Как стало известно «НИ», патриарх Кирилл запретил общаться с прессой преподавателю Санкт-Петербургской духовной академии протоиерею Георгию Митрофанову, призывавшему Церковь ратовать за освобождение участниц Pussy Riot. Сам протоиерей от комментариев отказывается, в пресс-службе патриарха утверждают, что официального запрета не было, а священнослужители признают, что со многими высказываниями Георгия Митрофанова в церковной среде не согласны.

Запрет патриарха Кирилла на общение с прессой в отношении профессора Петербургской православной духовной академии настоятеля храма апостолов Петра и Павла протоиерея Георгия Митрофанова длится с ноября. В беседе с «НИ» протоиерей Митрофанов существование запрета признал, однако от дальнейших комментариев отказался. В пресс-службе патриарха Кирилла «НИ» сообщили, что официального запрета протоиерею Митрофанову не было, и предположили, что «такая рекомендация последовала от патриарха в частной беседе». Существование запрета «НИ» подтвердил профессор Московской духовной академии протодиакон Андрей Кураев, отказавшийся от дальнейших комментариев со ссылкой на «неэтичность».

От редакции. Напомним, что в ночном эфире «Вести +» (00:55 8 июля 2009 г.) была дана отповедь нынешним хулителям России в лице … представителей Русской Православной Церкви. Ведущий процитировал последние публичные заявления, с которыми выступили игумен Петр (Мещеринов), настоятель подворья Данилова монастыря, сотрудник Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при Даниловом монастыре, цензор Московского Данилова монастыря, и преподаватель питерской Духовной академии и член Синодальной комиссии по канонизации прот. Георгий Митрофанов: http://expertmus.livejournal.com/34282.html

Казалось бы, что после публичной порки, которой были подвергнуты (см. видео: http://www.youtube.com/user/expertmus#p/a/f/0/5938Ts1BmEw) прот. Георгий Митрофанов и иг. Петр (Мещеринов) за их апологию коллаборационизма, всем очернителям прошлого нашей многострадальной Родины было вынесено грозное предупреждение. Однако на поверку оказалось, что у «власовцев» нашлись высокие покровителя среди нынешнего священноначалия, о чем с удовольствие поведал о. Георгий Митрофанов, комментируя в эфире питерской программы «Уроки истории» интервью, которое 15 июня 2009 г. дал новый председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата архиеп. Иларион (Алфеев) журналу «Эксперт».

Что характерно, ведущий программы «Уроки истории» прот. Александр Степанов подчеркнул «тот факт, что именно такой высокопоставленный церковный иерарх, каким сейчас является архиеп. Иларион, говорит на эти темы, это чрезвычайно важно, потому что этим задается некоторый духовный, нравственный камертон». Какой же «камертон» задает в Церкви новый глава ОВЦС? Чтобы ответить на данный вопрос, нужно напомнить некоторые эпизоды его церковной карьеры.

Так, прот. Г. Митрофанов торжествующе сообщил радиослушателям, что архиеп. Иларион является кавалером государственной награды Литвы — медали «За мужество и самопожертвование» в память 13 января, которую он получил в 1992 г. за то, что в свое время поддержал движение «Саюдис». По его словам, «для него высоконравственная позиция отца Илариона тогда является свидетельством того, какую позицию должна была бы последовательно и четко проводить Русская Православная Церковь», чтобы «наши отношения с нашими ближайшими соседями, в том числе и с другими прибалтийскими государствами, были бы иными». Однако аудиторию это задело за живое, и в комментариях прозвучало, что «оценка роли «Саюдиса» и участия монаха в политических акциях откровенно настораживает. Все, кто мало-мальски связан с русскоязычной Литвой, знают, что «Саюдис» — отнюдь не просто антикоммунистическая партия. Движима она была оголтелым антирусским националистическим духом, а ее интерпретация исторической роли Литвы сродни современному украинскому мифотворчеству»: http://expertmus.livejournal.com/42906.html

Между тем, мягкая «опала» о. Георгия Митрофанова может быть связана отнюдь не с его поддержкой участниц Pussy Riot, а с критикой … культа Петра и Февронии, активно насаждаемого Светланой Медведевой! На конференции «Таинство Брака — Таинство Единения», состоявшейся 2 января 2008 г. в церковном доме при Федоровском соборе Санкт-Петербурга, прот. Георгий Митрофанов выступил со скандальным докладом «Правда и мифы о семейной жизни в дореволюционной России», который вызвал бурю возмущения среди прихожан РПЦ. Особенно резко о. Георгий Митрофанов ответил на вопрос аудитории о святых Петре и Февронии как примере идеальной супружеской пары в русской агиографии: «Нам неизвестно доподлинно, существовали ли эти люди вообще»?! Любопытно, что некоторые православные сайты, поначалу разместившие текст доклада о. Георгия Митрофанова (http://aquaviva.ru/news/date/2008-01-09/id/383/; http://www.pravkniga.ru/404.html), поспешили его снести, как только стала разрастаться волна народного недовольства…

Как известно, 26 декабря 2012 г. Синод РПЦ под председательством патриарха Кирилла на своём заседании в Патриаршей и Синодальной резиденции в Даниловом монастыре Москвы пошел навстречу настойчивым просьбам «второй половины» второй половины тандема Светланы Медведевой, часто сетовавшей, что основной день памяти этих муромских святых 8 июля приходится на Петров пост, когда венчание не может совершаться: http://rublev-museum.livejournal.com/382594.html

На епархиальных собраниях патриарх несколько раз говорил, что некоторые священнослужители не умеют грамотно общаться с журналистами, рассказал «НИ» настоятель храма святого Василия Великого в деревне Зайцево Московской области протоиерей Владимир Вигилянский. По его словам, «если не умеешь правильно защищать интересы Церкви, лучше отказаться от интервью», так как «иначе тебя неправильно поймут, и ты запутаешь читателей или зрителей, давая какие-то комментарии по наивности, недомыслию или незнанию, которые могут ввести в соблазн верующих людей».

Протоиерей Вигилянский настаивает, что «никаких общих запретов на интервью у церкви нет, имеются лишь частные случаи». По его словам, известны случаи, когда священнослужители вели блоги, в которых «слишком откровенно и некорректно рассказывали о внутрицерковных делах», после чего «им рекомендовали закрыть блоги», и они «исполняли послушание и переставали выступать со своими заявлениями». Г-н Вигилянский также заявил, что с высказываниями Георгия Митрофанова «не всегда согласен» и что «он действительно иногда слишком откровенно рассказывает о тех событиях, которые происходят внутри Церкви», тогда как «есть какие-то внутренние проблемы, которые не следует выносить на суд широкой общественности».

Владимир Захаров,

«НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ», 22 января 2013 г.

Tags: Русская Православная Церковь, расследование

Источник: https://rublev-museum.livejournal.com/387831.html

Протоиерей Георгий Митрофанов: Иллюзия возрождения России

Я в какой-то момент решил, что на моих глазах происходит историческое чудо – возрождение России. В этой иллюзии я пребывал значительную часть 1990-х годов. А теперь и как историк, и как священник я констатирую, что не только Россия историческая, но и во многом церковная жизнь не возрождаются. Мы сейчас восстанавливаем часто церковную жизнь такую, какой она не должна быть. Она вновь рухнет, и падение будет ещё более страшным.

Более того, я часто задумываюсь над тем, что не стала ли наша канонизация новомучеников способом забвения ИХ сути, потому что, если всерьёз о них размышлять как о святых, которые к чему-то обязывают, то уже не будешь жить той спокойной, духовно сытой жизнью, к которой многие стремятся сегодня даже в Церкви.

Пройдена за эти 20 лет точка невозврата. И сейчас мы убедились в тех колоссальных демографических потерях, которые понесла наша страна за советский период, когда длительное время происходило не просто уничтожение большого количества русских людей, а ЛУЧШИХ русских людей, которые, как правило, являются носителями исторической памяти. Я имею в виду то, что называется элитой: от дворян до крестьян, от интеллигентов до рабочих. Этот слой элиты во всех сословиях истреблялся. И истреблялся не какими-то инопланетянами, а другими худшими русскими людьми. У этих лучших дети не рождались, а у этих худших дети рождались и воспитывались в ИХ представлениях об истории, о стране и так далее.

Наше общество обладает ментальностью страны третьего мира. А что такое страна третьего мира? Это страна, у которой либо не было истории, либо была такая история, от которой современное общество отчуждено. Например, как отчуждён современный арабский Египет от Древнего Египта, показывая пирамиды и зарабатывая на этом деньги. Но древняя история не имеет никакого отношения к жизни современных арабов в Египте. У нас произошло нечто подобное, поэтому мы сейчас должны говорить, на мой взгляд, не о «постсоветской России», а о ПОСТРОССИЙСКОЙ РОССИИ. Рождается новая страна, которая отчуждена от своего исторического прошлого, потому что эти 70 лет по существу оказались куда более продолжительным периодом (не с точки зрения хронологии, а с точки зрения глубины перерождения нашего общественного сознания), чем могли бы быть обычные 70 лет.

Мы живём в эпоху имитаций. Очень много имитаций в нашей стране происходит на разных уровнях: в политической жизни, в научной, культурной.

Сейчас наблюдая из года в год приходящих новых семинаристов, я вижу, насколько для подавляющего большинства современной молодёжи не интересна наша история. Они не осознают себя связанными с нашим историческим прошлым. Оно для них неактуально и неинтересно. Они хотят адаптироваться в современном настоящем. Им всё равно, как называются улицы, на которых будет находиться их храм. Я должен сказать больше: многим из них безразлично, как будет называться их храм. Лишь бы он давал им возможность реализовать себя.

Почему сейчас так фальшиво звучит Шмелёв? Потому что только в эмиграции можно было так писать о русской жизни. Он писал о той жизни, которую никогда не ценил сам, которой никогда не было и, апеллируя к которой, он, в общем-то, занимался анестезией эмигрантских комплексов. Вот что так раздражало Бунина, который был с ним близок и чувствовал, как более здравомыслящий человек, неправду этого. В данном случае Шмелев всего лишь занимался мифотворчеством, для христианина, всегда неполезным .

Когда ты это осознаешь, то задаешься вопросом: ЧТО надо делать экстренного для того, чтобы даже в церковной жизни, где многие исторические традиции уже невосстановимы, продлить присутствие жизни? Я не знаю. Может быть, это не очень эффектная позиция для человека на шестом десятке лет, являющегося священником, который должен всегда знать, как надо, благословляя всех и вся на всё и вся. Тем не менее, я не могу не сказать, что ЗДЕСЬ я не знаю, что можно предложить . Как расшевелить наше общество и светское, и церковное для того, чтобы проступило биение подлинной жизни. Поэтому мне кажется, что мы потеряли историческую Россию.

У меня есть глубокое убеждение, что мы должны критически взглянуть на своих отцов, как это сделал, например, сын Мартина Бормана, католический священник. Он молится о нём, но при этом даёт определенную нравственную оценку ему и считает своим долгом искупить вину того поколения и собственно самого отца перед миром, перед Германией и так далее. У нас же этого чувства нет: мы должны ВСЕГДА гордиться своим прошлым, своими предками. Но как же я могу гордиться и любить страну, в которой преследовали христиан? Убивали СТОЛЬКО ХОРОШИХ ЛЮДЕЙ!

Мы страна нераскаянных каинов. Я не раз об этом говорил, навлекая на себя обвинения в непатриотизме и русофобстве. Сейчас на наших глазах рождается страна, в которой переплетены элементы Советского Союза, в меньшей степени дореволюционной России, и, в большей степени, какой-нибудь банановой республики (страны третьего мира). Я не знаю, как мне жить в этой стране . Я только знаю, что у меня есть Церковь.

Не дорожим собственной историей. Отсюда у нас сейчас и православие такое, которое очень легко сочетается с элементами богоборчества в окружающей действительности. Потому что наряду с апокрифами о «тайном христианине Сталине», «тайном христиане Жукове» существуют и убеждения в том, что Церковь должна, прежде всего, служить Родине, какой бы эта Родина не была. Более кощунственной формулировки для христианина придумать Н-Е-В-О-З-М-О-Ж-Н-О!

Нужен наш Нюрнберг . Но у большинства общества нет в этом потребности. Поэтому на суде, который был по делу КПСС в 1991-92 годах, была сказана полуправда. А мы в полуправде себя чувствуем особенно хорошо.

… я бы обратил внимание не на фразу, что «Кто против коммунизма – тот против Христа» (хотя история показывает, что коммунисты всегда выступали против христианства, где бы они не оказывались у власти), но на вторую цитату «Антисоветское — значит антирусское». Из этого следует, что русское и советское – это нечто единое. Если это так – я не хочу быть русским человеком…

Я желаю всем нашим современникам жить для себя во Христе. Помнить, что без Христа не будет ни их личной достойной жизни, ни жизни страны. Ты попытайся сначала для себя определиться по отношению Богу. Попытайся в рамках семьи в кругу близких создать уголок жизни, который чем-то будет напоминать русскую жизнь. Вот тогда может быть, что-то у тебя и получится. Тогда это и будет русская и христианская страна одновременно. Русская – в подлинном смысле этого слова.

26 мая, 2018
Протоиерей Георгий Митрофанов

Хочется помочь растерянному священнику осознать,
в чем его миссия

Комментарий М.В. Назарова

Признаться, не уверен, что прот. Георгий написал эту статью именно для данного сайта РОНС ‒ его редакторы, несмотря на напоминания, упорно не придерживаются элементарных издательских правил: не указывают первоисточники заимствуемых публикаций и даже нередко правят по своему усмотрению (не отмечая этого) копируемые чужие тексты как свою собственность (в том числе заимствуемые с «Русской идеи»). Поэтому у меня нет уверенности, что и в данную статью не внесены искажения, за которые автор ответственности не несет. Однако считаю нужным этот текст прокомментировать, поскольку он с сайта РОНС в таком виде разошелся по другим патриотическим ресурсам, в том числе на сайты «всепропальщиков» и «истинных антикоммунистов-белосовков» для подкрепления Морального Кодекса Белосовкизма: мол, «России больше нет», «пора валить из Рашки», «русский народ инициирует приход антихриста», «хоть с чертом, но против чекистского режима Путина»… (Хотя, разумеется, ничего подобного автор статьи не имел в виду.)

Прежде всего признаю, что статья о. Георгия в основном правильная в оценках и советского периода и современного облика РФ. Тем не менее, с моей точки зрения, в ней что-то «не то». Позволю себе допустить, что в этом сказывается общий идеологический недостаток ее автора. Однако не тот, за который его клеймят православно-патриархийные патриоты ‒ за честное отношение к преступному богоборческому советскому режиму и за оправдание вооруженной антикоммунистической борьбы против него (синод РПЦЗ-МП в одном из своих заявлений даже счел нужным защитить попытку о. Георгия разобраться в целях Власовской РОА). Это несомненные достоинства его публикаций, но этого еще недостаточно для духовного анализа поставленной проблемы.

Именно в понимании «исторического прошлого» (от которого население РФ «отчуждено», как верно пишет о. Георгий) взгляды уважаемого автора мне кажутся неглубокими. Несколько лет назад в журнале «Посев» (переродившемся в Москве в одно из заурядных демократических СМИ) была статья о. Георгия, касавшаяся Февральской революции, сильно меня разочаровавшая недостаточным историософским пониманием сущности той революции. После чего я перестал читать его публикации (хотя допускаю, что в них содержится немало полезного).

«Википедия» сообщает, что митрофорный протоиерей Георгий был удостоен от своего первоиерарха Кирилла степени доктора богословия за диссертацию «Духовно-исторический феномен коммунизма как предмет критического исследования в русской религиозно-философской мысли первой половины XX века». У меня, простого мiрянина, никаких ученых степеней нет, тем не менее я знаю, что даже православные доктора-богословы бывают весьма разные по своему мiровоззрению. В русском богословии в ХХ веке наметились основные два направления: либеральные демократы (например, авторы «парижской» школы, а затем «американской»: последователи дореволюционных религиозных исканий «правды о земле») ‒ и национально-консервативные фундаменталисты (главные авторы РПЦЗ, утверждавшие «правду о Небе»). (Сергианское благословение богоборческой власти я к богословию отнести не могу.) Мiровоззренческие различия и дискуссии между ними у меня рассмотрены в главах книги «Миссия русской эмиграции», особенно во втором томе, и я прихожу к глубоко осознанному убеждению, что «понять Россию», ее значение в человеческой истории, как и суть революции 1917 года и сущность нынешней «построссийской России» (РФ) ‒ невозможно без верного усвоения православной историософии, то есть смысла истории «от Адама до антихриста». Именно для осознания этого нам была попущена революция. (Потому-то «просто антисоветчик» о. Георгий и впал в иллюзию, «что на моих глазах происходит историческое чудо – возрождение России. В этой иллюзии я пребывал значительную часть 1990-х годов», – признает он, хотя антихристианские движущие силы неофевралистской «совместной российско-американской революции» в русле построения Нового мiрового порядка были очевидны.)

Вероятно поэтому и в данной статье, при всей правильной критике советского режима и нынешней «построссийской России», мне видится не просто неудачность некоторых формулировок, а мiровоззренческая неподготовленность уважаемого о. Георгия (да простит он мне, грешному мiрянину, эту дерзость и поправит, если я в чем-то ошибаюсь). В статье я пометил цифровыми сносками некоторые места, на которые считаю уместным возразить.

В частности показательно, что оценка творчества Шмелева о. Георгием полностью противоположна оценке этого писателя И.А. Ильиным в книге «О тьме и просветлении» (Мюнхен. 1959). Если Шмелев для о. Георгия «звучит фальшиво» как «анестезия эмигрантских комплексов», то Ильин видел в его идеализации дореволюционной России ‒ раскрытие ее сокровенного должного образа Святой Руси, который писатель увидел именно вследствие ее утраты, оказавшись в чуждом мiре в эмиграции. При всех недостатках и грехах дореволюционного русского общества, помимо них, в русском народе всегда сохранялся и этот идеал должного, замысел Божий о России. Почему же такое проникновение в «метафизическую тайну» России ‒ «звучит фальшиво»? В этом суждении о. Георгий уподобляется критикам Шмелева из либерального лагеря эмиграции. Да и литературные разномыслия между Шмелевым и далеким от Церкви Буниным не в последнюю очередь заключались именно в том, говоря словами Ильина, что при всем своем огромном таланте «Бунин знает тьму, но не верит в свет; и не показывает путей, ведущих к нему…». Не стану тут приводить цитаты Ильина ‒ если кому-то не захочется читать его упомянутую книгу целиком, то предлагаю найти через поиск имена Шмелева и Бунина в соответствующей главе 22 моей книги «Миссия русской эмиграции».

Мне кажутся странными, тем более для священника, и такие «по-детски» безпомощные суждения о. Георгия: «Но как же я могу гордиться и любить страну, в которой преследовали христиан? Убивали СТОЛЬКО ХОРОШИХ ЛЮДЕЙ!»… «Из этого следует, что русское и советское – это нечто единое. Если это так – я не хочу быть русским человеком»… Но зачем же пассивно капитулировать перед таким безальтернативным отождествлением советского и русского в «нечто единое» и приходить к такому странному выводу: «Если это так – я не хочу быть русским человеком»?! Неужели растерянному священнику не приходит в голову, что поскольку это именно «не так» ‒ русский человек должен разделить добро и зло в своем народе и в своей истории, принести покаяние в своем отступничестве и полюбить Россию и свой народ как жертву мiрового сатанизма именно за «столько хороших людей» ‒ святых Новомучеников, которые спасли честь той самой шмелевской Святой Руси перед Богом, сопротивляясь богоборцам-разрушителям? Архимандрит Контантин (Зайцев) в сборнике «Чудо русской истории» видел в этом «избранничество» России на последнем отрезке человеческой истории; за это избранничество полюбили Россию и такие ставшие русскими иностранцы, как о. Серафим (Роуз) и брат Иосиф (Муньос). Верно, что в МП «наша канонизация новомучеников стала способом забвения ИХ сути», но зачем же и о. Георгию соглашаться с этим забвением сути?

«Нужен наш Нюрнберг» ‒ тоже весьма неудачное выражение. Честный суд над геноцидным режимом марксистской компартии (и ее покровителями из мiровой закулисы) нужен. Однако Нюрнбергский трибунал не может быть образцом для этого. Его вершители-победители, судившие побежденную нацистскую Германию, огульно постарались приписать ей и много преувеличенных злодеяний (в частности, составивших основу для «индустрии Холокоста») и скрыть собственные преступления, как и подлинных инициаторов Второй мiровой войны, ее цель и смысл (см. статью о Нюрнбергском трибунале). Нашему народу не нужен такой новый «Нюрнберг», в котором, при нынешнем отсутствии должной русской исторической науки, с западнической угодливостью нынешнего правящего слоя РФ и его «ментальностью страны третьего мира» (что верно отмечает о. Георгий) преобладали бы тезисы и цели западной советологии в духе Бжезинского и Пайпса: «Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена… Россия побежденная держава» и должна платить по счетам (3. Бжезинский в «Сегодня», 1994, № 157).

Трудно понять и «незнание» священника, к чему он должен воспитывать свою паству, в чем миссия священника в наше апокалипсическое время: «ЧТО надо делать экстренного для того, чтобы даже в церковной жизни, где многие исторические традиции уже невосстановимы, продлить присутствие жизни? Я не знаю. Может быть, это не очень эффектная позиция для человека на шестом десятке лет, являющегося священником, который должен всегда знать, как надо, благословляя всех и вся на всё и вся. Тем не менее, я не могу не сказать, что ЗДЕСЬ я не знаю, что можно предложить… Я не знаю, как мне жить в этой стране…». ‒ К чему это отчаяние, если Священное Писание открывает нам победный конец истории для верных христиан, объединенных в «стан святых и град возлюбленный» (Откр. 20)? И в какой другой, если не в «этой стране», имеется для этого пусть и «малый остаток» православного народа?

Зачем же благословлять так неразборчиво, «всех и вся на всё и вся», без различия должного и недолжного? Впрочем, в самом конце о. Георгий сам же дает должный ответ, хотя только личного уровня каждого верующего: «Ты попытайся сначала для себя определиться по отношению Богу. Попытайся в рамках семьи в кругу близких создать уголок жизни, который чем-то будет напоминать русскую жизнь. Вот тогда может быть, что-то у тебя и получится. Тогда это и будет русская и христианская страна одновременно. Русская – в подлинном смысле этого слова»…

Это верно, только из личного уголка «русская и христианская страна» сама собой не получится. В этом и состоит миссия честных священников, объединяющих свои усилия (независимо от поведения церковных функционеров). Вот их усилиями из таких ячеек жизни и должна, с Божией помощью, сложиться «русская и христианская страна» последних времен: Стан и Град ‒ независимо от его размеров. Честность у о. Георгия имеется. Дай ему Бог и остального, необходимого для этого.

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/250935094

Источник: https://rusidea.org/250935094

Рубрики: Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *