Поединок Пересвета с Челубеем: правда или вымысел?

Самый известный поединок Куликовской битвы, упомянутый во всех учебниках истории, битва татарина Челубея (Темир-бея) и русского инока Александра Пересвета. Согласно легенде, эти два конника сшиблись копьями в поединке, предваряющем начало грандиозного сражения, и в результате оба пали.

Этот эпизод цитируется по «Сказанию о Мамаевом побоище»: «… Уже близко друг к другу подходят сильные полки, и тогда выехал злой печенег из большого войска татарского, перед всеми доблестью похваляясь, видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его и трех сажен ширина его. И увидел его Александр Пересвет, монах, который был в полку Владимира Всеволодовича, и, выступив из рядов, сказал: «Этот человек ищет подобного себе, я хочу с ним переведаться!» И был на голове его шлем, как у архангела, вооружен же он схимою по велению игумена Сергия. И сказал: «Отцы и братья, простите меня, грешного! Брат мой, Андрей Ослябя, моли бога за меня! Чаду моему Якову — мир и благословение!» — бросился на печенега и добавил: «Игумен Сергий, помоги мне молитвою!» Печенег же устремился навстречу ему, и христиане все воскликнули: «Боже, помоги рабу своему!» И ударились крепко копьями, едва земля не проломилась под ними, и свалились оба с коней на землю и скончались…».

Этот поединок больше он ни в одном историческом документе той поры не упоминается. Поэтому не исключено, что дуэль Пересвета и Темир-бея на самом деле не более чем легенда.

Источник: https://russian7.ru/post/poedinok-peresveta-s-chelubeem-vo-vrem/

Описание картины

Композиция картины довольно проста. Центральное место занимают взвившиеся на дыбы могучие кони, с сидящими на них Пересветом слева и Челубеем справа. Они изображены очень крупно и подавляют собой остальное изображённое на картине. Развевающиеся гривы, оскаленные зубы и свирепые морды делают коней страшными. Ярко выделяется развевающаяся по ветру пёстрая попона коня Челубея и расписной круглый щит, проткнутый копьём русского богатыря. У Пересвета ярко поблескивают на солнце стальной шлем и кольчуга.

Копья противников ударяют в щиты друг друга. Щиты и кольчуги не выдерживают удара и копья протыкают их, вонзаясь в тела богатырей. Челубей слетает с седла лошади от удара копья русского богатыря. С его бритой головы летит красный малахай. Подался назад и Пересвет. Его фигура крайне напряжена, глаза лютой ненавистью впиваются в поверженного врага.

На заднем плане по краям картины стоят уходящие вдаль войска. Игрой красок Авилов передаёт состояние войск перед боем. Скромные, строгие, сероватые тона в левой части картины характеризуют выдержку, спокойствие и уверенность в победе русского войска. Впереди строя на белом коне великий князь Дмитрий Иванович Донской. В битве он получит контузию, но останется жив. Яркие, пёстрые краски татаро-монгольского войска передают их беспокойство и неуверенность в исходе поединка.

Ссылки

  • Авилов М. И. Поединок Пересвета с Челубеем. 1943, Государственный Русский музей — www.virtualrm.spb.ru

Это заготовка статьи о картине. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%BA_%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%81%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%B0_%D1%81_%D0%A7%D0%B5%D0%BB%D1%83%D0%B1%D0%B5%D0%B5%D0%BC_%D0%BD%D0%B0_%D0%9A%D1%83%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%BC_%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B5

В курсе, уважаемый поклонник американских вестернов и лично актера Клинта Иствуда, в курсе, да, такие люди есть. И их много. Можно сказать, тьма-тьмущая, «имя им легион». Но и среди святых есть воины. Вспомним Пересвета, 21 сентября 1380 г. вступившего в прямой бой с Челубеем на Куликовом поле. Вспомним, что его, как и другого монаха — Ослябю, наш великий святой Сергий Радонежский благословил идти в войско Дмитрия Донского. Причем, согласно преданию, и Пересвет, и Ослябя были не просто чернецами, то есть монахами, но и схимонахами — иноками, избравшими предельное отчуждение от мира и от мирских дел ради служения Богу. И вот этих схимников преподобный Сергий Радонежский благословляет на битву — тут не измена словам Христа «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас». Не отречение от принципа кротости — добродетели монашествующих. Тут ситуация, определяемая словами Спасителя: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». Зло в лице многотысячной золотоордынской армии Мамая было сильно, оно угрожало жизням не одного — тысяч, его нужно было остановить.

Этот поединок многое значил. Челубей был не просто могучим здоровяком, сильнейшим из тех, кого мог выдвинуть на передовую Мамай. Челубей был обученным воином. И здесь я имею в виду не только боевую подготовленность. Вот что рассказывает наш современник епископ Митрофан (Баданин). В Троице-Сергиевой лавре есть монах, во времена своей юности увлекавшийся восточными духовными традициями и боевыми искусствами. С началом перестройки он с друзьями решил поехать прямо в Тибет — поступить в какой-нибудь буддистский монастырь. А с 1984 года монастыри Тибета уже были открыты, правда, с ограничениями, но по специальным квотам в них уже можно было попасть, и туда устремилась лавина иностранцев. Как говорят очевидцы, к такому нашествию адептов восточных практик и просто любопытствующих в самих монастырях относились крайне неприязненно. Монастырь — это строгая жизнь со своим укладом, туристы и непосвященные тут только помеха. Поэтому нашего будущего монаха и его друзей ждало разочарование, еще бы! Они так стремились к этому возвышенному учению, к этому братству, духовным подвигам, мантрам, молитвам, проделали такой долгий путь, приложили столько усилий, а к ним да и ко всем приезжим такое, мягко говоря, отнюдь не возвышенное отношение. Недружелюбие продолжалось до тех пор, пока тибетцы не узнали, что перед ними русские. Вот тут все изменилось — в миг, чудесным образом. Услышав, что приезжие русские, монахи начали переговариваться между собой, оживились, и в разговоре зазвучало слово «Пересвет».

Оказалось, имя русского монаха, жившего шесть столетий назад, записано в особой святой книге, где тибетцы фиксируют важнейшие духовные события. Победа Пересвета над Челубеем была занесена туда как раз как такое выдающееся явление, выпадающее из привычного хода вещей.

Пересвет вступил в бой не просто с воином, но с силами демоническими

И тут, через шестьсот лет, «случайно» выяснилось, что противником нашего схимонаха Пересвета во время Куликовской битвы был не просто опытный воин и богатырь. Челубей был тибетским монахом, прошедшим подготовку не только в системе боевых искусств Тибета, но и освоившим древнейшую практику боевой магии — Бон-по. Причем Челубей достиг вершин этого посвящения и обрел статус «бессмертного».

«Словосочетание «Бон-по», — поясняет епископ Митрофан, — можно перевести как «школа боевой магической речи», то есть искусство борьбы, в котором эффективность приемов боя беспредельно возрастает за счет привлечения путем магических заклинаний силы могучих сущностей потустороннего мира — демонов (бесов). В результате человек впускает в себя «силу зверя», проще говоря, превращается в единое существо с демоном, некий симбиоз человека и беса, становясь бесноватым. Платой за такую услугу является бессмертная душа человека, которая и после смерти не сможет освободиться от этих жутких посмертных объятий сил тьмы. Считалось, что такой монах-воин практически непобедим. Количество таких избранных духами воинов-тибетцев всегда было крайне невелико, они считались особым явлением в духовной практике Тибета. Поэтому-то Челубей и был выставлен на единоборство с Пересветом, чтобы еще до начала сражения духовно сломить русских».

И еще один важный момент. Удивительный бой не раз вдохновлял художников. Самые известные, пожалуй, картины Васнецова и Авилова явно не точны. Дело в том, что на этих полотнах оба воина изображены в доспехах, что искажает глубинную суть происходившего. Наш современник, гениальный художник, так рано покинувший мир, Павел Рыженко увидел сюжет точнее: Пересвет выходит на схватку без доспехов, в облачении русского монаха великой схимы и с копьем в руке. Потому-то он и сам получил тяжелую рану от Челубея, но «бессмертного» убил. Как в схватке библейского Давида против исполина Голиафа, наш Пересвет вышел на бой не в доспехах и с совершенным оружием, а защищенный именем Бога и во имя Его: «Не мечом и копьем спасет Господь! С тобой сила, а со мной Господь!» Победа Пересвета над Челубеем стала не просто вдохновляющим примером для всего войска: монах-схимник, монах, отвергнувший заботы мира, принял вызов силы тьмы в прямом, буквальном смысле слова.

Предвижу вопрос от таких же, как автор сегодняшнего письма, поклонников полковника Кольта: «Но ведь Бог-то его и не защитил». Да, Пересвет отдал свою жизнь «за други своя», за Родину, во славу Господа. Но жизнь человеческая, и особенно жизнь святых, не ограничена рамками этого мира. Кстати, так же, как битвы добра со злом. Они ведутся не только здесь…

Источник: http://monomah.org/archives/7817

Рубрики: Записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *