Православный взгляд на нравственность

Нравственность является религиозным понятием, установленным Богом, поэтому ее следует понимать именно так в и таком объеме, как Он установил.

Нравственные обязанности можно разделить на две части:

  • q отношение человека к Богу;
  • q отношение к людям.

Эта истина известна еще с момента получения Закона на Синае, когда Моисею были вручены две скрижали, она же подтверждена Иисусом Христом:

q “Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего своего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки”…(Мф. XXII гл. 37-40)

Но очень часто приходится сталкиваться с игнорированием и замалчиванием важнейшей части нравственности — Богопочитания.

Постоянно приходится слышать, что люди добры, отзывчивы, помогают ближним и на этом основании делаются выводы о том, что с точки зрения нравственности православные и представители других направлений в христианстве и даже язычества находятся в одинаковом положении.

В таких выводах совершенно игнорируется первая часть нравственности — Богопочитание.

Человек не может быть признан соблюдающим нравственный закон, если постоянно нарушает ряд требований этого закона

Нравственность не может быть односторонней — необходимо соблюдать все.

Богопочитание заключает в себе:

  • q веру в истинного Бога, причем веру правильную;
  • q любовь к истинному Богу;
  • q послушание истинному Богу;
  • q служение и молитва только истинному Богу.

Все положения о Богопочитании должны соблюдаться вместе, если хоть одно из них не соблюдается, человек нарушает заповедь о почитании Бога и, следовательно, не является нравственным с точки зрения Воли Божией и православия.

О любви к Богу, послушании Ему и необходимости веры говорилось выше.

Правильное почитание Бога — неотъемлемая часть истинной нравственности.

Неправильное почитание Бога, а также атеизм есть нарушение нравственного закона.

Любовь в ближнему, добрые дела есть не только вне православия, но и вне христианства (в язычестве) и это очень хорошо: такие люди недалеки от спасения, им нужно только научиться истинному Богопочитанию, и они спасутся.

Следует приветствовать все частичные проявления нравственности, но при этом направлять человека к ее полноте в истинном почитании Бога, так как спасение возможно только при соблюдении всего нравственного закона. Не нужно стесняться похвалить неправославного человека за то, что он делает хорошего. Но при этом следует очень вежливо и тактично указать на то, чего не хватает, чтобы стать полностью нравственным и обрести спасение.

Источник: https://studwood.ru/598715/religiovedenie/pravoslavnyy_vzglyad_nravstvennost

Религия и нравственность

Из книги Ивана Андреева «Православная апологетика», изданной в серии «Духовное наследие русского зарубежья», выпущенной Сретенским монастырем в 2006 г.

Для более глубокого понимания сущности религии следует разъяснить отношение ее к другим сторонам духовной жизни человека. Наиболее важно уяснить отношение религии к нравственности, к науке и к искусству.

Первое и самое главное отношение между религией и нравственностью есть отношение их неотъемлемого взаимодействия.

Религия и нравственность тесно связаны между собой. Религия невозможна без нравственности, а нравственность невозможна без религии. Вера без дел мертва. Такой верой веруют только бесы (веруют и трепещут). Истинная же вера (живая, а не мертвая) не может быть без добрых дел. Как благоухающий по природе цветок не может не благоухать, так и истинная вера не может не свидетельствоваться доброй нравственностью. В свою очередь и нравственность без религиозной основы и без религиозного света не может существовать и непременно завянет, подобно растению, лишенному корня, влаги и солнца. Религия без нравственности подобна бесплодной смоковнице; нравственность же без религии – подобна срубленной смоковнице.

Тесная и неразрывная взаимосвязь религии и нравственности вовсе, однако, не означает их тождества. Для того чтобы это было понятно, необходимо, кроме взаимной связи, показать и их различие.

Многие даже выдающиеся философы не понимали этого различия. Так, например, И. Кант утверждал: «Религия, по материи или по объекту, ничем не отличается от морали, т. к. общий предмет той и другой составляют нравственные обязанности; отличие религии от морали только формальное» («Спор факультетов», 1798).

Это формальное отличие состоит, по Канту, в том, что религия побуждает нас смотреть на наши нравственные обязанности не просто как на требование нравственного долга, но как на Божественные заповеди.

Воззрения, по которым самое существенное в религии относится к морали, а все остальное только к форме, высказывались давно. Таково, по существу, учение Будды и Конфуция. В древнегреческой философии стоики считали мораль выше религии. Отождествлял религию с моралью и Л.Толстой.

Для того чтобы понять различие между религиозным и нравственным чувством, следует обратить внимание на психологию этих переживаний и на различие объектов их. Нравственное чувство характеризуется стремлением к нравственно-доброму; религиозное же чувство – к бесконечному, совершенному во всех отношениях, к абсолютному. Цель первого – удовлетворение требования нравственного долга и стремление к нравственному совершенству, цель второго – единение с Богом.

Христианство категорически утверждает, что без помощи Божией невозможно ничего делать и даже просто жить.

«Без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15, 5).

«Всякое растение, которое не Отец Мой Небесный насадил, искоренится» (Мф. 15, 13).

«Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14, 6).

Таким образом, между религией и нравственностью существует такое же отношение, какое существует между жизнью и деятельностью. Никакая деятельность невозможна без жизни. Религия дает жизнь. И только при условии этой жизни возможна нравственная деятельность.

Только в Боге может быть жизнь. Без Бога жизнь становится умиранием.

Идеал христианской нравственности – религиозный: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48).

Источник: https://pravoslavie.ru/put/060707151518.htm

Гуманистический идеал эпохи Возрождения – человек образованный и просвещённый, воспитанный на принципах высокой нравственности, физически развитый и душевно стойкий.

Гуманисты считали, что обучение должно быть основано на наглядности и обеспечивать сознательное усвоение знаний учащимися. Они осуждала характерную для средневековья палочную дисциплину, призывали бережно и внимательно подходить к ребенку, уважать его как личность. Педагогика эпохи Возрождения придавала большое значение стимулированию живого интереса учащихся к знаниям, вооружению их практическими умениями и навыками, стремилась создать такую атмосферу учения, которая бы превращала его в радостный и интересный процесс для детей. В этих целях стали широко использоваться экскурсии, наглядность всех видов, игры, уроки на природе. Господствующим становится направление занятий, побуждающее школьников учиться с увлечением.

Протестуя против феодальной системы воспитания, против догматизма и подавления умственных сил ребенка, педагоги-гуманисты выдвигали, безусловно, передовые для своего времени педагогические требования. Но гуманизм был идеологией сравнительно узкого образованного круга лиц и имел социально ограниченный характер. Провозглашенный гуманистами “культ человека распространялся только на представителей социальной верхушки общества и не имел в виду трудящиеся массы, которые жестоко эксплуатировались феодалами и нарождавшейся буржуазией. Гуманистическая педагогика, как и все культурное движение гуманизма эпохи Возрождения, не была связана с борьбой за интересы широких народных масс. Гуманисты не выступали против эксплуатации крестьян, не защищали их права на образование, мало заботились о просвещении народа, считали их главным занятием физический труд.

Влияние гуманистической педагогики получило распространение только в школах, где учились дети знатных и состоятельных родителей.


В то же время продолжали развиваться городские школы, где проходили первоначальное обучение дети ремесленников и торговцев. Появились школы для девочек (как правило, частные). В большинстве городских школ обучение осуществлялось на родном языке учащихся. Наряду с начальными школами в XVI веке существовали повышенные (латинские) школы и средние школы (коллегиумы, гимназии) с 8—10-летним обучением (для детей состоятельных родителей). В различных странах педагогическая мысль в эпоху Возрождения развивалась по-разному, отражая специфические особенности развития данной страны.

Основным признаком культуры Возрождения был разрыв со средневековым феодально-церковным мировоззрением. Система светских наук стала называться humanitas, т. е. то, что нужно человеку. Воз­никает повышенный интерес к античной культуре, стремление к знаниям охватывает уже значительные круги общества. Идея гармонического развития личности ребенка, провозглашенная еще античной педагогикой, снова определяет направление педагогической мысли. Это находит свое выражение в процессе гуманизации образования, в решительном отказе от присущей средневековой школе суровой палочной дисциплины, жесткого режима, подавляющего живую натуру ребенка, игнорировавшего его интересы и запросы.

Предыдущие века знали лишь ограниченный круг семи наук – «семь свободных искусств». В эпоху Возрождения из грамматики как зародыши самостоятельных наук начинают оформляться литература и история; прежняя геометрия делится на геометрию и географию; прежняя астрономия – на астрономию и механику. В связи с увлечением античной культурой начинает усиленно изучаться полузабытый в предыдущие века греческий язык, а латинский очищается от тех наслоений и искажений, какие имелись в предшествующие столетия. Создание крупных национальных монархий усиливает значение родных языков каждого крупного государства. Школа в значительной степени эмансипируется от церкви; дельный вес религии в школьном обучении снижается, хотя полностью религия из школы не исчезает; усиливаются элементы светского образования, в особенности математики. Расширяйся сеть зародившихся в конце раннего Средневековья городских школ, где получают первоначальное обучение дети купцов и ремесленников. Появляются школы для девочек. Первоначальное учение все чаще ведется на родном языке учащихся. Наряду с начальными школами в XVI в. начинают появляться повышенные латинские школы и средние школы с 8 – 10-летним обучением иезуитские коллегиумы, гимназии), возрастает количество университетов в разных странах.

Педагогика раннего Средневековья была всецело авторитарной. И в противовес ей эпоха Возрождения выдвинула требование развития активности, самодеятельности и творчества ребенка. Эстетическое воспитание в раннем Средневековье почти заглохло. Эпоха Возрождения, когда искусство, в особенности живопись, так сильно расцвело, естественно выдвинула требование усиления эстетического воспитания.

Указанные выше новые подходы к обучению и воспитанию обосновали в работах целый ряд педагогов-гуманистов, писателей: Витторино да Фельтре, Ф. Рабле, М. Монтень, Э. Роттердамский, X. Л. Вивес, Т. Мор, Т. Кампанелла и др.

Свое практическое воплощение идеи гуманистического обучения и всестороннего воспитания нашли в созданной в Италии в 20-х гг. XV в. знаменитой школе Витторино да Фельтре (1378 – 1446), которую он основал в 1420 г. и которая впоследствии в научной историко-педагогической литературе получила название «Школа радости». Это был реализованный протест против средневековой схоластической школы. Школа была открыта в прекрасном дворце, на лоне природы. Все здание было специально переоборудовано для нужд школы по указаниям Витторино. В отличие от средневековых школ в новой школе было много света и воздуха. Особенно большое внимание уделялось физическому развитию учащихся. Основными предметами обучения были классические языки и классическая литература, воспитанники занимались математикой, астрономией, совершали экскурсии в природу. Большое значение придавалось играм, развитию физических и духовных сил человека.

В ней обучались как мальчики, так и девочки, что было принципиально новым для того времени. Школьная программа преследовала цель заложить фундамент общей культуры. Несмотря на то, что основу школьной программы составляло изучение классических языков и литературы, в нее были включены все «семь свободных искусств». Наряду с развитием интеллектуальных способностей, эстетическим воспитанием, предусматривающим даже оформление интерьера учебного помещения, отводилось много времени и физическому развитию: длительным прогулкам, спортивным играм, выработке грациозности, верховой езде. Успех деятель­ности «Школы радости» объяснялся не только личным достоинством и высочайшей эрудированностью Витторино да Фельтре, но, главным образом, реализацией им гуманистических идей. Эта школа явилась прообразом классической гимназии последующих столетий.

Острую критику схоластического средневекового воспитания и разработку идеала гуманистического воспитания с разумным режимом для ребенка, многосторонним образованием, развитием самостоятельного мышления и творчества детей дал в своем романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» французский ученый-гуманист, писатель Франсуа Рабле(1494-1553).

В знаменитом романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» он дал блестящую сатиру на схоластическое средневековое воспитание и противопоставил ему гуманистическое воспитание с продуманным режимом для ребенка, многосторонним образованием, развитием самостоятельного мышления, творчества и активности.

В романе Рабле рассказывает, как король пригласил для воспитания своего сына Гаргантюа ученых-схоластов, которые заставляли его зазубривать все наизусть. Он выучил некоторые схоластических книги так, что мог пересказать их как с начала до конца, так и обратно, в результате чего лишь отупел. Тогда отец его, выгнав учителей-схоластов, пригласил учителя-гуманиста, который все решительным образом изменил. Гаргантюа стал много времени уделять физическим упражнениям, правильно и последовательно изучал пауки. Гаргантюа начал наблюдать природу, совершая прогулки по полям и лесам, собирал растения и составлял гербарий; астрономия изучалась путем наблюдения над звездами. Учение велось путем бесед, чтения книг, с применением наглядных пособий. Гаргантюа обучался игре на нескольких музыкальных инструментах. Усвоение знаний носило сознательный характер.

Рабле был сторонником идеи наглядности, жизненности обучения. Он советовал связать обучение с окружающей действительностью.

Один из самых прогрессивных мыслителей Франции того времени Мишель Монтень(1553-1592) в сочинении «Опыты» представил концепцию человека нового времени – глубоко образованного и критически мыслящего, основу знаний которого составляет опыт. Критикуя педантизм и формализм схоластического образования, он противопоставил ему развитие самостоятельного мышления, самодеятельности и активности детей. Чтобы человек был способен самостоятельно мыслить, ему нужно помочь научиться наблюдать, сопоставлять, сравнивать, делать выводы, а не внушать готовые истины. Поэтому ценность в формировании человеческой личности представляют лишь те знания, которые получены путем эксперимента. Педагогические идеи Монтеня предвосхитили многое из того, что получило развитие у просветителей XVIII в.

Эразм Роттердамский (1469-1536), нидерландский гуманист, связывал изменение государственного и церковного уклада, достижение счастья, прежде всего, с воспитанием. Одним из первых заговорил о народном образовании, считал труд критерием нравственности. В памфлете «Похвала глупости» он дал критику палочной дисциплины, бессмысленной зубрежки и грубости учителей средневековой школы. Основными задачами нравственного воспитания он признавал воспитание благочестия, чувства долга, развитие у детей интереса к знаниям. Его идеи: индивидуальный подход к учащимся, учёт особенностей характера в обучении, отказ от наказаний.

Испанский философ, психолог и педагог Хуан Луис Вивес(1492-1540) в психологическом трактате «О душе и жизни» подробно разработал вопрос о памяти и ассоциациях, также написал рядметодических сочинений в духе гуманистических идей. Он полагал, что процесс обучения невозможен без проникновения в закономерности процесса познания, а воспитание немыслимо без понимания и учета психофизических особенностей роста ребенка. Ему первому принадлежит обоснование принципа природосообразности, в дальнейшем подробно разработанного Я.А. Коменским. Будучи воспитателем дочери английского короля, он вписал сочинение о воспитании девушек. Английский мыслитель Томас Мор (1478-1535) в своем утопическом проекте, рисуя идеальный строй на фантастическом острове, обосновал новые принципы воспитания: равный характер общественного воспитания, широкое общее образование, преподавание на родном языке, гражданское воспитание, связь обучения с трудом, самообразование. Его идея об обязательном участии всех граждан в производительном труде и о соединении его со всеобщим образованием нашла в XIX в. продолжение в некоторых концепциях трудового воспитания.

Итальянский гуманист Томмазо Кампанелла (1568-1639) бунтарь и еретик, 27 лет жизни проведший в тюрьме. В своем знаменитом трактате «Город солнца» нарисовал образец общества экономического и политического равенства. Здесь заботятся об улучшении «породы людей», поощряя занятия наукой, искусством, изучение истории, традиций и обычаев. Горожане свободны от таких пороков, как лень, хвастовство, хитрость, плутовство и воровство. Благодаря правильному воспитанию жители отличаются отменным здоровьем и внешней привлекательностью. Во главе государства стоит самый образованный, просвещенный гражданин.

Кампанелла подробно рассмотрел вопросы трудового воспитания детей, подростков, юношей, точно обозначил содержание труда на каждой возрастной ступени, высказал мысль о соединении труда с обучением, а обучения – с играми и гимнастическими упражнениями. Склонности и спо­собности детей, полагал он, принимаются во внимание при дальнейшем включении их в общественное производство.

К эпохе Возрождения относится возникновение нового типа общего среднего образования – классического, основу которого составляло изучение латинского и греческого языков, античной литературы. Основным учебным заведением, в котором молодежь получала такое образование, стала гимназия (первая была открыта в Страсбурге в 1538 году И. Штурмом). Серьезные изменения в содержании классического образования произошли уже к концу XV в. Они выразились в том, что доминирующее значение стало придаваться формальной стороне латинского языка, изящному стилю. Это направление в постановке образования получило название цицеронианство (увлечение изучением языка и стиля знаменитого римского оратора и писателя Цицерона). Данное направление в системе классического образования сохранило свой приоритет фактически вплоть до XVIII в., хотя и подвергалось острой критике со стороны таких видных мыслителей и просветителей, как Ф. Меланхтон, Э. Роттердамский.

Источник: https://zdamsam.ru/b1100.html

Рубрики: Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *