нужно свое естество превозмочь. И жить неким сверхъестественным образом. У нас самих это не получится, но с Божией помощью все возможно.

      — И справиться с осуждением тоже, конечно; но что для этого должны делать мы сами?

      — Прежде всего — не давать себе права кого-то судить, помнить, что суд принадлежит Богу. Это очень трудно на самом деле, каждый из нас знает, насколько это сложно — не давать себе права судить. Помнить евангельскую заповедь: не судите, да не судимы будете (Мф. 7, 1). Известен такой пример из патерика: монах, который считался самым нерадивым в монастыре, умирал в такой тишине сердечной, в таком мире с Богом, в такой радости, что братия пришла в недоумение: как же так, ведь ты совсем не подвижнически жил, почему ты так умираешь? Он ответил: да, я не очень хорошо жил, но я никогда не осуждал никого. Страх быть осужденным — это та преграда, которую можно поставить себе для того, чтобы не грешить осуждением.

      Но лично мне близок тот способ борьбы с осуждением, о котором говорил преподобный Анатолий Оптинский. Он облекал его в такую краткую формулу: пожалей — и не осудишь. Как только начинаешь жалеть людей, желание их осуждать пропадает. Да, жалеть не всегда легко, но без этого нельзя жить по-христиански. Вы говорите о естественной самозащите человека от зла; да, мы страдаем от зла, от чужого греха, нам жалко самих себя, нам страшно, и мы хотим защититься. Но если мы христиане, мы должны понимать — в данном случае не столько мы, сколько тот, кто творит зло, несчастен. Ведь ему придется за это зло отвечать неким страшным, может быть, образом. Когда рождается эта подлинно христианская жалость к согрешающему человеку — пропадает желание осуждать. А для того, чтобы научиться жалеть, чтобы понудить свое сердце к этой жалости, надо молиться об этом человеке. Это давно известно: начинаешь молиться — и пропадает желание осуждать. Слова, которые, может быть, по-прежнему еще говоришь, не наполнены уже такой разрушительной силой, которой они были наполнены прежде, а потом ты вообще говорить их перестаешь. Но стоит забыть о молитве — и осуждение, погрузившееся уже вглубь, вновь вырывается на поверхность.

      — А что еще нужно, кроме молитвы за врагов — чтобы агрессию, злость переплавить в жалость к ним? Может быть, видение собственной греховности?

      — Другой оптинский старец, преподобный Амвросий, любивший облекать свои духовные уроки в полушутливую форму, говорил так: «Знай себя — и будет с тебя». В душе, в сердце каждого из нас — такой необъятный мир, мир, с которым нужно успеть разобраться за земную жизнь. Нам столько всего нужно успеть сделать с собою, и как часто мы не находим на это ни времени, ни сил. Но когда мы принимаемся за других людей, за разбор их грехов — время и силы почему-то находятся. Судить других — это лучший способ отвлечься от себя, от работы над собой, которая на самом деле должна быть самым главным нашим делом.

      Читая о святых, часто думаешь: как же он, этот святой, жил в самом горниле искушений, в самой гуще людского греха, к тому же ему исповедовались сотни, тысячи людей, совершавших, может быть, страшные грехи — а он будто не замечал всего этого, жил так, словно этого нет? А он был занят тем, чтобы исправить, очистить от греха крохотную частицу этого мира — самого себя. И поэтому не был расположен заниматься грехами и немощами других людей. А молиться — да, молился о них и потому жалел. Для меня видимым образцом такой жизни всегда будет оставаться архимандрит Кирилл (Павлов) — человек, от которого услышать слово осуждения было практически невозможно. Он просто не оценивал никого никогда! Хотя у него исповедовалось огромное количество архиереев, духовенства, монашествующих, просто православных мирян. Он никого не судил, во-первых, потому что жалел, а во-вторых, потому что всегда был занят оплакиванием собственных грехов. Грехов, которые нам-то и заметны не были, но ему самому были заметны.

      — Однако все мы вынуждены рассуждать об окружающих нас людях, судить о них, разбираться в них, наконец — это необходимо и в личной жизни (чтобы не наломать в ней дров, не сделать себя и близких своих несчастными), и на работе (чтобы, например, не доверить дело человеку, которому нельзя его доверять). Нам приходится говорить о чьих-то качествах вслух, обсуждать их — опять же, и на работе, и дома, от этого никуда не денешься. Где грань между необходимым и адекватным обсуждением — и осуждением человека?

      — Святитель Василий Великий сформулировал замечательный принцип, определяющий, когда мы имеем право сказать о человеке что-то негативное и не впасть при этом в грех осуждения. Это возможно в трех случаях: во-первых, когда мы видим необходимость сказать ближнему нашему о его недостатке или грехе для его же блага, для того, чтобы ему помочь. Во-вторых, когда нужно сказать о его немощах кому-то, кто может его исправить. И в-третьих, когда нужно предупредить о его недостатках того, кто может от них пострадать. Когда мы говорим о приеме на работу, о назначении на должность или же о вступлении в брак — это подпадает под третий пункт данного «правила». Решая эти вопросы, мы думаем не только о себе, но и о деле и о других людях, о том, какой вред может им причинить наша ошибка в человеке. Но что касается работы — здесь особенно важно быть максимально объективным, беспристрастным, чтобы к нашей оценке человека не примешивались наши личные, эгоистические мотивы. Насколько мы можем здесь быть справедливыми? Насколько вообще может быть справедливым человек? Как говорил авва Дорофей, кривое прав`ило и прямое кривит. Всегда есть возможность ошибки. Но даже если мы максимально объективны и справедливы, даже если наше суждение о человеке совершенно правильно — у нас все равно остается масса возможностей согрешить. Например, мы можем говорить о человеке справедливо, но со страстью, с гневом. Мы можем быть совершенно правы, но в какой-то критической ситуации оказаться абсолютно немилосердными к виноватому человеку, и это тоже будет грехом. Практически не бывает так, чтобы мы высказали о человеке свое мнение — пусть непредвзятое, справедливое, объективное — и у нас не было бы нужды вернуться к этим нашим словам, когда мы придем в храм на исповедь.

      Не могу не сказать еще раз об отце Кирилле. Когда ему задавали вопросы о конкретных людях (например, о сложных ситуациях, связанных с другими людьми) — он никогда не отвечал сразу, между вопросом и ответом всегда была дистанция. Отец Кирилл не просто обдумывал ответ, он молился, чтоб ответ был правильным, он давал себе время, чтоб утишились его собственные чувства, чтобы отвечать не из собственного душевного движения исходя, а именно по Божией воле. Есть пословица: «Слово — серебро, а молчание — золото». Но отец Кирилл на таких весах взвешивал свои слова о людях, что они исходили из молчания и оставались золотом. Вот если любой из нас попытается говорить о других исключительно так, с такой мерой ответственности — тогда его слово будет очищено от человеческих страстей, и он, может быть, не согрешит осуждением, немилосердием, гневом, тем, чем обычно мы в таких случаях согрешаем.

      — А бывает ли праведный гнев?

      — Пример праведного гнева дает нам Третья книга Царств, это гнев святого пророка Божия Илии. Однако мы видим: Господь — хотя Он и затворил по молитвам пророка небо и не было дождя — хотел иного: хотел, чтобы Его пророк научился любви. Милосердие и любовь Богу угоднее, чем праведный гнев. Преподобный Исаак Сирин пишет: «Никогда не называй Бога справедливым, Он не справедлив, Он милостив». И мы, чувствуя подступивший гнев, должны вспоминать об этом. К сожалению, мы периодически встречаем людей — искренне верующих, православных, но убежденных, что Православие должно быть с кулаками. Эти люди ссылаются, как правило, на Иосифа Волоцкого, на его взгляды на борьбу с ересями, которые привели даже к казням еретиков на Руси (слава Богу, что это не вошло в систему, осталось лишь отдельно взятым эпизодом, ибо существовал противовес — точка зрения преподобного Нила Сорского), на святителя Николая, якобы ударившего по щеке еретика Ария (хотя исторически этот эпизод сомнителен), и, наконец, на Иоанна Златоуста, призывавшего заградить ударом уста богохульствующего. Но ведь все эти примеры являют собой исключение, а не правило. И если мы помним согласное учение святых отцов, помним Евангелие, мы знаем, что все, взявшие меч, мечом погибнут (Мф. 26, 52). Если удар по щеке Ария действительно был нанесен, это было, возможно, проявлением ревности со стороны архиепископа Ликийских Мир — но откуда в современном человеке, усиленно призывающем «освятить руку ударом», такая уверенность — будто он обладает добродетелями святителя Николая? Откуда мы взяли, что для святителя Иоанна Златоуста это было нормой, а не исключением — «заграждать уста ударом»? Поэтому не надо нам «освящать руки» и заграждать чужие уста ударами. Не надо никого бить «за православную веру». За православную веру нужно бить только собственный грех. Это очень большой соблазн — направить гнев не на борьбу с самим собой, а на борьбу с другими. Если мы будем не с другими, а с собственным грехом бороться, мы разомкнем цепочку зла, ненависти, страха, не продолжим, а разомкнем. Господи, хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа (Лк. 9, 54–55).

      — Может быть, можно сказать так: на праведный гнев имеет право только святой?

      — Паисий Святогорец говорил: «Чем духовней человек, тем меньше у него прав». Это мы со своей точки зрения можем говорить о каких-то особых правах святого человека по отношению к другим, а сами святые никаких особых прав за собою не числили. Напротив, в житиях мы читаем, как святой, едва произнеся какое-то слово, осуждающее другого человека, тут же падал на колени и каялся в невольном грехе.

      — Если ближний наш обижает нас, причиняет нам боль или какой-то ущерб — нужно ли сказать ему об этом, и если нужно, то как при этом не допустить его осуждения?

      — Я не думаю, что в подобных ситуациях нужно терпеть молча. Потому что бессловесное, безропотное терпение скорбей, приносимых ближними, под силу только людям совершенной жизни. Если ближний причиняет нам боль — почему бы не предложить ему поговорить, разобраться, не спросить его, не считает ли он нас в чем-то неправыми, не обидели ли мы его чем-то сами? Когда оба человека благонамеренны — ситуация разрешится. Но если человек уязвляет нас сознательно и злонамеренно — здесь два пути: попытаться нейтрализовать его или, может быть, потерпеть, если это по силам. Если нет, выйти из-под удара — в этом никакого греха нет. Сам Спаситель заповедовал: Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой (Мф. 10, 23). Нам же для того, чтобы защититься от причиняемого человеком зла, нужно порой просто перестать перед ним открываться. Опустить забрало, дабы оно помешало ему нанести нам тот удар, который принесет зло — не только нашей, но и его душе.

      — С грехом осуждения непосредственно связан грех лжи и клеветы. Меня поразило то, что авва Дорофей и другие духовные писатели использовали слово «ложь» в несколько ином значении, не в том, к которому привыкли мы. Для нас ложь — это предпринимаемый с какой-либо (когда-то даже и благой) целью сознательный обман. Для них — то, что мы очень редко за собою замечаем: безответственное произнесение, говорение неких слов, то ли соответствующих истине, то ли нет; произнося это в обычном потоке нашего празднословия, мы даже не задумываемся о том, соответствуют ли наши слова о других людях реальности. Злословие, сплетничанье, «перемывание косточек» — все из этой оперы. Как от этого отстать?

      — Это вопрос о внимательности нашей жизни, о том, как мы внимаем себе. У внимательного человека пропадает склонность к легкомысленным, скоропалительным суждениям. Если человек живет не задумываясь, он переходит от одного смятения к другому. А смятение преподобный Исаак Сирин назвал колесницей диавола: на смятении, как на колеснице, враг въезжает в наши души и переворачивает в них все вверх дном. И перевернутый человек судит других по первому своему побуждению, не давая себе труда поразмыслить о справедливости своих суждений.

      Мы часто начинаем судить других от собственной немощи — одолевает нас усталость от обид, от ударов, от боли, и мы срываемся и начинаем эти свои раны с кем-то обсуждать. Перетерпи какое-то время, не рассказывай никому о своей обиде — и, может быть, умрет в тебе осуждение. И наступит ослаба, отдохновение для души. Но мы не находим в себе сил потерпеть, и здесь срабатывает еще один духовный закон, о котором говорят святые отцы: осуждая, ты лишаешься помощи Божией, благодатного покрова. И практически всегда сам совершаешь тот грех, за который осуждал другого человека. Страх лишиться Божией помощи — это еще один наш помощник в преодолении греха осуждения. Замечательный старец Ефрем Катунакский служил Божественную литургию в течение всей своей жизни каждый день и каждый раз переживал ее как неповторимое радостное событие для себя и всего мира. Но как-то раз не почувствовал божественной радости — отчего же? «Приходил ко мне брат один, мы с ним обсудили поступки архиереев и кого-то осудили» — так он это объяснил. Он стал молиться, почувствовал, что Господь его прощает, и сказал себе: «Хочешь снова потерять Литургию — осуждай».

      — Вы сказали уже об обилии поводов для осуждения. Как избежать сердечного гнева, наблюдая то, что происходит с нашим обществом, со страной, зная о колоссальной коррупции, наблюдая деморализацию общества, намеренное, в коммерческих целях, развращение молодежи? Это гражданская боль, гражданский протест, но ведь это и гнев тоже — мы им согрешаем?

      — Чувство, о котором вы говорите, очень близко и понятно мне. И я ищу для себя ответ на этот вопрос. Причина нравственного состояния нашего общества — она ведь и в нас самих тоже. Но если бы мы принимали неправедную жизнь как нормальную, если бы нам сейчас было хорошо — у нас вообще не было бы никакого оправдания. Мы привыкли разделять историю нашей страны на две части: до катастрофы 1917 года (это как бы хорошая жизнь) и после — это наша жизнь, плохая. Но давайте зададим себе вопрос: а что, до революции религиозная жизнь народа — всего, сверху донизу — была идеальной? Народ сам отходил от живой веры, его никто не оттаскивал за руку. Значит, народ сам сделал выбор и получил то, что выбирал. И пример израильского народа говорит нам об этом: когда евреи предавали Бога Единого, они терпели бедствия, притеснения, оказывались в рабстве; когда они отвергли Сына Его, они рассеялись по миру. Представьте себе, если бы у нас была сейчас идеальная власть, она продуманно заботилась бы о народе, настало бы процветание… Мы стали бы от этого чище, праведнее, ближе к Богу? Нет. Но, если бы мы оказались настолько далеки от Бога в условиях хотя бы относительного благополучия — суд Его был бы суровее к нам. Господь, может быть, посылает нам все это, всю нашу жизнь для того, чтобы мы поняли наконец, что не надо надеяться «на князи, на сыны человеческия» — надеяться надо только на Него. Чтобы мы от этой мысли к Нему обратились и изменились к лучшему. Осуждает тот, кто считает, что достоин лучшей жизни, лучшего народа, лучшей власти, кто думает: со мной-то все в порядке, а вот они… Но на самом деле начинать надо с себя. Потому что ничего в этом мире не исправишь, пока не исправишь себя самого.

      Журнал «Православие и современность», №23 (39), 2012 г.

      Источник: https://pravoslavie.ru/57738.html

Рубрики: Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *